Есть представление о том, что оппозиция и гражданское общество в период борьбы за демократию должны напоминать армию с жесткой дисциплиной и сильным полководцем. Такой подход объясняется международным опытом.

На самом деле, опыт несколько иной. Можно вспомнить классический пример – переход к демократии в Чили после того, как Аугусто Пиночет, президент и генерал-капитан, проиграл референдум. Затем были назначены президентские выборы, на которых Пиночет не выдвинул свою кандидатуру. А оппозиция договорилась о выдвижении единого кандидата. Рациональный подход предусматривал, что таковым может быть только христианский демократ, так как более левый политик отпугнул бы средний класс, поднявшийся при Пиночете, но захотевший политических свобод. Средний класс помнил опыт правления Сальвадора Альенде – и не хотел его повторения.

Итак, христианские демократы должны были решить, кто будет участвовать в выборах. И тут началась жесткая борьба между двумя основными кандидатами (были еще, но для простоты ограничимся главной интригой).

Габриэль Вальдес представлял левое крыло партии. В борьбе против правительства Альенде он не участвовал, так как работал в это время в ООН. Зато с самого начала правления Пиночета был его решительным критиком. Пиночет планировал убийство Вальдеса, продолжавшего быть руководящим сотрудником ООН. Вальдеса спасло ФБР, раскрывшее заговор. В 1982 году он вернулся в Чили, где создал коалицию с левыми против Пиночета. За это некоторое время пробыл в одиночном заключении.

Патрисио Эйлвин являлся правым христианским демократом, одним из активных оппонентов Альенде. Диктатуру не одобрял, но держался достаточно осторожно и в тюрьму не угодил. Собирал вокруг себя юристов и политиков, занимавшихся подготовкой альтернативы авторитарному режиму. Занимался коммуникациями с правительством Пиночета – как умеренного, его лучше слушали. Контролировал большую часть партийного аппарата.

На праймериз в 1988 году победил Эйлвин, но сразу же после них разразился скандал, получивший название «Карменгейт» (по улице Кармен, где находилась партийная штаб-квартира). Сторонники Вальдеса обвинили штабистов Эйлвина в фальсификации списка избирателей. Около двух месяцев партийные активисты выясняли отношения между собой. Затем Вальдес согласился отказаться от борьбы в обмен на выдвижение компромиссного кандидата. Эйлвин вначале принял такой вариант, а затем решил все же сам идти на выборы. В этих условиях Вальдес все же решил поддержать Эйлвина, чтобы избежать гибельного раскола – но сделал это без всякого энтузиазма.

В чилийской политике долго продолжались споры, была ли фальсификация. Вальдес продолжал стоять на своем, Эйлвин все отрицал.

Вальдес так и не стал президентом, хотя пытался участвовать в выборах еще дважды. Довольно долго был председателем сената. В 87 лет принял назначение послом в Италии, через два года вышел в отставку и вскоре удалился в частную жизнь. Умер в 2011 году в возрасте 92 лет – после его кончины в стране был объявлен двухдневный траур.

Эйлвин победил на выборах президента. По общему мнению, был хорошим главой государства. При нем в стране был высокий экономический рост, снизились безработица и инфляция. Было доказано, что демократия не мешает проведению целесообразной экономической политики. Демократические институты при Эйлвине укрепились настолько, что никто даже не заговаривал о возможности нового военного переворота. При этом Пиночет оставался главой вооруженных сил и поддерживал деловые отношения с новым президентом. После ухода с поста президента
Эйлвин был уважаемым общественным деятелем. Умер в 2016 году в возрасте 97 лет — траур по нему длился три дня.

Неидеальные политики. Внутренние конфликты. Скандалы в условиях, когда судьба выборов еще далеко не была решена. Никакого подобия армейской дисциплины и хождения строем. Активные дискуссии. Способность договориться в конце концов. Таковы особенности перехода к демократии, а не к новому авторитаризму.

31460153146017

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире