12:56 , 06 декабря 2013

Очередная странная инициатива ФСИН и позиция Антона Цветкова

Теперь Минюст и ФСИН решили запретить заключенным читать книги о войне и революции, то ли призывающие к войне и революции. Из текста неочевидно. Но главное — как можно больше всего запретить. К сожалению, этот подход в системе превалирует. И вот что говорит Антон Цветков:

— В последнее время случаи возникновения экстремизма и радикализма во ФСИН участились, а поскольку перевоспитание заключенных — одна из главнейших задач системы, то искоренение массовых прецедентов данного явления ставится также во главу угла, — пояснил «Известиям» зампред Общественного совета при ГУ МВД РФ по городу Москве Антон Цветков.

Вместе с тем собеседник «Известий» отметил, что стоит выработать четкие алгоритмы, по которым книга будет определена в категорию опасных. Однако он не исключил, что можно пожертвовать некоторыми безопасными, но сомнительными изданиями в пользу пресечения распространения экстремистских.

http://izvestia.ru/news/562004#ixzz2mfcLa000

Странно. Есть списки экстремистской литературы, ее таковой признал суд, вот пусть эти книги не попадают в исправительные учреждения, и вообще не попадают никуда. Заключенного ограничивают в свободе, а не в праве выбирать пищу для ума. Я не видела проекта редакции ПВР, я не понимаю: будет некий общий список книг, которые нельзя читать? Или каждое учреждение само это будет определять? Давайте и для сотрудников тогда составим список. И для полицейских. И для пожарных. Зачем людям волноваться на сложной и опасной работе?

Это что значит — «безопасные, но сомнительные издания»? О чем идет речь? Нельзя о войне и революции? Давайте песни запретим. «Священную войну, например». Есть глубочайшие пласты художественной литературы о войне. Толстой, Астафьев, Быков, Ремарк, о революции — Маяковский, Блок, Горький… это всё сомнительно или безопасно? «Чиполлино» запрещать будем? «Трех толстяков»? Там явно о революции. Как насчет Пушкина, «и на обломках самовластья…»? Это всё мешает перевоспитанию? Явно. Работа по 16 часов в день ему не мешает. Труд освобождает. Чтение — закабаляет. Кроме Донцовой и Устиновой. И некоторых любовных романов. Там про войны и революции ничего нет. И еще — блокастеров про Хромого, Слепого и Бешеного.

Тут в УФСИН Андрей Бабушкин сообщил: у нас в СИЗО марксисты сидят. Хотят читать Ленина и Маркса. Угу. Нет уж, марксисты, читайте свою любимую, про «Колобка». Нормально. Не сомнительно и безопасно. Хотя… может, и небезопасно. Вижу элементы насилия. Подозреваю экстремизм.

Извините, я против таких инициатив. Вы ограничили людей во многом, оставьте возможность читать и дышать. Заключенные — не рабы и не недоумки. Хватит запрещать. Лучше улучшайте условия содержания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире