malkevich

Александр Малькевич

20 сентября 2018

F

Я долгие годы преподаю журналистику и PR – и всегда советую студентам для полного «погружения в реальность» смотреть т.н. «профессиональное кино». Аналогично – и с политикой.

И, коль скоро последние полгода я активно тружусь на ниве американистики, последую этому же примеру: посоветую шикарный сериал «Босс» 2011-2012 годов. Увы, всего два сезона; продлевать его телеканал Starz не стал, хотя и проанонсировал возможность создания полнометражного фильма.

Герой Келси Грэммера в нем (он был, кстати, удостоен премии «Золотой глобус» за лучшую мужскую роль в драматическом телесериале) – могущественный мэр Чикаго Том Кейн. Много лет рулит он железной рукой третьей по размеру агломерацией США – и тут вдруг узнает, что болен неизлечимым нейродегенеративным заболеванием под названием «деменция с тельцами Леви». Что не мешает ему выстраивать кампанию по выборам губернатора штата Иллинойс, двигая удобного ему человека (ну а что – три четверти избирателей штата – избиратели Кейна, он фактически решает судьбу губернатора).

Почему я вдруг вспомнил о Чикаго?

Во-первых, семь лет сенатором Иллинойса (т.е. в региональном парламенте), а затем три года сенатором от Иллинойса в Конгрессе США был Барак Обама. 44-й президент США.

Во-вторых, свой второй срок на посту мэра города заканчивает один из ближайших сподвижников Обамы – Рам Эмануэль, два года (до избрания) проработавший главой администрации Белого дома при своем друге.

По идее, Чикаго должен был стать неким пилотным проектом – показать, как здорово может наладиться жизнь в большом городе при «демократическом правлении», в противовес политике республиканца Дональда Трампа.

«Делать плохие вещи хорошо» – это был один из девизов экранного мэра в сериале. Но даже с этим не справился Эмануэль.

Первое. В этом году Чикаго находится на первом месте по количеству убийств среди городов США. Что интересно, в городе действуют строжайшие законы о владении оружием. Здесь, например, крайне сложно получить лицензию на хранение и ношение даже обычных пистолетов; полуавтоматические винтовки попросту запрещены. Если верить заверениям либеральной общественности, то именно это должно было свести на нет убийства с применением оружия. Однако на деле ситуация получается совсем иная.

Второе. Чикаго находится на грани дефолта. Долги мэрии в прошлом году оценивались более чем в 20 млрд. долларов – и это примерно 7,5 тысяч долларов на каждого жителя.

Но ведь и это не все. Есть еще и пенсионные долги городских властей, которые считаются отдельно – и на текущий момент превышают 32 млрд. долларов.

Денег на выплату нет. Налоги – не повысить, они и так одни из самых высоких в Штатах. Занять – нереально, у городских займов преддефолтный показатель.

Штат помощь тоже не предоставит: у Иллинойса невыплаченных долгов – на сумму порядка 250 млрд. долларов. Тоже «демократическое наследство»: республиканец Брюс Раунер трудится губернатором лишь с января 2015 года. До него с 2003 года тут правили демократы – и так ударно, что в 2011 году экс-губернатор Род Благоевич получил 14 лет тюрьмы за попытку… продать сенатское кресло «из-под» Барака Обамы (то есть его освободившееся место сенатора после избрания последнего президентом).

В общем, ситуация аховая. И что при всем этом делает уходящий мэр?

Правильно, пытается оставить по себе хорошую память.

Именно поэтому с его подачи было объявлено, что в скором времени Чикаго станет первым городом Америки, правительство которого попытается реализовать на муниципальном уровне идею о безусловном базовом доходе (UBI) населения. То есть… начнет раздавать деньги; нет, ну а что: люди начнут их тратить, экономика – расти и т.д. Это не я такой бред пишу, а специально обученные люди из окружения товарища Эмануэля.

Как это будет происходить на практике? Руководство Чикаго для начала собирается отобрать 1000 семей из бедных районов города, которые станут ежемесячно получать около 500 долларов из муниципального бюджета. В случае успеха выборку получателей пособия предполагается расширить до 10 000 семей. То есть начнем с полумиллиона долларов в месяц – а закончим на отметке в 5 миллионов!

Какова же цель выбрасывания на ветер этих средств? Она, увы (для большинства жителей Чикаго) очевидна: реализация программы базового дохода для Эмануэля – шанс покинуть свой пост на позитивной волне, так, чтобы его наследие вспоминали именно в таком контексте.

Конечно, «правая рука Обамы» не хочет остаться в памяти людей как политик, доведший Чикаго до дефолта. Гораздо лучше войти в историю человеком, впервые реализовавшим программу базового дохода в крупном городе Америки.

И плевать, что денег на подобный пир в бюджете нет; отменять то все это придется мэру новому – скорее всего, республиканцу. И пусть он в глазах простых людей выглядит кровопийцей и «буржуем». Что поделаешь, такие вот предвыборные технологии в «стране победившей демократии».

Решил сделать «пост выходного дня», да вот только веселым он не будет.

С одной стороны это – легкая зарисовка по итогам прошедшего ВЭФа – Восточного экономического форума. Так сказать, «вести с полей»; немного о том, что было за рамками официальной программы.

С другой – очередной рассказ о кривых руках чиновников на местах. Ну – или тех, кого они подряжают выполнять разного рода «мероприятия».

В общем, в этом году – сто лет Александру Солженицыну. И, как оказалось, во Владивостоке юбилей всемирно известного писателя решили «отметить» по-своему – взяли, да и спрятали его памятник на Корабельной набережной в самом центре города. Причем я уверен – если поднимется сейчас народное или какое иное («профессиональное») возмущение, нам ответят: убрали «не навсегда», а только на время проведения форума.

Зачем?

На всякий случай? «От греха подальше?».

Ну ведь бред какой-то. Не верите – да вот, пожалуйста, ссылка на мой твит с видео:



И сделали все «красиво»: «накрыли» Александра Исаевича… сценой для праздника регат.

Я и нашел то его случайно: ходил час по набережной, искал памятник (все же он входит в «Топ-10 достопримечательностей» в различных Интернет-рекомендациях) – и не мог найти. Обратился к местным служащим – экскурсоводам на кораблях-музеях рядом; они и подсказали, как и где искать. Еще и пальцем у виска одна из них крутила, отвечая на мой вопрос: «Зачем же так сделали?».

И, действительно, зачем? Неудобен стал? Высоким зарубежным гостям решили не показывать? Ну вот то есть Юла Бриннера (памятник которому стоит не так далеко) маскировать не стали, а автора «Архипелага ГУЛАГ» — жизненно необходимо? Краеведы утверждают, что здесь он «был проездом», коммунисты еще в 2015 году вешали на «грудь» памятника табличку «Иуда». Спустя три года оказалось, что «решить вопрос» можно куда проще.

Причем я уверен, что все на самом деле … очень «по нашему»: просто «не подумали» исполнители (собственно, с чего я и начал свой пост). Это ведь те же люди делали, что размещают заказы у дизайнеров на плакаты «С 9 мая» с изображениями немецких и американских танков. Просто не думают – да и не знают. Ничего и никого. И Солженицына тоже.

Подставляя тем самым свое начальство.

Это у нас, кстати, любят и умеют делать – допускаю даже, что иногда и специально. Люди все это видят – и реагируют соответственно.

Может быть, отчасти и с этим связан нынешний второй тур на выборах губернатора Приморского края?..

Пара фраз о свободе слова. Нет, не у нас – «там». В США, где так принято гордиться своей Первой поправкой к Конституции, защищающей свободу слова и прессы.
Ну то есть она вроде бы есть – но только для своих. Причем под это определение легко могут не попасть даже граждане США.
Что я имею в виду?
Вот только что, вчера, Twitter «грохнул» знаменитого (в узких кругах) Алекса Джонса – американского конспиролога, журналиста, создателя, хозяина и автора сайта InfoWars. Сказали прямо – бан Джонса будет «вечным»: «Сегодня мы навечно заблокировали аккаунты Алекса Джонса и InfoWars».
Месяц держались, но пал и последний бастион. Просто в начале августа Facebook, Apple, Spotify и Youtube удалили у себя весь контент, связанный с Алексом Джонсом – причем произошло это одномоментно. То есть вроде бы совершенно разные медиа-корпорации, социальные сети взяли – и в один день приняли такое «непростое решение». Потому что Джонс, по их мнению, «плохой человек», «провокатор», сеет вражду и «говорит языком ненависти».
Отчасти – да. И что теперь? Получается, что владельцы соцсетей теперь вправе решать, кому давать слово, а кому – нет? «А судьи кто?».
Кстати, только на Youtube аудитория Джонса на момент блокировки его аккаунта составляла порядка 2.5 миллионов человек; его страстные (пусть и несколько параноидальные) выступления всегда собирали не меньше 800 тысяч просмотров.
То есть у него есть своя аудитория, на мнение которой «социальные гиганты» наплевали.
Сам Алекс Джонс назвал скоординированную атаку против него «контрударом против глобального пробуждения». Он обвинил в сговоре Apple, Google (владельцев YouTube), а также основные новостные издания США. По его словам, против него идет настоящая война: «Мы видели гигантскую кампанию желтой журналистики с тысячами и тысячами статей, в течение нескольких месяцев искажающую то, что я сказал и сделал, чтобы создать прецедент, чтобы лишить меня платформы перед тем, как техногиганты, Демократическая партия и некоторые политики из республиканского истеблишмента сделают свой ход против Первой поправки в этой стране, как мы ее знаем».
В чем он не прав? Ну ведь действительно: писать против Трампа – можно, причем все, что угодно (не утруждая себя доказательствами). И все. Можно только это.
Потому что, например, писать про Америку «из России» – нельзя. Мы в ОПРФ летом обсуждали кейс «USA Really» – российского медиа-проекта, который прямо «на взлете» был заблокирован сразу в Facebook, Twitter, Google, Instagram и Youtube. Везде – «чтобы два раза не вставать».
Но это ладно, «они ведь русские», с ними можно (на американских площадках) поступать, как владельцам социальных медиа заблагорассудится. Но сейчас то «чпокнули» (извините) гражданина США – и имеющего, к тому же, свой «электорат».
«Бей своих, чтобы чужие боялись» – цензуру на своих площадках теперь создают новые медиа, которые для многих являются основным способом получения информации. Будете говорить/писать/читать «не то» – «отключим газ», то есть от любимой соцсети.
Противники Джонса радуются и потирают руки, но это пиррова победа: скоординированная цензура «социальных гигантов» на самом деле открыла настоящий ящик Пандоры, до краев заполненный отборной цензурой, которая не снилась Оруэллу.
И создала прецедент, опасный для любого любящего свободу слова американца.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире