Правильней всего, по поводу акции радикальных феминисток в Храме Христа Спасителя, было бы отмолчаться. Думаю большинство моих коллег так и сделают. Но у меня такой привилегии нет. Потому что, что бы не произошло скандального, связанного с Современным искусством, я всегда попадаю как минимум в качестве главного эксперта, а чаще всего ввиде «пособника» или «организатора». И так как я не только сам себе Марат Гельман, но и представитель художественной среды, обьяснюсь.

Вообще странно но факт, что при том что в России около 50 тысяч художников с абсолютно разными стратегиями, любая выходка (даже если она сделана музыкантами а не художниками, как в этом случае) влияет на отношение ко всем. Словно Pussy Riot советовались с Кошляковым или Чахалом.

Вернусь к сегодняшнему событию. Сразу скажу, мое отношение к акции отрицательное. Художник имеет право на критику РПЦ, имеет право на уничтожительную, оскорбительную критику института. Но храм, вне зависимости от того, воры ли, агенты ли КГБ — его служители, воспринимается воцерковленными людьми, как свое сакральное пространство.
Художник же имеет полную свободу в художественном пространстве. Даже когда он выступает в профанном (т.е. не маркированом) он уже должен соизмерять свой художественный жест с совершаемым поступком, не говоря о сакральном. Именно что маркированным.

Они его Нарушили очень грубо и непозволительно. Когда Бренер в Елоховской церкви кричал ЧЕЧНЯ ЧЕЧНЯ — в тот момент когда началась вторая чеченская компания, он нарушил «порядок», он поступил как хулиган, но это не было «осквернением».

Когда Осмоловский с компанией на Красной площади (в тот момент святом для коммунистов месте) выложили своими телами слово «х*й» они сделали символический жест десакрализации, но это не было «осквернением».

Возможно кому-то эта грань покажется тонкой. Но именно поэтому акция Pussy Riot не только непозволительна, но и опасна, что большинство не захочет разбираться в тонкостях, и откажет художнику в любом резком жесте.

Теперь об угрозах в их адрес у меня в ЖЖ и не только. Я без всяких оговорок осуждаю акцию, но вовсе не так безоговорочно осуждаю самих феминисток. Что происходит в обществе? Почему эта дикая идея пришла им в голову?

По-моему, вина РПЦ (ну или отдельно взятого Чаплина или патриарха) здесь не меньшая, чем музыкантов. Зачем подавать недвусмысленные сигналы, что не стоит прихожанам ходить на митинги? Зачем фактически участвовать в предвыборной компании одного из кандидатов? Войдя в выборную компанию они сами выставили церковь как инструмент одной из сторон. Не надо было этого делать. У меня есть и более жесткие слова, но я не являюсь профессиональным критиком РПЦ и не хочу им становиться. Просто фиксирую: церковь, правоохранительные органы несут не меньшую ответственность.

Пусть это будет уроком всем, а не только радикальным деятелям искусства.

Ну и пару слов моим коллегам. Ну да, мы все чувствуем, что искусство последние годы стало слишком лояльно к социуму. Власти, капитализму. Оформляет покои, развлекает, иллюстрирует. Да действительно гражданское движение 4 декабря урок нам всем. Мы вдруг перестали быть авангардом и коросту этого безоблачного существования надо срывать. Но важно по моему осознавать границы художественного жеста, иначе нас просто перевернет.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире