Яростные споры по поводу второсортного сериала «Оттепель» были прикрытием для жесткого столкновения куда более существенных позиций. Речь, безусловно, шла не о допустимости тех или иных эстетических приемов, и даже не о художественной достоверности красивостей несуществующего времени, а о допустимости конформизма и пределах этой допустимости в культуре и обществе. Под видом кухни кинематографа (совершенно неправдоподобной, о чем в своих интервью сказали, например, Марлен Хуциев и Марк Захаров), нам демонстрировали кухню жизни мажора — сынка высокопоставленных родителей, смакующего свои детские и юношеские воспоминания, перебирающего их перед нами как красноречивые и драгоценные четки. Ничего в этом нет предосудительного, но в том, как остальные мажоры и стеснительные конформисты принялись отстаивать право на свою аристократическую жизнь, наконец-то появилась система. Спасибо, «Оттепели». Увы, Россия кастовая страна — она была такой в советское время, после перестройки, такой остается и сейчас. Люди неравны по праву рождения, и все или почти все в этой феодальной стране принадлежало и принадлежит мажорам. Раньше только это были дети советских чинуш от политики и культуры, а сегодня это великовозрастные оболтусы от бизнеса и путинской корпорации. Именно они главные бенефициары путинского режима, как раньше были бенефициарами совка и его партийных бонз. Нам только кажется, что мы боремся с коррумпированным режимом старых лысых дядек и их толстых старообразных жен — главными смакователями жирных сливок являются их прекрасно одетые и прекрасно выглядящие дети, мажоры, как всегда неплохо образованные и социально ангажированные, которые будут отстаивать свое право на особую жизнь до конца, в том числе при спорах о таких вроде бы символических вещах — как своеобычность сериала «Оттепель». Именно они не хотят сегодня разговора о конформизме их советских родителей, их собственном конформизме, и потому конформизм как таковой истолковывают как вид эстетического и психологического эксперимента. Потому на самом деле и путинским казнокрадам до лампочки Ильича как живут другие от зарплаты до зарплаты, т.к. это никогда не интересовало мажоров — наследников счастливо (бесчестно) полученных состояний, жестоких и инфантильных, как сама корявая русская жизнь.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире