malkevich

Александр Малькевич

15 октября 2018

F

В конце сентября американская «либеральная общественность» вздрогнула и напряглась: появилась информация, что Белый дом готов на  законодательном уровне отреагировать на проблему политической пристрастности крупнейших Интернет-корпораций.

Сообщалось, что по  приказу Дональда Трампа уже якобы составлен черновик президентского указа, который потребует начать расследование в отношении Facebook, Google, Twitter и ряда других соцсетей и Интернет-гигантов; речь должна была идти о возможных случаях нарушения антимонопольного законодательства.

Хочется сказать одно: давно пора!

Увы, подтверждение слухам не пришло; возможно, до масштабных выборов в  Конгресс 6 ноября президент США решил пока что «не ворошить муравейник».

А жаль.

Ибо история о политической пристрастности IT-компаний в США далеко не нова. За последние несколько лет можно привести сотни, если не тысячи примеров того, как соцсети и поисковые системы цензурировали «нежелательные» (в основном, консервативного толка) публикации, блокировали аккаунты консервативных активистов, дискредитировали дискурс, который выходил за рамки либерального мировоззрения.

Делали они все это «по чуть-чуть», незаметно.

Но  в конце прошлой недели «резьбу сорвало» – администрация Facebook пошла вразнос: руководство сети отчиталось об удалении со своей платформы большого количества аккаунтов, которые «были связаны с публикацией предвзятого политического контента и могли повлиять на президентские выборы в США».

Однако, здравствуйте: вдруг выяснилось, что все они управлялись… американцами с территории США, а никак не «российскими троллями», что, мягко говоря, ставит под сомнение идеи американского руководства о вмешательстве России в их выборы. Не я это пишу, кстати, – все сказанное выше признал директор Facebook по кибербезопасности Натаниэль Глейхер.

В общей сложности компания удалила 559 страниц и 251 аккаунт под управлением американских граждан.

И каких страниц?!

Так, консервативное сообщество Right Wing News имело 3,1 миллионов подписчиков, а либеральные Resistance и Reverb Press – 240 тысяч и 816 тысяч соответственно. То есть, когда я писал (https://echo.msk.ru/blog/malkevich/2273706-echo/) о том, как блогера-«миллионера» (по числу подписчиков) Алекса Джонса «отправили в  бан», мне отвечали, что, мол, поделом: у него – hate speech, «язык вражды», «так и надо ему».

Ладно, но Криса Мэткофа – одного из  создателей общественного движения левого толка «Разумные люди, объединяйтесь!» (Reasonable People Unite), общее число подписчиков странички которого в Facebook перевалило за два миллиона человек, его-то за что? Причем он недоумевает совершенно искренне: «Я бы с превеликим удовольствием подчинился требованиям социальной сети, если бы они не  были настолько размытыми. Я не спамер, я честный политический активист. И  я никогда не делал ничего такого, чего не делали бы другие пользователи Facebook».

Про «Зеркальное отражение» (Reverb Press) я уже написал выше; забавно, что это либеральное сообщество не спасли от  репрессий даже публичные обвинения в адрес Дональда Трампа, составлявшие значительную часть контента. В комментарии, который дал Washington Post основатель организации Джеймс Ридер, говорится следующее: «Facebook меняет правила игры, что называется, «по ходу пьесы»; это прямое нарушение «Первой поправки» – социальная сеть должна быть честной и открытой, именно к этому мы и призываем!».

«Призывайте!» – отвечает им Facebook. – «Только никто вас теперь не услышит». В смысле, не сможет прочитать об этом.

Почему? Оказывается, это «борьба с дезинформацией» идет, такими вот методами. Хотя тут же (практически во всех американских СМИ) эксперты говорят, что полной победы в этой борьбе ждать не стоит – мол, «никто не может запретить обычному американцу поделиться чем либо в соцсетях».

А вот может!

Во-первых, на раз-два снесут и пост, и весь ваш аккаунт – и ничего им за это не будет.

Во-вторых, еще и данные ваши могут передать, куда захотят. Это не преувеличение: с  марта надзорные органы пытаются понять, как детали профилей 87 миллионов пользователей Facebook оказались доступны политической фирме Cambridge Analytica.

Свежая новость прошлой недели – «хакеры украли данные из 29 миллионов учетных записей Facebook с помощью автоматизированной программы». Вопросов все больше: конфиденциальность и  практика безопасности у «сервиса от Марка Цукерберга» поставлены под сомнение серией скандалов. Надо бы что-то отвечать, но сегодня за любой подобный вопрос соцсеть по сложившейся традиции «отправляет в бан».

При этом (я сужу это по комментариям к своим постам) осталось еще достаточно много людей, продолжающих верить в «идеалы цифровой свободы». Вот же она, уже якобы наступила, дав людям возможность общаться, обмениваться знаниями, координировать свои действия напрямую друг с  другом, минуя медиа. И (конечно же!) всем это нам подарили «оттуда», западные мыслители и IT-гении в лице воспетого в фильме «Социальная сеть» Марка Эдвардовича Цукерберга.

Все лето и начало осени я  провел, выступая на различных медиа-площадках, где с настойчивостью Марка Порция Катона вопрошал: «Что мы все будем делать, когда Главный дядя Там возьмет, да и дернет рубильник?». Во Владивостоке поспорил даже  с Дмитрием Киселевым – но об этом расскажу в следующем посте.

Еще раз о рубильнике: каждый раз, когда-то в не принадлежащей ему сети вдруг заработает социальный капитал и вознамерится «бежать в другую сторону» или еще как-то играть по своим правилам, то вмиг лишится всего, что нарабатывал до этого годами (смотри выше все перечисленные примеры).

В принципе, все это было четко описано еще полтора года назад: Джонатан Таплин сделал этой в своей книге «Move Fast and Break Things: How Facebook, Google, and Amazon Cornered Culture and Undermined Democracy». И вот теперь все это (рассказы о том, как интернет-гиганты «загнали культуру в угол и подорвали демократию») стало сбываться с  какой-то пугающей быстротой.

«Они эксплуатируют доминирующие позиции на рынке для того, чтобы нарушать законы стран, где они работают, извлекать сверхприбыли из рекламного рынка, пользуясь простым шантажом, а также постоянно живут на чужом контенте, о чём правообладатель часто просто не догадывается», – написал Таплин. «Ну, а  что не так?» – как любит спрашивать Леонид Давыдов.

Можно было бы  сказать, что (после того, что произошло на неделе – с «банном» сотен популярных страниц и сообществ) Facebook окончательно перешёл все возможные грани. Ну а разве до этого это было непонятно?

По сути, он ведь и был создан для контроля за нами – и для сбора информации о нас. Как глобальная система слежки и цензуры.

Окей, мы это поняли (надеюсь, что уже гораздо больше людей, чем, например, полгода назад). Вопрос теперь только в том, что нам со всем этим делать?..

Зачем скрывать – и так уже все знают: 5 октября на площадке компании Mail.Ru Group состоится открытое заседание Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций. Тема заседания: «Либерализация ст. 282 УК РФ и ее правоприменение». Модератором буду я.

Назначили мы это мероприятие загодя, несколько дней назад – и странного в этом ничего нет: Общественная палата РФ давно обращала свое внимание на участившиеся случаи, когда людей привлекают к ответственности, в том числе и уголовной, за высказывания на личной странице в соцсети или перепост.

В этой связи ОП РФ обратилась к Mail.Ru (оператору сети «ВКонтакте») с инициативой провести совместный круглый стол по обсуждению сложившейся ситуации и выработки предложений по либерализации антиэкстремистского законодательства.

Ну а сегодня мы получили весомое подтверждение нашей правоты: Президент России Владимир Владимирович Путин внёс в Думу поправки, которые предусматривают декриминализацию ч. 1 ст. 282 УК РФ. Глава государства предложил изменить содержание первой части статьи: согласно законопроекту, уголовная ответственность будет наступать, только если нарушение совершено более одного раза в течение года.

Очевидно, что давно пора: в текущем году уже возбуждено более 500 уголовных дел за подобные репосты. Безусловно, размещение и последующее распространение противозаконного и экстремистского контента должно быть подконтрольно и своевременно пресекаться. В то же время нормами закона манипулируют, вырывая размещенную информацию из контекста. Без внимательного изучения нельзя утверждать, что размещённый на странице контент отражает реальную позицию и намерения (умысел) автора или даже полностью ему понятен.

Обозначенная проблема стала предметом рассмотрения в Верховном суде. Согласно постановлению Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 сентября 2018 года публикация в социальных сетях экстремистских материалов не может считаться преступлением, если не установлен умысел разжечь ненависть или вражду.

И еще – про «лайки и репосты».

Да, в случае с «Вконтакте» или Фейсбуком лайк, действительно, не может стать составом преступления – он технически не классифицируется как распространение информации.

Но есть же еще такая социальная сеть как «Однокласники». Если вы поставите там «класс», то этот сразу начнет отображаться в вашем профиле – значит, это уже можно классифицировать как распространение информации. И вот на этом основании, к примеру, Следственным комитетом было возбуждено дело против врача из Хабаровского края: теперь его подозревают в распространении экстремистских материалов посредством «размещения в новостной ленте социальной сети «Одноклассники» изображения, содержащего высказывания, направленные на унижение достоинства группы лиц русской национальности».

Все изложенное мной выше ставит на повестку дня необходимость обсуждения и выработки предложений по либерализации и разграничению мер наказания за публикацию или репост противозаконного контента в интернете.

Кстати, могу выдать некоторые тезисы из того, что будем обсуждать.

Во-первых, вслед за либерализацией законодательства необходимо резко ограничить круг экспертов, которые могут признавать материал экстремистским. Вот прямо вплоть до того, чтобы лицензировать их, обучать (это – первое дело) – чтобы потом «в жизнь» выходили сертифицированные специалисты, способные отличить от реальной пропаганды нацизма, например, пост с кадрами из старых советских фильмов про войну.

Во-вторых (для меня лично – «в-главных»), социальные сети должны отвечать за публикуемый контент. И – заняться самоцензурой, хотя им этого страшно не хочется. Кстати, ненавидимый многими (и мной в том числе) за цензуру Фейсбук это делает. Представляете, о какой «проблемной глыбе» идет речь?

Да, сложно и тяжело – ну так пусть нанимают тысячи модераторов и удаляют весь контент, который вызывает сомнение/негативное впечатление/оскорбляет чувства граждан. И тогда – я много об этом говорил публично – вообще предмет для обсуждения в силовых органах уйдет, не к чему придираться будет.

Эти (и целый ряд других – секреты выдавать не буду) вопросы как раз и станут предметом открытой дискуссии на заседании Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций «Распространение запрещённого контента в интернете. Наказание за репосты: как сделать ответственность сообразной тяжести деяния».

Я долгие годы преподаю журналистику и PR – и всегда советую студентам для полного «погружения в реальность» смотреть т.н. «профессиональное кино». Аналогично – и с политикой.

И, коль скоро последние полгода я активно тружусь на ниве американистики, последую этому же примеру: посоветую шикарный сериал «Босс» 2011-2012 годов. Увы, всего два сезона; продлевать его телеканал Starz не стал, хотя и проанонсировал возможность создания полнометражного фильма.

Герой Келси Грэммера в нем (он был, кстати, удостоен премии «Золотой глобус» за лучшую мужскую роль в драматическом телесериале) – могущественный мэр Чикаго Том Кейн. Много лет рулит он железной рукой третьей по размеру агломерацией США – и тут вдруг узнает, что болен неизлечимым нейродегенеративным заболеванием под названием «деменция с тельцами Леви». Что не мешает ему выстраивать кампанию по выборам губернатора штата Иллинойс, двигая удобного ему человека (ну а что – три четверти избирателей штата – избиратели Кейна, он фактически решает судьбу губернатора).

Почему я вдруг вспомнил о Чикаго?

Во-первых, семь лет сенатором Иллинойса (т.е. в региональном парламенте), а затем три года сенатором от Иллинойса в Конгрессе США был Барак Обама. 44-й президент США.

Во-вторых, свой второй срок на посту мэра города заканчивает один из ближайших сподвижников Обамы – Рам Эмануэль, два года (до избрания) проработавший главой администрации Белого дома при своем друге.

По идее, Чикаго должен был стать неким пилотным проектом – показать, как здорово может наладиться жизнь в большом городе при «демократическом правлении», в противовес политике республиканца Дональда Трампа.

«Делать плохие вещи хорошо» – это был один из девизов экранного мэра в сериале. Но даже с этим не справился Эмануэль.

Первое. В этом году Чикаго находится на первом месте по количеству убийств среди городов США. Что интересно, в городе действуют строжайшие законы о владении оружием. Здесь, например, крайне сложно получить лицензию на хранение и ношение даже обычных пистолетов; полуавтоматические винтовки попросту запрещены. Если верить заверениям либеральной общественности, то именно это должно было свести на нет убийства с применением оружия. Однако на деле ситуация получается совсем иная.

Второе. Чикаго находится на грани дефолта. Долги мэрии в прошлом году оценивались более чем в 20 млрд. долларов – и это примерно 7,5 тысяч долларов на каждого жителя.

Но ведь и это не все. Есть еще и пенсионные долги городских властей, которые считаются отдельно – и на текущий момент превышают 32 млрд. долларов.

Денег на выплату нет. Налоги – не повысить, они и так одни из самых высоких в Штатах. Занять – нереально, у городских займов преддефолтный показатель.

Штат помощь тоже не предоставит: у Иллинойса невыплаченных долгов – на сумму порядка 250 млрд. долларов. Тоже «демократическое наследство»: республиканец Брюс Раунер трудится губернатором лишь с января 2015 года. До него с 2003 года тут правили демократы – и так ударно, что в 2011 году экс-губернатор Род Благоевич получил 14 лет тюрьмы за попытку… продать сенатское кресло «из-под» Барака Обамы (то есть его освободившееся место сенатора после избрания последнего президентом).

В общем, ситуация аховая. И что при всем этом делает уходящий мэр?

Правильно, пытается оставить по себе хорошую память.

Именно поэтому с его подачи было объявлено, что в скором времени Чикаго станет первым городом Америки, правительство которого попытается реализовать на муниципальном уровне идею о безусловном базовом доходе (UBI) населения. То есть… начнет раздавать деньги; нет, ну а что: люди начнут их тратить, экономика – расти и т.д. Это не я такой бред пишу, а специально обученные люди из окружения товарища Эмануэля.

Как это будет происходить на практике? Руководство Чикаго для начала собирается отобрать 1000 семей из бедных районов города, которые станут ежемесячно получать около 500 долларов из муниципального бюджета. В случае успеха выборку получателей пособия предполагается расширить до 10 000 семей. То есть начнем с полумиллиона долларов в месяц – а закончим на отметке в 5 миллионов!

Какова же цель выбрасывания на ветер этих средств? Она, увы (для большинства жителей Чикаго) очевидна: реализация программы базового дохода для Эмануэля – шанс покинуть свой пост на позитивной волне, так, чтобы его наследие вспоминали именно в таком контексте.

Конечно, «правая рука Обамы» не хочет остаться в памяти людей как политик, доведший Чикаго до дефолта. Гораздо лучше войти в историю человеком, впервые реализовавшим программу базового дохода в крупном городе Америки.

И плевать, что денег на подобный пир в бюджете нет; отменять то все это придется мэру новому – скорее всего, республиканцу. И пусть он в глазах простых людей выглядит кровопийцей и «буржуем». Что поделаешь, такие вот предвыборные технологии в «стране победившей демократии».

Решил сделать «пост выходного дня», да вот только веселым он не будет.

С одной стороны это – легкая зарисовка по итогам прошедшего ВЭФа – Восточного экономического форума. Так сказать, «вести с полей»; немного о том, что было за рамками официальной программы.

С другой – очередной рассказ о кривых руках чиновников на местах. Ну – или тех, кого они подряжают выполнять разного рода «мероприятия».

В общем, в этом году – сто лет Александру Солженицыну. И, как оказалось, во Владивостоке юбилей всемирно известного писателя решили «отметить» по-своему – взяли, да и спрятали его памятник на Корабельной набережной в самом центре города. Причем я уверен – если поднимется сейчас народное или какое иное («профессиональное») возмущение, нам ответят: убрали «не навсегда», а только на время проведения форума.

Зачем?

На всякий случай? «От греха подальше?».

Ну ведь бред какой-то. Не верите – да вот, пожалуйста, ссылка на мой твит с видео:



И сделали все «красиво»: «накрыли» Александра Исаевича… сценой для праздника регат.

Я и нашел то его случайно: ходил час по набережной, искал памятник (все же он входит в «Топ-10 достопримечательностей» в различных Интернет-рекомендациях) – и не мог найти. Обратился к местным служащим – экскурсоводам на кораблях-музеях рядом; они и подсказали, как и где искать. Еще и пальцем у виска одна из них крутила, отвечая на мой вопрос: «Зачем же так сделали?».

И, действительно, зачем? Неудобен стал? Высоким зарубежным гостям решили не показывать? Ну вот то есть Юла Бриннера (памятник которому стоит не так далеко) маскировать не стали, а автора «Архипелага ГУЛАГ» — жизненно необходимо? Краеведы утверждают, что здесь он «был проездом», коммунисты еще в 2015 году вешали на «грудь» памятника табличку «Иуда». Спустя три года оказалось, что «решить вопрос» можно куда проще.

Причем я уверен, что все на самом деле … очень «по нашему»: просто «не подумали» исполнители (собственно, с чего я и начал свой пост). Это ведь те же люди делали, что размещают заказы у дизайнеров на плакаты «С 9 мая» с изображениями немецких и американских танков. Просто не думают – да и не знают. Ничего и никого. И Солженицына тоже.

Подставляя тем самым свое начальство.

Это у нас, кстати, любят и умеют делать – допускаю даже, что иногда и специально. Люди все это видят – и реагируют соответственно.

Может быть, отчасти и с этим связан нынешний второй тур на выборах губернатора Приморского края?..

Пара фраз о свободе слова. Нет, не у нас – «там». В США, где так принято гордиться своей Первой поправкой к Конституции, защищающей свободу слова и прессы.
Ну то есть она вроде бы есть – но только для своих. Причем под это определение легко могут не попасть даже граждане США.
Что я имею в виду?
Вот только что, вчера, Twitter «грохнул» знаменитого (в узких кругах) Алекса Джонса – американского конспиролога, журналиста, создателя, хозяина и автора сайта InfoWars. Сказали прямо – бан Джонса будет «вечным»: «Сегодня мы навечно заблокировали аккаунты Алекса Джонса и InfoWars».
Месяц держались, но пал и последний бастион. Просто в начале августа Facebook, Apple, Spotify и Youtube удалили у себя весь контент, связанный с Алексом Джонсом – причем произошло это одномоментно. То есть вроде бы совершенно разные медиа-корпорации, социальные сети взяли – и в один день приняли такое «непростое решение». Потому что Джонс, по их мнению, «плохой человек», «провокатор», сеет вражду и «говорит языком ненависти».
Отчасти – да. И что теперь? Получается, что владельцы соцсетей теперь вправе решать, кому давать слово, а кому – нет? «А судьи кто?».
Кстати, только на Youtube аудитория Джонса на момент блокировки его аккаунта составляла порядка 2.5 миллионов человек; его страстные (пусть и несколько параноидальные) выступления всегда собирали не меньше 800 тысяч просмотров.
То есть у него есть своя аудитория, на мнение которой «социальные гиганты» наплевали.
Сам Алекс Джонс назвал скоординированную атаку против него «контрударом против глобального пробуждения». Он обвинил в сговоре Apple, Google (владельцев YouTube), а также основные новостные издания США. По его словам, против него идет настоящая война: «Мы видели гигантскую кампанию желтой журналистики с тысячами и тысячами статей, в течение нескольких месяцев искажающую то, что я сказал и сделал, чтобы создать прецедент, чтобы лишить меня платформы перед тем, как техногиганты, Демократическая партия и некоторые политики из республиканского истеблишмента сделают свой ход против Первой поправки в этой стране, как мы ее знаем».
В чем он не прав? Ну ведь действительно: писать против Трампа – можно, причем все, что угодно (не утруждая себя доказательствами). И все. Можно только это.
Потому что, например, писать про Америку «из России» – нельзя. Мы в ОПРФ летом обсуждали кейс «USA Really» – российского медиа-проекта, который прямо «на взлете» был заблокирован сразу в Facebook, Twitter, Google, Instagram и Youtube. Везде – «чтобы два раза не вставать».
Но это ладно, «они ведь русские», с ними можно (на американских площадках) поступать, как владельцам социальных медиа заблагорассудится. Но сейчас то «чпокнули» (извините) гражданина США – и имеющего, к тому же, свой «электорат».
«Бей своих, чтобы чужие боялись» – цензуру на своих площадках теперь создают новые медиа, которые для многих являются основным способом получения информации. Будете говорить/писать/читать «не то» – «отключим газ», то есть от любимой соцсети.
Противники Джонса радуются и потирают руки, но это пиррова победа: скоординированная цензура «социальных гигантов» на самом деле открыла настоящий ящик Пандоры, до краев заполненный отборной цензурой, которая не снилась Оруэллу.
И создала прецедент, опасный для любого любящего свободу слова американца.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире