Посетили сегодня СИЗО «Лефортово» с целью поиска Иссы Хашагульгова, которого не нашли, поскольку в ночь с 10 на 11 он этапирован неведомо куда. Может, во Владикавказ.

Были у Мухачева Антона, он подтвердил, что с общением с его адвокатами есть проблемы: для того, чтоб к нему попасть и пообщаться, им приходится занимать очередь с девяти, а то и с шести часов утра. В связи с чем суд постановил, что он умышленно затягивает ознакомление с делом. Мухачев сидит в СИЗО более полутора лет, обвиняется по экстремистской статье и по мошенничеству. Сам он бодр, обаятелен, делит двухместную камеру с «товарищем из Дагестана». Смеется, что хотел якобы мошенническим путем получить власть в России. Просит пожаловаться на ситуацию с адвокатами, поскольку уже не ему, а кому-нибудь еще это очень пригодится. Улыбаясь, сказал, что лучше вести себя так, чтоб сюда не попадать…

Заходили к Рожневу Игорю Валентиновичу, уже осужденному по «делу Изместьева» на 14, что ли, лет (так вспомнил сопровождавший нас полковник), а теперь обвиняемому по новому обвинению. Тот жаловался, что присылаемые ему ответы из разных инстанций не отдаются ни в оригинале, ни в копии ему на руки. Это как бы «платная услуга» — ксерокопирование ответа, но то ли ксерокса нет, то ли денег у некоторых заключенных нет, — но зачастую на руках ответов не оказывается. Поговорили об этом с администрацией. Жаловался на отсутствие в камере горячей воды, которую «уже два года обещают».

Не прошли мимо Алексея Дудко. 14-го апреля у него первый суд, куда он приглашает всех желающих. Дудко обвиняют в трех граммах героина и сборке взрывного устройства. А пока он сидит в СИЗО, его методично лишают квартиры. Напоминаю, что все, кто хочет помочь его жене Мадине, матери двоих маленьких детей, может передать помощь мне или Михаилу Кригеру. Я уже поняла, что мусульмане не очень жаждут помогать принявшему ислам Дудко, так что это — обращение ко всем людям доброй воли. Мадина очень нуждается в финансовой помощи.

И как было не зайти к Квачкову. Я записала в тетрадку несколько его высказываний, но не буду их цитировать, а то за экстремизм непонятно кого закроют — меня или его, а, возможно, и нас обоих глубоко закатают. Его проблема такая, что он желает встретиться со священником, а духовник его принадлежит не к э… к «голубому пархатому патриархату» патриарха Содомского и Гоморрского, а к РосПЦ, а во встрече с именно таким священнослужителем суд ему отказал, в специальном заседании, которое, к возмущению Квачкова, было закрытым. Язва пока в норме. Постится. Ладно, всё же откажусь от вкусных цитат из Квачкова, но когда мы вышли, то хором с нашим сопровождающим сошлись на том, что если и когда Квачков освободится и придет к власти, то он нас всех просто повесит, не разбираясь, где тут тюремщик, а где правозащитник…

К Тазиеу и Фатиме Евлоевой не зашли, поскольку они обедали, а потом молились, и мы решили их не отвлекать. Зашли к Ахмеду Евлоеву 16-ти лет. Поэтому сидит в камере один. Парень как парень, молчалив, скован, книг не читает, имеет при себе молельный коврик, смотрит телевизор. Закончил девять классов, хотел поступать в техникум на автомеханика, да вот не успел. Имеет какое-то отношение ко взрыву в аэропорту, я правильно проняла? Сам говорит, что ни в чем не виноват, его подставили. Кто подставил? Брат, похоже. Но он, брат, сам уже убит. Ингушетия она такая Ингушетия… Как и Чечня с Дагестаном — такая изнанка России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире