Чтобы понять причины и возможные следствия очередной порции скандальных высказываний Александра Лукашенко в российский адрес, прежде всего следует вспомнить, каковы национальные интересы нашей страны в отношениях с Белоруссией.

Несколько упрощая, эти интересы сводятся к тому, чтобы положить конец давно изжившему себя формату отношений. С одной стороны в нем – многомиллиардное субсидирование «луканомики» всеми мыслимыми и немыслимыми способами. С другой – не просто отсутствие мало-мальски оправдывающего эти затраты встречного удовлетворения, будь оно экономическим или политическим. Но и растущая на глазах, уже практически нескрываемая, враждебность руководства республики к кормящей руке.

Так было много лет. Сейчас это заканчивается. Помощь имеет цену. Впредь или помощь за эту цену, или ни цены, ни помощи. Более широкого национального консенсуса в России, чем по этому вопросу, наверное, и не найти. В этом отношении едины все политические силы (не считая, может быть, странной партии, называющей себя коммунистической) и все круги общества.

3034887
фото: ТАСС

Интерес Лукашенко в отношениях с Россией совершенно противоположен. Получать и дальше наши миллиарды, безоговорочно, безотчетно и безвозмездно. Продолжать самодержавно править Белоруссией. И передать власть по наследству, конечно.

Лукашенко до сих пор кажется, что если Россию правильно шантажировать, то у него все получится. Внутри страны средством шантажа является подчеркнутая опора на националистические круги, те самые, чьих активистов он разгонял и сажал еще совсем недавно. Во внешнем контуре – много раз повторенная угроза развернуться на запад: «я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами… если мы договоримся, и в Белоруссии что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним».

Этой ставке сыграть не суждено. Русофобская накачка белорусского общества у нас никого не пугает, а только подтверждает лишний раз, насколько изжил себя формат отношений. А размер возможных западных подаяний даже в малой части не заменит былую российскую помощь, размер которой иные источники оценивают в 10 миллиардов долларов ежегодно. Не заменит потому, что такое принятие белорусского хозяйства на собственный баланс не принесет Западу ни геополитической, ни тем более экономической выгоды.

Геополитически такое решение имело бы какую-то видимость обоснованности в единственном случае: если превращать территорию Белоруссии в плацдарм для развертывания крупной наступательной группировки. Абсолютная нереальность этого сценария очевидна: даже прием Белоруссии в НАТО для России – безусловная «красная линия», и пресекать его мы будем любыми средствами. И в ЕС, где более чем достаточно собственных внутренних проблем, это понимают так же исчерпывающе, как и в Москве.

Не менее очевидна и плачевная перспектива белорусской экономики в первые же недели после ее снятия с российского довольствия. Важно помнить, что компенсация нефтяного «налогового маневра», вокруг которой сейчас ломается столько копий, от этого довольствия составляет малую часть. Здесь и льготные цены на энергоносители в рамках ЕвразЭС (не пришло ли, кстати, время наконец констатировать, что как интеграционный формат ЕвразЭС не взлетел – и уже не взлетит?). И прямое межправительственное кредитование с ежегодными отсрочками возврата долгов. И, наконец, неисчерпаемый по меркам наших соседей российский рынок, полностью («белорусские» хамон, креветки и многое другое не в счет) открытый не только для товаров, но и для рабочей силы.

Все перечисленное обеспечивает десятки процентов ВВП Белоруссии. Если представить, что Лукашенко с этого довольствия сняли целиком, экономику страны ждет почти мгновенный обвал, общество – массовые социальные взрывы, а самого Александра Григорьевича, следует полагать, тоже ничего хорошего.

Цели реализовать этот сценарий у нас нет и не может быть. Но и оставить в отношениях все как было уже невозможно. Просто потому, что России это незачем: как уже сказано выше, либо ни помощи, ни цены за нее, либо и то, и другое.

Цена Лукашенко известна: это интеграция. Понимать ли его поведение как нежелание платить эту цену ни при каких обстоятельствах или просто как манеру торговаться, покажет недалекое будущее. Россию в принципе устроит любое его решение: баланс плюсов и минусов для нас приемлем в обоих случаях. Самое главное, что помощь в обмен на ничего начинает кончаться.

А Александр Григорьевич пусть решает. Когда сумеет и что сумеет.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире