23:58 , 10 августа 2012

Конфликт политических и администрации в спецприемнике на Симферопольском

Спецприемник на Симферопольском бульваре в Москве принимает в свои стены лиц, административно арестованных на срок от суток до пятнадцати. В спецприемник вы можете попасть, если распиваете алкоголь на улице, шаритесь по ней в состоянии алкогольного опьянения, водили машину без прав или ругались матом и оказались в поле зрения сотрудников полиции. В спецприемнике вам предложат спальное место в камере на полтора десятка человек, правда, зачастую без белья, трехразовое питание, правда, часто остывшее, и душ на этаже раз в неделю. Вы сможете получать передачу с лимитом 10 кг на всё время отсидки (вода и книги не включаются). Холодильников и телевизоров там нет, но с воли вам могут передать газеты и радиоприемник. Короче, две звезды, или сколько вы поставите такому учреждению? Да, еще матрасы очень старые, и вся начинка из них вылезла сто лет назад, так что ощущения будут, как будто вы спите прямиком на железном каркасе. И из «очка», которое вместо унитаза, на пол будет брызгать вода.

В спецприемнике на Симферопольском в женской камере сидят девчонки, которых шесть, а кроватей почему-то пять. На наш вопрос, почему пять? — сотрудник отвечает: не беда, щас еще одну принесем. Сидят девчонки, курят. Кто за алкоголь, кто за наркотики, кто за ДТП. Сидит в камере киргиз, гражданин РФ, который очень возмущается отсутствием прав у ребят из Средней Азии. Паспорта только дали, прав не дали. Если бы, говорит, был он парнем из России или с Кавказа, — не сидел бы здесь. Зарабатываем копейки, и с тех половину менты снимают, и кому жаловаться? Сотрудники избили, посадили. Хочется выйти и судье отомстить: он ей всё это говорил, а она не слушала… Впрочем, сам виноват — пьяный на метро «Пушкинская» решил получить жизни младшего брата (а это у нас, ребят из Средней Азии, так принято) и дважды дал ему затрещину. Откуда ни возьмись появились сотрудники, избили так, что на теле до сих пор кровоподтеки, отвезли в ОВД «Таганский» и там добавили. И дали 10 суток. Деньги снимают — ладно, но почему бьют нас? Сколько можно терпеть? Мы — люди или поросята какие-то? Работал официантом… теперь новое место работы искать придется. Кому жаловаться? Может быть, президента Путина? Ага, завтра… А если кроме шуток — очень обидно, несправедливость.

Камера политических. Тут надо пояснить, что до недавнего времени отношения администрации и политических строились на принципах доброжелательности и взаимопонимания. Все люди подневольные, мы вас понимаем — вы нас поймите… И все как-то понимали и входили в положение. Так было до того, как в часть политической оппозиционной тусовки не вошло новое поветрие: не представляться, не разговаривать, не подметать, не сотрудничать с псами режима. А если что-нибудь им и говорить — так такое, чтоб им стыдно и обидно стало. Типа «фиг тебе, позорный мент». Или «свободен». Но тут надо отдавать себе отчет, что досвидос в таком случае скажут тебе и доброе отношение, и дополнительный душ. А что — по инструкции душ раз в неделю полагается, по субботам, даже в жару. В общем, либо по инструкции, либо — по-хорошему. Я не говорю, что это правильно. Я говорю, что так повелось. Юрий Емельянов жалуется на это всё. Он написал письменный протест. Что хамят, что заставляют убирать камеру и двор, угрожая запретить курить в камере. Куцые матрасы в потеках крови и мочи — пытка в форме лишения сна. Плюс отсутствие белья. Три дня не работал унитаз. После скандала починили, но теперь вода выхлестывается на пол. Принять душ — отказ. Угрожают лишить передач. Всё определяется личной прихотью недовольного сержанта или прапорщика. Отношение, возмутительно унижающее человеческое достоинство, «тыкают» кому попало. Любая просьба или замечание вызывают ухмылки. Но все, кто сидит по ст. 19.3 (неповиновение законному требованию сотрудника полиции) — сидят по сфабрикованным делам и у них отношение к органам правопорядка самое негативное. Многие не разговаривают с сотрудниками полиции, что вызывает их гнев и последующие лишения. Мы ненавидим их — они ненавидят нас.

Дошло до того, что когда Емельянов утром лежал на кровати, вошедший капитан Сергей Кутузов дернул его за ус со словами «у ты, Тарас Бульба». И, видимо, ждал ответного насилия, готовясь снять его телефоном. Сокамерники бросились Емельянову на помощь, а Кутузов сказал: ага, это нападение на офицера полиции! Это провокация была, бесконечно подлый человек… Это так говорит арестованный Саксонов Григорий. А еще он просил для Емельянова таблетки от сердца, для человека, перенесшего два инфаркта. А сотрудник в ответ: ты их сожрешь! Что он — сумасшедший, чужие таблетки жрать? А Емельянов за таблетки расписываться отказался. С трудом его убедила адвокат. Говорит: я готов был пожертвовать здоровьем, чтоб не общаться с этими гнидами… Винярский Максим, гражданин Беларуси, арестованный за акцию на козырьке библиотеки у суда над Пусси Райот, говорит: у вас сотрудники какие-то озабоченные. В ОВД «Хамовники» офицер полиции угрожал засунуть бутылку. Чтоб сидел у себя в стране и не высовывался…

Дмитрий Смирнов. Задержан сегодня утром у себя дома. У мамы отобрали ключи, когда она выходила во двор кошек кормить. Не отдавали. Но умыться и собраться позволили. Задержан за акцию с другороссами с транспарантом «Россия без Путина» у метро Новокузнецкая.

Камера политических. Стены исписаны ручкой. От Мурад Дагестан Избербаш. До «Смерть кремлевским оккупантам!» От Асиф, гянджа до «все мусора е-ся в ж…» От цитаты «недостаточно сочувствовать жертвам агрессии, нужно разделить их судьбу. Эрнесто Че Гевара до неприличного стиха «Путин, ж+++ не крути, попадешь под нары// И тебе там не уйти от анальной кары.,

Но, для справедливости, дадим слово и тюремщикам. У них тоже есть своя правда. Зря Емельянов хамит мне, я за него наоборот переживаю, чтоб он он лекарства получил, поел вовремя. Лежит, как бирюк, на этой свой кровати, он обижен на весь мир, а страдают мои сотрудники. Мы в свободное время в глазок смотрим и слушаем, они наговаривают и провоцируют на какие-то действия, а мы не реагируем. Мы слышим: они говорят: а давайте скажем, что они нас бьют, а давайте спровоцируем здесь бунт, это не будет еще насилием? Люди по 40 лет лишения свободы, по 8 ходок имели, и то никогда так себя не вели. У нас монстры политические — у нас Навальный, Удальцов, Яшин сидели, Лимонов был — тот вообще… В свои годы выглядит как мы в восемнадцать. В шесть утра вставал и начинал в камере убирать. А эти что… К дверям подставили пакет с мусором, который убирать отказываются, целую пирамиду собрали, позвали сотрудника. Тот открыл дверь — весь мусор вывалился в коридор. Мы говорим: убирайте, они — вам нужно, вы и убирайте. Сами убрали мусор. «За усы дернул….» я просто подошел, попросил представиться.» Никто никогда с нами так себя не вел… В общем, надо отдать себе отчет, что отношения политических с администрацией вышли за пределы обычного человеческого «ты мне — я тебе» и перешли в сферу жесткой конфронтации. «Вот борода» был — он спокойный, но под влиянием усатого начинает из себя выходить. «Пошел отсюда», «ты свободен» — их любимые словечки…»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире