mbk313373

Михаил Ходорковский

17 августа 2018

F

Никто из нас не забыл трагедию в ЦАР. Много людей продолжает работу, чтобы понять причину убийства и установить виновников.

Сейчас про другое: зачем нужно само расследование «Российские наемники», что хотели сказать своим фильмом погибшие кинодокументалисты, чего хотят добиться те, кто сегодня продолжает это опасное дело?

Наши оппоненты приводят два основных аргумента за бесполезность затеянного: все знают, что в ЦАР находятся наши гражданские специалисты и  во многих странах ЧВК действуют легально.

Во-первых про «гражданских специалистов» это ложь — людей, в военной форме и с автоматическим оружием на улицах городов только прожженные лжецы могут называть «гражданскими специалистами».

Во-вторых и в главных: я, например, совершенно не являюсь противником легально действующих ЧВК.

Считаю, что добровольное, конкурентное исполнение части полицейских и  военных функций — для общества гораздо более эффективно, чем содержание бюрократических, закрытых, государственных структур.

Главным же  отличием желаемой ситуации от ныне существующей, является именно  легальность и сопутствующий ей общественный контроль над тысячами людей, обученных профессионально убивать.

Сегодня эти люди знают: по  российским законам их деятельность — уголовное преступление и любое признание о своей службе в рядах наемников, о решаемых ими задачах, о  методах, о покровителях легко превращается в обвинительное заключение и  годы тюрьмы.

Они преступники. Вооруженные, обученные, подчиняющиеся своим неизвестным командирам, преступники. Которые в любой день и час могут всплыть на улицах российских городов, со своим африканским опытом, по команде своих, неизвестных командиров.

Вот это настоящая беда. Вот именно с этим: нелегальностью, отсутствием общественного контроля над столь опасной сферой надо бороться.
Деятельность ЧВК должна быть раскрыта, легализована и поставлена под жесткий общественный контроль.

В этом я вижу нашу политическую задачу.

Оригинал

Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге пройдет Марш матерей с требованием освободить из СИЗО 18-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик. Их отправили туда по насквозь фальшивому «делу Нового Величия». Позорный провокатор подвел малолеток под антиконституционную статью про экстремизм.

Теперь они в настоящей, взрослой тюрьме. Там совершенно не место детям и женщинам, не совершившим ничего ужасного.

Я не могу призывать вас выйти на акцию, в которой сам, по объективным причинам, не принимаю непосредственного участия. Но я хотел бы выразить свое глубокое уважение и поддержку организаторам Марша: Анне Наринской, Татьяне Малкиной, Варваре Горностаевой, Марии Шубиной, Ольге Гринкруг, Анне Качуровской, Татьяне Лазаревой, Яне Трояновой.

Наши «правохоронители», чья профессия — защита высокопоставленных казнокрадов направили им антиконституционное «предостережение».

Хочу напомнить, мы дважды были на баррикадах, защищая Конституцию, которая закрепила право каждого собираться мирно и без оружия для выражения своего мнения.

2966326

Попытка отнять это право в конце концов будет разрешаться опять на баррикадах.

И великодушного прощения те, кто смеет издеваться над женщинами и детьми — не ждите!

2966328

2966330

Оригинал

Крайне сожалею, что некоторые люди, включая Максима Шевченко, говорят про погибших по сути: «они поехали за длинным рублем». Это ложь.

Люди плохо понимают практику работы некоммерческих организаций. Мы не получаем доходов от финансирования подобных проектов. Мне не выставлялись никакие отдельные требования по оплате группы за выезд (как планировалось в бюджете — в Сирию). Более того, говорилось, что группа готова ехать бесплатно. Нужно только профинансировать затраты.

Аванс за всю работу был тоже крайне незначительный и давал лишь возможность тратить время на проект. Да, команда видимо планировала заработать, но, как я понимаю, лишь путем продажи своего фильма.

Оригинал

03 августа 2018

Накипело!

Накипело! Господин Соколов говорит мягко скажем непроверенные и спорные вещи, попутно оскорбляя не только меня (я после прокурора Лахтина — иммунный), но и людей, занятых очень важным расследованием. Как павших, так и  живых.

2961474

Он утверждает, что в ЦАР безопасно можно путешествовать только в составе крупной вооруженной группы. Это ложь.
В ЦАР работает достаточное количество европейцев, американцев и  русских, с которыми мы сейчас подробно общаемся. Это опасное место, но с охраной там передвигаются только в определенные зоны. Группа туда ездить не планировала.

Он утверждает, что группа была без денег. Это ложь.
У группы только наличных было 8,5 тыс. Что по местным меркам достаточно для найма в сопровождение 100 местных или 10 «сторонних» вооруженных бойцов. А это были далеко не все их ресурсы.

Он  утверждает, что группа не организовала правильную работу на месте (и перечисляет ряд позиций, которые делаются именно на месте) Я не знаю откуда у него такие знания специфики работы военкорров. У меня их нет, поэтому я и не лезу в организацию того, чего не понимаю, но я не стал бы  оскорблять недоверием павших профессионалов (все трое имели опыт работы на войне).

Он утверждает, что группа была нанята «по дешевке». Это оскорбительная ложь.
Господин Соколов не знает бюджета командировки, но мог бы понять по  стоимости аппаратуры и по сумме наличных на руках. Более того он  оскорбляет людей, которые не могут ответить, что они — профессионалы, поехали «по-дешевке», а не ради амбиции снять сильный материал.

К  слову про материал, господин Соколов тоже лжет, говоря, что не понимает «что там можно было нарасследовать» вторя госпоже Захаровой. Но она хоть по должности, а господин Соколов ради красного словца. Сейчас деятельностью ЧВК и Пригожина по всему миру занимаются много классных журналистов и это не просто так. К слову, почему такая уверенность, что это только «Вагнер»?

«Классные профессионалы, поехали в  самоубийственный вояж, по-дешевке и вели себя в поездке, как дилетанты» — немного противоречиво, не правда ли?

А «Ходорковский, (который ни разу не военкор) должен был не просто дать деньги, а сам организовать охрану (ну или нанять на эту работу кого? Не Орхана же? Может Соколова?). И тогда, если произошла бы трагедия, можно было бы с полной правотой сказать «непрофессионал влез не в свое дело и вот результат».

А может все чуть иначе? Людей заманили в ловушку те, про кого «нечего рассказывать» . Что бывает и с профессионалами, а наша задача помочь родным пережить беду и почтить их память, не оскорбительной ложью, а  вытаскиванием на свет божий убийц и тех, чьи делишки те покрывали. Случайно или по заказу.

Мы с коллегами занимаемся именно этим.
Присоединяйтесь.

Оригинал

Друзья, за прошедшие сутки с момента информации о гибели Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, я получил ряд вопросов, на которые считаю важным ответить или повторить ответ.

Я несомненно ощущаю тяжелый груз. Это не первый раз в моей судьбе, когда гибнут люди, с которыми я работал или с которыми стоял рядом в опасных ситуациях или за которых нес ответственность. Тяжелое время, трудная роль руководителя больших коллективов в опасной работе. Мне с этим жить.
Мои глубокие соболезнования тем, кому еще тяжелее.

Лучший способ почтить память погибших — доказать, что их смерть не напрасна, довести расследование до конца. Выяснить кто их убил и почему.
Я никогда не сдавался и не собираюсь. Я беру риск сам и честно рассказываю о риске тем, кто со мной работает. У нас не так много способов останавливать преступную практику. Главный из них — рискуя жизнью рассказывать правду.
Мое искреннее почтение этим смелым людям.

Регулярно спрашивают про помощь семьям погибших в трагической ситуации. Естественно помощь оказывается и будет оказываться. Если люди захотят — расскажут.

Мы с моими коллегами благодарны тем, кто тоже решил помочь. Дело не в деньгах — они есть. Дело в желании поддержать. Огромное спасибо!
Что касается безопасности. Было бы странно с моей стороны навязывать решение этой проблемы профессиональным военкорам с большим опытом. Они были одними из лучших в России специалистов. Все что им было нужно, обсуждалось ими напрямую с главредом, запрошенные ресурсы предоставлялись. Поездка ими оговаривалась с миротворцами ООН, представителями повстанцев и официальными властями.
Причины отказа от сопровождения и выбора именно такого маршрута, такого времени и способа передвижения нами выясняются.
Относительно страховки. Средства, выделяемые на проект предусматривали страховку, однако если с этим возникнут проблемы, ЦУР возьмет на себя расходы.

Вопрос о моей личной вовлеченности в проект «Российские наемники» — я дал на него деньги. Это далеко не единственный подобный мой проект. Проект был разработан группой профессиональных журналистов-расследователей и представлен мне главным редактором ЦУРа. Считаю его важным, поскольку в нашей стране власть слишком часто любит покрывать свои темные делишки ссылкой на «частных лиц».
В России наемничество неурегулировано законом, непрозрачно и является уголовным преступлением. Тем не менее первые лица государства не стесняются говорить об одобрении этой практики, что делает ситуацию особенно опасной.
Теперь моя вовлеченность в расследование будет гораздо глубже.

Оригинал

Я получил неофициальное, но достаточное подтверждение гибели всех троих членов съемочной группы: журналиста Орхана Джемаля, оператора Кирилла Радченко и режиссера Александра Расторгуева.

Эта группа работала совместно с моим проектом «Центр управления расследованиями» (гл. ред. Андрей Коняхин) над расследованием «Российские наемники».

Это были смелые ребята, которые привыкли не просто собирать материал, а хотели «пощупать» его своими руками.

Я до последнего надеялся на чудо, что они попали в плен, что их можно вытащить.

Вечная им память.

Глубокие соболезнования родным.

Я приложу усилия к установлению виновных.

Оригинал

Где пределы сотрудничества с властью? В какой момент дОлжно сказать: «Мы по разные стороны баррикады»?
Вопрос для меня актуальный. Я на баррикадах был.
Дискуссии идут уже давно и с «переходом на личности». Пенсионная реформа и ожидаемое «закручивание гаек» делает конфликт жестче.
Моя позиция однозначна: никакой поддержки Кремлю и его правительственной прислуге.
Однако среди тех, кто сегодня работает на власть немало уважаемых и даже дорогих мне людей.
Кто-то из них лечит людей и справедливо утверждает — без помощи, без согласия Кремля, денег не дадут и люди погибнут.
Кто-то занимается культурными проектами и так же справедливо рассказывает, как кремлевские прихвостни в обмен на выделение денег на  культуру требуют «жестов лояльности».
То же говорят учителя, ученые, экономисты, предприниматели…
Только вот надо помнить:
убедив себя и рассказывая публично о, например, «необходимости пенсионной реформы» эти уважаемые люди лгут и себе и окружающим, поскольку понимают, что реформа нужна, но тогда, когда большие пенсии и  нет сырьевой ренты, а не тогда, когда эта самая рента украдена или попросту просрана (извините за мой французский) самим президентом и его друзьями!
Выступая например «доверенным лицом» этого президента они лгут, что верят в компетентность человека, как руководителя страны, хотя итоги его работы очевидно говорят — он компетентен лишь в удержании власти…
Принимая сегодня «правительственную» награду — лгут, что это награда страны за работу, нет, они понимают — это дешевая подачка за  лояльность, ставящая в один ряд с Кадыровым, Кириенко и Киселевым, а не с  Юрием Рыжовым и Виталием Гинзбургом, которым с 2000 года наград не  давали.
Могу ли я их осуждать? Нет, только сожалеть — жизнь одна…
Мы даже можем союзничать там, где это нужно для блага страны.
Наказанием за сервильность станет собственная совесть. Поверьте мне — это больно.
Но жесткий водораздел не здесь.
И найти его не трудно: нарушение основных прав и свобод человека. Пытки в интересах власти, убийства, незаконное лишение свободы, пропаганда ущемления прав, воровство, коррупция, рэкет, фальсификация выборов…
Те, кто делают это или, находясь на соответствующих позициях, покрывают делающих. Здесь точка, когда союз становится невозможным — только  переговоры о правилах войны или условиях их сдачи.
Мы — граждане одной страны, мы претендуем на одну землю. Отказ от возможности союза, компромисса с существенной частью общества — это война. Гражданская война.
Возможно ее уже не удастся избежать, но попытаться, не расширяя число врагов за пределы необходимого — нужно.

Оригинал

Без особого злорадства наблюдаю за делом начальника СК по Москве Александра Дрыманова. После тюрьмы заметил — невольно сочувствую «сидельцам». Он далеко не первый, занимавшийся «делом ЮКОСа» и попавший под каток. До него были Никандров и Довгий, а так же несколько менее известных.

Знаю — будут и другие. Такова логика существования авторитарного режима в период заката. Убежден — эти люди совершали корыстные преступления и получали индульгенции, за которые рассчитывались исполняя политические заказы. Только вот индульгенции оказались временными…

То, что мы видим совсем не торжество справедливости, а лишь новый политический заказ. И исполняться он будет с минимальной оглядкой на законность. А значит никак не поможет становлению правового государства. Скорее еще немного затруднит это становление, поскольку пожелания «начальства» будут исполняться еще трепетнее в тщетной надежде избежать неизбежного.

Если не учитывать ФСБ, где выиграли одни управления и проиграли другие, то главный «бенефициар» этого этапа «восторжествования законности» — тот самый грязный прокурор Чайка. Чьи дети, такие удачливые предприниматели, теперь совладельцы платных туалетов московского метро и не только…

Чайка ничем не лучше Бастрыкина (скорее гораздо хуже — тот хоть пьет). А ближайший советник Чайки — Каримов, гораздо хуже Дрыманова. Каримов и его приспешница Русанова помимо коррупции прямо замешаны в пытках и доведении до смерти юриста ЮКОСа — Алексаняна.

Их время еще не пришло, но придет обязательно. Сейчас же очень важно, чтобы никто в мире не мог делать вид, что имея дело с путинскими чайками, он имеет дело с настоящими служителями закона.

Это бандиты и прислуга бандитов, узурпировавших власть в России. Время и наша общая работа сорвет с них маски.

Оригинал

Ни разу не болельщик (все свои дела с футболом закончил в 14 лет:), но чемпионат не только футбольное событие (а может и не столько футбольное:), во всяком случае в России. Поэтому регулярно слежу за комментариями на тему.

Вообще футбол оказался интересным проявителем реальной самоидентификации людей в национальном плане (национальном в смысле гражданской нации, а не этнической принадлежности).
Ведь гражданская нация это не только язык и история, а еще и общее в восприятии настоящего и будущего, причем когда общее важнее различий.

Сегодня, не до конца сформировавшаяся русская (российская) нация, испытывается на разрыв отношением к коррумпированному авторитаризму, к безумной централизации ресурсов и властных полномочий, к конфликтам с родственниками-соседями, когда пропало ощущение перспективы, любой человек, ощущающий себя частью российской гражданской нации, инстинктивно ищет возможность зацепиться хоть за что-то, что позволит сохранить столь важную общность до лучших времен.

В этом плане у нас мало чего есть кроме школьной программы и Дня Победы, но и их пытается монополизировать Кремль.

Вот теперь футбол. Праздник, организованный за общенародные деньги, людьми, на эти деньги нанятыми.
Не без недостатков, но достойное качество организации, достойная игра нашей сборной, относительно приличное поведение полиции…
При этом, конечно, часть денег украдено, часть работ выполнена халтурно, власть пытается воспользоваться праздником, чтобы укрепить свои позиции и представить себя в лучшем свете в глазах мирового сообщества…
Как люди оценивают происходящее?

«Спасибо великому Путину за подаренный праздник!» — позиция холопов и корыстных лизоблюдов. Первые заведомо считают себя людьми второго сорта — «барин уделил нам малую толику! Возрадуемся!». Вторым наплевать на «высокие материи» — важна только близость к кормушке. И те и другие — не идентифицируют себя как часть гражданской нации. Одни в лучшем случае «подданные», другие просто паразиты в биологическом смысле. Русская гражданская нация будет создаваться без них.

«Чем хуже, тем лучше. Чем лучше, тем хуже. Все, что всех объединяет — на пользу режиму. Долой общие праздники…» — чтобы про себя не думали приверженцы такой позиции, объективно они ведут к разрушению русской гражданской нации, возможности создания российского национального государства.
Трудно осуждать тех, чья собственная жизнь под угрозой, кто потерял родных и близких «благодаря» Кремлю, кто просто ощутил себя частью другой нации, но страдает от боли по былому… Но как бы то ни было, если русская гражданская нация будет создана, то безотносительно к их желаниям.

«Это наш общий праздник! Пошли в ж..у все те, кто хочет его украсть…» Может это и не очень интеллигентно по форме, а так же не вполне корректно по отношению к тем, кто сопереживает людям, страдающим в застенках, но кто сказал, что строительство гражданской нации в стране с такой историей, как наша, будет выглядеть приятно для глаз?

Объединение людей вокруг участия своей страны в организации международного праздника — прекрасный элемент национального строительства и от всех нас зависело (и зависит), чтобы он был именно им, а не тем, чем хотел бы его сделать Кремль — новым водоразделом внутри общества.

Оригинал

(Видео от 12.06 — прим.ред)

По ситуации во Владивостоке, где полиция напала на активистов движения Открытая Россия, участвовавших в создании 31 отделения движения.

Несколько активистов избиты, председатель движения Открытая Россия Андрей Пивоваров и пресс-секретарь ОР Наталья Грязневич с активистами задержаны и находятся в отделении полиции во Владивостоке. Также задержан координатор штаба Навального.

Правозащита Открытой России о ситуации с задержанием активистов Открытой России во Владивостоке:
«При задержании сотрудники полиции значительно превысили свои полномочия, применяли насилие, не адекватное обстановке. Правозащита Открытой России готовит жалобу в Следственный комитет, в случае невозможности защитить нарушенные права задержанных в РФ, мы готовы обратиться в ЕСПЧ».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире