Нет, серьезно, вот вы зачем это делаете?
Я все понимаю: у вас перегибы на местах, у вас судьи – все как на подбор бывшие прокуроры, у вас силовики – верные псы режима, лижут пятки аж до костей. Но меня то вы злите – зачем?

Я ж не оппозиция, как сказал один очень известный журналист, «я тут живу, понимаете?».

Я в вашем вузе лучшем училась, я работаю как конь, я налоги плачу, я такая умная и красивая, что любая страна мной гордилась бы.

И я готова вас поддерживать, как многие поддержали в 2000-ом.

У вас же полно достоинств: деньги, ресурсы, интеллект, спортивное телосложение…
Вы ж если пьете, то пиво, если целуете, то детей, если любите, то красавиц.

И деретесь, наверное, один на один, да?
И правила дорожного движения не нарушаете, да?

Объясните тогда мне, почему страна у вас другая получается, и чем дальше, тем хуже?

Пока вы формулируете, я вам про себя кое-что объясню.

Я всегда относилась к вам вполне лояльно.
Секрет этой лояльности заключался в том, что вы не лезли в мой дом, в мою постель и в мою душу. Если вы сажали, то олигархов, если пилили, то заводы, если ссорились, то с США. Меня это не раздражало, как и не раздражает Олимпиада: я никогда не была (и не стремлюсь) в Сочи, и я все равно не увижу этих миллиардов. То есть вы создали уникальную систему, полностью подчиненную вашим интересам, но не затрагивающую мою личную жизнь. Я училась, работала, получала свои рублики (хватало на ремонтик, на кредитик и даже на отпуск в Египте), болталась по магазинам, законов не нарушала. То есть жилось мне с вами вполне не пыльно.

А потом…
Потом что-то где-то пошло не так. Вам вдруг стало интересно и важно, в кого я верю, с кем сплю, какие фильмы смотрю. Оказалось (тоже вдруг), что я живу и думаю неправильно. А правы – те, кто сажает девок на два года за танцы, кто засовывает поддатому мужику бутылку в известное место и кто дает семь лет строгача школьному учителю. И у этих правых очень длинные руки, а у меня – очень короткий поводок.

Оказалось, то, что кажется бесчеловечным, грубым и нечестным мне, вами одобряется и поощряется.

Исчезло великодушие.
Испарилось милосердие. Справедливость сдохла с тоски.

И вот, я чувствую злость.
Я похожа на очень сердитую красную птицу. Может, вы меня заметили в день приговора Навальному, когда смотрели в окно?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире