Все знают: среди журналистов трезвенников немного.
Но все знают и другое: у нас на территории редакции «сухой закон». Вышел за дверь – делай, что хочешь, но в редакции ни-ни. Высоким гостям (и наши гости это тоже знают) по их особой просьбе могут предложить рюмочку, но только в кабинете главного редактора.

Как это сложилось?
Мне рассказал об этом отец-основатель «Эха» Сергей Корзун, который и ввел такое правило. Собственно, объяснение было коротким:
– Я понял, что иначе эта зараза нас разъест, – сказал Корзун.
Всё.

В связи с событиями на Манежной я думала – а как их обсуждать?
Как и какие ставить вопросы? Я не могла сформулировать ни один. И могу теперь объяснить, почему.

Фашизм не может быть предметом обсуждения.
Фашизм может и должен быть предметом немедленного осуждения и неотвратимого наказания.

Может быть, проблема в том, что мы всё еще продолжаем обсуждать то, что должно быть навсегда выведено за рамки дискуссий?
Коллективизацию, сталинизм, радикальный национализм…
Плюсы и минусы, достоинства и недостатки. Обсуждаем то, что должно быть раз и навсегда осуждено и запрещено!

Ты ударил или убил кого-то, кто не похож на тебя цветом волос или разрезом глаз?
Тюрьма.
Ты выкрикивал призывы к национальной розни? Суд, а там пусть решают.

Надо ли об этом говорить?
Обязательно. Сообщать в новостях, вести репортажи – с места событий, из судов.

Но ОБСУЖДАТЬ нормальным людям тут нечего.
Зафиксировали, осудили, наказали.

Повторю сказанное по другому поводу: иначе эта зараза нас разъест.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире