11:48 , 07 апреля 2011

В России опубликуют «черные списки»

24 марта 2011 года, Правительство России приняло Постановление №211.
Согласно этому постановлению, список или перечень организаций и физических лиц, подозреваемых в экстремизме, сделают публичными. Кроме того, это постановление может существенно расширить круг лиц и организаций, в отношении которых могут быть использованы ограничительные меры, поражающие права и свободы граждан.

Первым недостатком является то, что внесение в список (перечень экстремистов) может быть сделано до решения суда, например на стадии следствия, что нарушает один из принципов юриспруденции – «презумпцию невиновности», так как суд не признал человека виновным, но в отношении него уже принимаются меры «реагирования».


Скриншот с сайта Росфинмониторинга, с информацией о перечне экстремистов.

Второй момент в том, что разные понятия терроризм и экстремизм смешиваются в одно целое.
Терроризм подразумевает совершение тяжких преступлений, взрывы, захват заложников, в общем, совершенное насилие связанной с гибелью людей, или подготовку насильственных действий. Экстремизм ограничивается публичными высказываниями, то есть идеями, в нечетко очерченной законом степени.

Третье.
Честь и имя человека, может быть запятнано публикацией в таком списке, потому что постановление предписывает публикацию «для физических лиц — данные паспорта или иного документа, удостоверяющего личность, дата и место рождения, адрес места жительства(регистрации) или места пребывания». Человек может быть ограничен в праве распоряжаться своими деньгами, его социальные связи (друзья, коллеги на работе) могут быть разрушены. Более того, на основании этого списка ему может быть отказано в приеме на работу, так же могут быть поражены и другие его права, обеспечиваемые Конституцией Российской Федерации.

Четвертое.
Неясно кому адресован этот перечень лиц и организаций, поскольку это не оговорено в законе, то любая организация, на основании данного перечня (или ссылаясь на него) может отказать человеку в удовлетворении его потребностей или реализации его прав.

Пятое.
Самое большое беспокойство и недоумение в этом постановлении, вызывает то, кто может попасть в публикацию «экстремистов и террористов». В предыдущей версии это определялось так; «об их участии в экстремистской деятельности». В новой версии определение изменено на «об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». Очевидно, что причастность к экстремистской деятельности может быть трактована очень широко, и расширяет круг потенциальных жертв «перечня» почти до бесконечности.

Подобный «трюк» с изменением определения критериев (для включения в перечень экстремистов) не нов для отечественного законотворчества.
В законе о противодействии экстремистской деятельности № 114-ФЗ, вместо замены слов, было использовано сокращение определения. Первоначальное определение экстремизма было таким — «возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;», по версии закона 2002 года. После доработок одно из определений экстремизма было сокращено. Были удалены ключевые слова о связи действия признающегося экстремистским с насилием, таким образом, в июле 2007 года, определение стало звучать так «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;». После такого изменения определения, возможности «подвести под экстремизм» какое-либо высказывание гораздо расшились.

Один из «черных списков», это список экстремистских материалов Минюста.
Как сейчас показывает правоприменительная практика, даже при отмене судебного решения о признании материалов экстремистскими, изъять их из «черного списка» непросто. Пример тому материалы Л. Рона Хаббарда, решение по которым было отменено, и теперь юридически они не являются экстремистскими и свободны для распространения на территории России (в 164 станах они и раньше свободно распространялись). Эта проблема с изъятием из списка материалов, которые там не должны находиться, привела к обращению в Генпрокуратуру, Следственный комитет и службу судебных приставов, с требованием о возбуждении уголовного дела против Министерства Юстиции России, и в том числе министра Коновалова. Список экстремистских материалов Минюста включается более 800 материалов, и продолжает расти, собирая критические замечания.

Таким образом, мы видим что публикации «черных списков» или перечней, могут обернуться новыми проблемами, и нарушениями прав и свобод людей Рассмотренные недостатки, скорее всего, являются следствием излишней политизированности в создании, и измени законодательной базы нашей страны.
Единственным решением этой проблемы является изменение, или приведение законодательства о противодействии экстремизма к высоким стандартам не политизированной юриспруденции. Правительство, осуществляющее управление государством вправе добиваться улучшения жизни людей, «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Статья 2 Конституции Российской Федерации.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gourmand 07 апреля 2011 | 12:00

Хотелось бы увидеть список сотрудников МВД, причастных или подозреваемых в превышении должностных полномочий, чтобы при встрече с таким знать, бить ему морду сразу или выслушать.
Это как бы во исполнение слов Нургалиева о самозащите от ментов.

Ну и список всяких боровковых-сташиных, чтоб не тратить время и не обращаться к таким "судьям".


sergyo2012 08 апреля 2011 | 02:13

Да уж, этим ребятам закон давно не писан.


sboronin 09 апреля 2011 | 04:40

охота на ведьм
Похоже таким образом будут объявлять "врагами народа" тех, кто неугоден. Это уже было в нашей истории и кто-то хочет воспользоваться "успешным опытом".

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире