21:00 , 18 сентября 2010

Карающая «дубина» для верующих…

Крайне много вопросов возникает у общественности в сфере применения антиэкстремистского законодательства. Посудите сами, список экстремистских материалов растет, сам по себе возникает вопрос, до какой поры этот список будет расти? Откуда правоохранительные органы будут черпать материалы для списка? И чем мотивированы эти поиски экстремистских текстов?



Часть материалов, которые появляются в этом списке с клеймом экстремизм, существуют и распространяются достаточно давно и не только в нашей стране. Почему в нашей стране они в одночасье становятся экстремистскими? Очень интересен состав этого списка. В этом списке оказывается есть такие диковинные вещи, как музыкальные произведения (№1 альбом «Музыка белых»).

Если сначала список включает преимущественно книги и брошюры, то с его пополнением в список стали попадать листовки, тексты песен, стихотворения, видеоролики и даже сайты. Такой простор для применения антиэкстремистского законодательства. Абсурд ситуации заключается в том, что суды и прокуратуры не разбираются в сути попадающих им материалов.

Например, сайт www.religiopolis.org сообщает, что Биробиджанская прокуратура причислила к экстремизму листок с надписью «Путь, истина и жизнь» в начале сентября 2010 года. Кампания по борьбе с экстремизмом развивается, пытаясь поглотить в новые и новые материалы.

Фактически существует стандартный образец борьбы с экстремизмом, который заключается в том, что прокуратура выявляет какой-нибудь текст, в котором по ее мнению может содержаться экстремизм, и направляет дела в суды. Суды привлекают экспертов (иногда имеющих предубеждение), которые «стряпают» экспертизу, утверждая, что экстремизм в данном материале есть, и суд признает их экстремистскими. Затем те религиозные организации, в отношении которых были приняты решения о том, что их литература экстремистская, закрываются на том основании, что ведут экстремистскую деятельность.

А что остается делать верующим, если изучение литературы является необходимой частью религиозного вероучения? Антиэкстремистская кампания превращается в «карающую дубинку», направленную как против НПО, так и против новых религиозных движений. Причем в отношении последних, количество ошибок и нарушений просто выходит за все мыслимые рамки. Приведем душераздирающий пример, такого рода правосудия. В 2008 году, в адрес верующих саентологов в Сургуте направлены книги и лекции по Саентологии.

Транспортная прокуратура «усматривает» в них возможный экстремизм, при этом представитель прокуратуры даже не знаком с содержанием этих материалов. В интервью телеканалу «СургутИнформТВ» прокурор Лыков, признался что «Сама прокуратура эту литературу не читала, поскольку опасается за свое сознание»… как говориться, комментарии излишни. Кстати сказать, эта литература, которую прокуроры посчитали опасной, издается с 1950 года, и имеет общий тираж более 81 миллионов экземпляров. Эта литература распространяется в большинстве стран мира. Одна из формулировок, которую цитирует прокурор, шокирует своей юридической и фактической бессмысленностью «литература подрывает духовные основы российских граждан»…

То есть во всем мире не подорвала духовных основ, а у нас, российских граждан подрывает… Суд назначает экспертизу материалов. После подобных заявлений прокуратуры, уже не удивительно, что экспертиза материалов передается в руки человека ранее опубликовавшем пасквильную статью о Саентологии. Конечно, результат этой экспертизы закономерно отрицательный по отношению к саентологам. Проведение экспертиз на предмет экстремизма тема крайне болезненная, поскольку качество этих экспертиз вызывает много нареканий у юристов и правозащитников.

Суд не пригласил на слушание ни одного представителя саентологов, издателя, потребителя, никого. То есть, представьте читатель, сидит судья, рядом прокурор, напротив «обвиняемые» — стопка книжек. Мы не знаем, предлагалось ли книжкам в конце судебных слушаний сказать «последнее слово» или нет. В общем, суд сославшись на эту экспертизу признал материалы экстремистскими. Обращаем внимание читателя на тот факт, что согласно тексту решения Сургутского суда, суд не изучал сами материалы (точно так же как и прокуратура), а полностью положился на мнение эксперта.

Можно понять справедливое негодование саентологов узнавших о решении Сургутского суда. Верующие любой церкви подали бы жалобы, так поступили и саентологи. Вышестоящий суд в Ханты-Мансийске, рассмотрев жалобы саентологов, отменил решение Сургутского суда и направил дело на новое рассмотрение. То есть юридически, решение Сургутского суда в законную силу не вступило, и по факту материалы саентологов экстремистскими не являются. Но тут начинается самое поразительное, что может случиться в нашей стране. В этот же день, примерно в это же время, когда Ханты-Мансийский суд отменил решение Сургутского суда, министерство Юстиции публикует эти материалы в общем списке экстремистских материалов.

То есть не раньше и не позже, а в то же время. На обращение саентологов, которые справедливо указывают, что их материалы не должны находиться в этом списке, министерство юстиции не отвечает. Поражает контраст, скорости помещения в список, и напротив, отсутствие всякой реакции на законную просьбу изъять материалы из списка. Это один из примеров того, как используется закон о противодействию экстремизму. В ещё более худшем положении находятся верующие, последователей Исламского богослова Саида Нурси, последователи веры Староверов-Инглингов, верующие Свидетели Иеговы, чьи организации уже закрыты «за экстремизм». Можно по-разному относиться к деятельности перечисленных конфессий, но нельзя отказывать людям в праве гарантируемым Конституцией России, в праве исповедовать свою веру.

Обвинение верующих в экстремизме противоречит здравому смыслу, и есть много доводов показывающих это, у многих конфессий лояльное отношение верующих к власти и многие вероисповедания вообще отрицают насилие. Например Свидетели Иеговы в соответствии с вероисповеданием не должны брать в руки оружие.

Проблемы, которые появляются в области применения антиэкстремистского законодательства и нелояльное отношение ко многим конфессиям со стороны власти, не имеют ни каких логических объяснений. Л. Рон Хаббард, работы которого третировались Сургутскими судьями, писал «Терпимость – краеугольный камень, на котором стоятся отношения между людьми. Религиозная нетерпимость на протяжении всей истории человечества и до наших дней приносила смерть и страдания». Согласитесь что эти строки, довольно трудно назвать экстремистскими. Идея о терпимости заложена и в Конституции России, где говориться «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире