15:04 , 29 мая 2011

Почему я теперь буду ходить на гей-парады

Чем отличается человек от всего, что ниже него по эволюционной лестнице?
Умением сомневаться, не повинуясь раз и навсегда вбитой в голове максиме. Умением мыслить, а не следовать агрессивным инстинктам. Умением сострадать ближнему, а не делить мир по парадигме каменного века «свой-чужой».
И ещё — умением признать, что был неправ однажды.

Здесь будет не много про гей-парад. Всё больше про то общество, в котором хотелось бы жить.

Но прежде.

Я хотел бы пожелать скорейшего выздоровления Елене Костюченко. Сильному, светлому и мужественному человеку.

Удивительно, сограждане. Семьдесят лет наша страна ездила асфальтоукладчиком по всем, кто ещё не усвоил истину «не высовывайся». «Не отличайся». «Не пиши, не говори, и, желательно, не думай». Потом пошла мода другого толка: «всё бесполезно». «Ничего тут не изменить». «Это менталитет такой». «Валить надо». А сильные люди всё равно есть! Их не пугает (вполне реальная, как выяснилось) перспектива получить по голове и от правоохранителей, и от правонарушителей. Не пугает злосмрадное слюноизлияние в интернете и в реале. Не пугает всеобщий скепсис. Их вообще, как кажется, ничего не пугает. Они хотят жить в лучшей стране, хотят сами сделать её лучше и верят в то, что всё получится.

Россия и правда слишком сильная страна, чтобы умереть от насморка. Лена, спасибо за неподдельную и несравнимую ни с чем гордость за свою страну и за её людей, которую я испытывал, читая твой пост. Здоровья тебе. Надеюсь, ты простишь мне обращение на «ты».

Теперь о гей-парадах. И почему я изменил своё отношение к ним.
Признавая за кем угодно право публично выражать свою позицию (вообще, тут моего признания никто не спрашивает — признано задолго до меня Конституцией нашей страны), я в то же время сомневался в эффективности парадов как средства борьбы за права геев в России. Пару недель назад на «Эхе Москвы» прошла передача «Типичный случай» под заголовком «Почему вы не любите гомосексуалистов?». Интереснее всего, на мой взгляд, было бы переадресовать этот вопрос самим гомосексуалам: почему в нашем обществе так сильно негативное отношение к нам? Следующий вопрос: что нужно сделать, чтобы это отношение изменить? И последний: способствуют или вредят гей-парады достижению этой цели?

В нашем своеобразном информационном поле вопрос о гей-парадах стал «вещью в себе». Есть ощущение, что у большинства умеренно настроенных соотечествинников (неумеренно настроенным, боюсь, ничего не поможет) сложилось впечатление, что геи борются исключительно за право продефилировать солнечным днём по улицам Москвы. Что это блажь. Проблема не праздная: до того момента, как я рассказал родителям о своей ориентации, они были вполне типичными «бытовыми гомофобами». По признанию моей мамы, она и не подозревала, что у геев есть проблемы, что они хотят «каких-то» прав, что для них это важно. Я не могу обвинять своих родителей и других вполне адекватных людей в этом. Среднестатистический человек вряд ли станет тратить своё время на изучение проблем людей, с которыми он не соприкасается. Многих из нас волнует доступность московского метро для людей с ограниченными возможностями? Проблемы родителей детей с синдромом Дауна? Или сложности, с которыми сталкиваются в нашей стране люди с другим цветом кожи? Мои родители столкнулись с проблемой лично. Долго, упорно решали для себя, как к этому относится. И за пять лет проделали путь от отрицания, через нелёгкую роль родителей гея, затем — родителей открытого гея, к… гражданскому активизму.

Помогают ли таким изменениям в обычных людях гей-парады? Или наоборот — вызывают ещё большее непонимание? Ответственно ли призывать людей выйти на улицы в День пограничника, зная, какой ответственности ты их подвергаешь?

У меня пока нет ответа.
Но что изменилось вчера?

Прежде всего, я не могу спокойно смотреть на идиотов, способных поднять руку на девушку. Если чему-то и не место в нашем обществе, то подобному этому ублюдству.

Я не могу спокойно сидеть и смотреть, как другие без страха и упрёка идут защищать в том числе и моё право на достойную жизнь. Мне стыдно. Если ублюдков с дубинами будет регулярно больше, чем нормальных людей, это будет означать победу ублюдства. Победу насилия над правом и законом. В моей стране. В нашей стране.

Если мы её любим и хотим в ней жить, мы не имеем права бояться.

Во-вторых, есть вещи даже более важные, чем права одной отдельно взятой группы людей. Это общий климат в нашем обществе. Всё ещё озлобленном, слабом, съеденным скепсисом и неверием, раздробленном на индивидуальные атомы. Или мы научимся стоять друг за друга, защищать всех без исключения, кому нелегко, или среди нас победит идеология агрессии и нетерпимости.

Некто Никита Слепнёв разразился на сайте «Эха Москвы» постом, изобилующим восклицательными знаками и параноидальными измышлениями про всемирный заговор против семейных ценностей любимого Отечества.
Занятно. Поскольку я с рождения состою в этом «всемирном заговоре», позвольте несколько ремарок о наших жутких намерениях.

Прочтите внимательно пост Елены Костюченко. Что из заявленных там ценностей разрушает семью? Или не соответствует её определению? Может, искренняя любовь и преданность любимому человеку, до которых многим натуралам пилить и пилить?

Я не утверждаю, что все гомосексуалы такие. Что все мы идеальны. Я не понимаю одного: почему пара, в которой у одного мужские первичные половые признаки, а у другой — женские, по определению несёт в мир семейные ценности? Почему два случайных гетеросексуальных человека могут жениться и разбежаться через месяц, а две девушки, годами живущие рядом и любящие друг друга, не могут зарегистрировать свои отношения? Кому плохо от такого союза?

Семейные ценности воспитываются в семье. Во мне их воспитали мои родители. Не общество, не школа, не телевизор. Пример моих родителей и ощущение, что я в семье нужен и любим. Если вы боитесь, что ваши ценности проиграют в глазах ваших детей беспринципности отдельных окружающих, будь они геями и натуралами, мне вас искренне жаль. Семейные ценности есть во мне. Моё отношение к любимому человеку диктуется ими, и мне не важно, девушка это или юноша. Я знаю, что он их разделяет. Семейные ценности моих друзей нисколько не страдают от общения со мной.

Среди моих друзей есть потрясающая пара парней. Их отношения вызывают настоящий переворот в сознании их натуральных знакомых, которые внезапно понимают, что на этом фоне им не хватает любви и уважения к их близким людям.
Возможно, уважаемый оппонент, вам чуть меньше повезло с такими знакомыми. Не обедняйте намеренно свою жизнь.

Вчера мы увидели «триумф» традиционных ценностей. Если в их число входит возможность ударить девушку, то… мне жаль ту семью, в которой подобное воспитывается.
Вот к этому — нулевая толерантность. Этому не место среди нас.

Дания легализовала однополые браки в 1989 году. Успев с тех пор стать страной с самым счастливым населением. Ну-с, где же развал, разброд и разложение? Я живу в стране, где открытое общество спокойно сочетается с семейными ценностями. Где в воскресенье в парке можно увидеть отца, который везёт перед собой коляску с малышом, держит в руках ещё двоих детей и в зубах — поводок от собаки.
В чём секрет? В том, что любовь является правилом жизни такого общества. Там, где семейные ценности воспитаны с детства, о них не нужно орать с высоких трибун. Вас кто-то научил любить своих родителей? Или как-то само пришло? Вашим детям тепло и уютно дома? Они разделяют и уважают ваши воззрения? Так почему вы полагаете, что они сломя голову побегут «морально разлагаться»? Плохого вы мнения о себе и о детях, честное слово.

Я, впрочем, знаю много детей, которым не тепло и неуютно дома. Из-за нетерпимости их родителей. «Лучше иметь мёртвого сына, чем сына-пи*ра», — сказала мама одному из моих друзей. Кладезь любви и участия.

Подростков-геев избивают, выгоняют из дома, принуждают жить в страхе. Несколько лет назад в США была опубликована статистика, согласно которой гомосексуальные подростки в шесть раз более подвержены риску суицида по сравнению с натуральными сверстниками. По России такой статистики нет. Но Россия — один из мировых лидеров по подростковым самоубийствам. Два и два не складываются?

Некоторое время назад глубоко уважаемая мной, прекрасная Ольга Бакушинская задалась вопросом, в чём ущемлены права геев. Ольга, эти дети — один из примеров. Я знаю это не понаслышке. Им нужна помощь.

Нашему обществу не хватает любви и терпимости. Мы в ответе за то, что нас окружает. Что до ненависти, то ей нельзя давать встать в полный рост. В любой её форме.

Думаю, в этом главный посыл гей-парадов. Они — не единственное и не самое главное средство борьбы за лучший дом для всех нас, для Елены Костюченко и её девушки, для Никиты Слепнёва, для Ольги Бакушинской, для наших семей.
Не главное. Но важное и необходимое. Нам ещё здесь жить. Всем вместе.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире