У меня к вам вопрос про Навального. Даже два. Первый: вам он всерьез нравится? Второй: вам он всерьез не нравится? Знаете, а мне до него вообще нет дела. Ни до его фирм в Черногории, ни до его адвокатской практики, ни до его нацистских замашек.
Навальный — не человек в электоральном смысле слова. Навальный — функция. И еще Навальный — протест.

Объяснюсь.

Одна из важных функций гражданского общества, как я ее понимаю, — засветить блондинку из Росстата, когда она прикупает себе тачку за 5 бюджетных миллионов. Одна из функций гражданского общества — следить, рыть, копать под чиновных владельцев шубохранилищ. То есть не давать им спокойно спать за высокими заборами. То есть раздражать. То есть контролировать.

И еще Навальный — протест. Нет, он не выиграет эти выборы. Нет, даже второго тура не будет. Но это не важно. Важно другое: нас слышат и услышат. Нас видят и даже начинают бояться. Когда нас заметят, с нами начнут, наконец, считаться. Наивно, супер.

Даже если Навальный сам ходит в Кремль, даже если так, даже если с ним уже ведут переговоры, это же офигеть как круто!
Такое банальное словосочетание — протестное голосование. Слушайте, ну сто раз проходили уже. В 96-ом голосовали против коммунистов, а не за Ельцина. Потом голосовали за Справедливую Россию, помните? Ну не за Миронова же! А против.
Знаете, мне плевать на вполне предсказуемый результат. Но мне не плевать на то, о чем лучше всех сказал МакМёрфи: «Но я хотя бы попробовал это сделать, черт побери!» Да, я хотя бы попытаюсь.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире