Абсолютно полное безумие, произошедшее с принятием этого закона, вводит в ступор. Это ж надо было придумать такую ересь, изнасиловать свою Госдуму, несколько региональных заксобраний, СовФед, в общем, все органы государственной власти, кроме, разве что, правительства, одним ударом. Удивительный пример реализации фразы «бей своих, чтобы чужие боялись» со всех сторон – и с политической, и в реальности.

Демократия и конкуренция в политике вещи вроде абстрактные, но вот на примере понятно, зачем они нужны. Нужны в случае, если кто-то там наверху вдруг сбрендил и выкатил такую вот историю, то чтобы её нельзя было провести через разнообразные контролирующие органы от конституционного суда до Думы и Совфеда. Недопустимо, чтобы проведение такого закона от имени целой страны через более чем 500 представителей принимали по решению одного человека, которого никто не выбирал и мало кто видел и который сидит где-то в недрах администрации президента.
А сейчас у нас даже Владислав Третьяк, уж куда, казалось бы, спокойно голосует за эту историю в Думе и ничего. У людей, которые там сидят, их положение даже не ассоциируется с возможностью какое-то мнение иметь по такому законопроекту, не то что вдруг его отклонить. Сказал дядь начальник, взяли под козырёк молча и всё.

Но ладно, чего рассуждать на далёкие политические темы. Я сам имел очень мало каких-либо инструментов попытаться повлиять на ситуацию, щупальцев и контактов на федеральном уровне у меня нет, а если бы и были, то они бы тут не помогли, ходить на одиночный пикет для самоуспокоения не хотелось, возмущённо писать в блоге тоже как-то неправильно, при том, что тема совершенно не моя, и я про неё ничего не знаю.

На следующий день после рассмотрения закона во втором чтении в Думе у нас было муниципальное собрание, поэтому я сел и написал проект решения муниципального Собрания со статистикой и цифрами. Это, понятное дело, имело крайне мало влияния на ситуацию, но хоть что-то. Выглядел проект так:

869360
869362

Подготовив проект, я разослал его тем коллегам по КС, которые кажутся мне единомышленниками, и предложил им состряпать из него проект резолюции КС или отдельных членов. Это сделали, в результате вот что вышло. Они там, конечно, навставляли этой мути про нравственное и политическое преступление, но всё-таки более-менее внятное получилось заявление.

На муниципальном Собрании вопрос рассматривать не стали, но, к моему удивлению, легко внесли в повестку дня следующего заседания, которое было через неделю. При вялом обсуждении этой темы в разделе «разное» один из депутатов и работник муниципалитета аж в пену изошлись, убеждая меня в том, что думать надо про то, как бороться с алкоголизмом, чтобы дети не попадали в детдома вообще. Как обычно, попытка увода темы в сторону.

Нечто похожее происходило и на самом собрании. Председатель щукинской Единой России Сергей Литовченко, который обычно сидит молча, тут использовал любой момент, чтобы сорвать обсуждение и увести его в сторону. Татьяна Князева сказала пламенную речь про то, что мы великая страна, в детдомах у нас хорошие условия, посылать детей за границу не должны, и она данный законопроект поддерживает. Всё шло, в общем, как и ожидалось, я думал, будет 1-2 голоса за, все против и конец истории.
Но тут, во-первых, неожиданно прекрасно выступил Олег Золотарёв, а во-вторых, меня поддержал Дмитрий Гундоров. Решение чуть было не прошло


Речь Князевой на 13:45. Сконцентрированный кусок мерзости

Из присутствующих 8 депутатов поддержали меня 3, два союзника оппозиционера Виктор Бакровский и Елена Скороход, а также Дмитрий Гундоров. Против проголосовала только Князева, даже Литовченко воздержался. Решение (обращение) не прошло, нужно было большинство. Но было близко.

Тем временем, перед голосованием в Совете Федерации, видимо, было принято решение прикрыть сенаторов, поэтому в большое количество областных законодательных Собраний было спущено указание поддержать закон. МосГорДума поддержала его 12 декабря до внесения поправок по детям, а вот в Псковское собрание депутатов документ пришел уже после третьего чтения в Госдуме.

Это нонсенс – документ в заксобрание вообще-то приходит для того, чтобы Дума после первого чтения могла внести какие-то поправки по предложениям из регионов во втором. Зачем спрашивать о чём-то заксобрание в третьем чтении – непонятно. Вернее понятно, но так никогда не делают, с 1994 года Псковское собрание не делало так ни разу.

В Пскове нашелся депутат Лев Шлосберг из Яблока, который сказал невероятно прекрасную речь. Это одна из лучших речей политиков, которые я когда-либо слышал



После этой речи депутаты отклонили проект. КПРФ, ЛДПР и Яблоко проголосовало против, голосов не хватило. Однако был объявлен перерыв, и после него депутат единоросс попросил переголосовать из-за якобы неисправности системы. Переголосовали, против оказался один Шлосберг. Псковское собрание депутатов поддержало законопроект.

Мерзко. Лев Шлосберг, кстати, был кандидатом в Госдуму от Яблока и не прошел туда из-за фальсификаций, а также из-за того, что Яблоко не получило поддержку явно союзнической аудитории, которая пошла по путям «портим бюллетень» и «голосуем за кого угодно кроме». Много хороших людей не попало по этим двум причинам в Госдуму, например, вот Лев Шлосберг из Пскова или Андрей Гребенник из моего щукинского Собрания.

Не знаю как вас, а меня все эти гнусности мотивируют ещё активнее заниматься политикой, ещё активнее строить системы, чтобы в следующий раз мы не прозевали выборы и не проиграли их так вчистую сплочённой команде негодяев с той стороны. И то, что они используют запрещённые приёмы вроде фальсификаций, это не причина нам вешать нос и призывать их к порядку, рассказывая, что пока всё так нехорошо, мы будем стоять в стороне и возмущаться.

Надеюсь, вас тоже.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире