maester

Мейстер

15 апреля 2019

F
15 апреля 2019

Игры демократов

Сюжет, разворачивающийся сейчас в недрах демократической партии США, по своему накалу не уступает «Игре Престолов». В нем смешались секс, русские шпионы и политические интриги.

Ситуацию, которая сейчас сложилась в демпартииможно сравнить с холодной войной, которая неминуемо будет обостряться в ближайшее время. За влияние на партию соперничают две основные группы. 1) Традиционный партийный истеблишмент: все эти Клинтоны, Обамы и прочие кланы Кеннеди, сильно поднадоевшие избирателям своим лицемерием. 2) Молодые левые активисты, которые борются за мир во всем мире, права женщин и мигрантов, высокие налоги для богатых и прочую социальную справедливость. Вторые организуются вокруг сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса.

Основным кандидатом от первой группы считается бывший вице-президент США Джо Байден. От второй — сам Берни Сандерс. В минус обоим политикам играет их возраст, обоим уже больше 75-ти.

Очередное обострение внутрипартийной дискуссии началось пару недель назад, когда заместитель губернатора Невады Люси Флорес обвинила бывшего вице-президента США Джо Байдена в сексуальных домогательствах. Произошло это около пяти лет назад. Байдену на тот момент был 71 год, а Флорес — 35. Согласно рассказу женщины, вице-президент подкрался к ней сзади во время одного из партийных мероприятий, положил руки на плечи, «вдохнул запах ее волос» и «долгим, медленным поцелуем поцеловал в затылок».

Тут же к обвинениям Флорес присоединились еще несколько женщин. Кроме того, выяснилось, что в далекие девяностые годы Байдена ловили на том, что он лез с обнимашками к симпатичным активисткам и корреспонденткам, что было зафиксировано на камеру. В свою очередь ряд СМИ попытались представить эту историю как внутрипартийный заговор. Флорес – протеже Берни Сандерса, она активно поддерживала сенатора во время предыдущих праймериз демократов, а тот публично искал деньги для различных политических проектов самой Флорес.

Таким образом, окружение Байдена попыталось выставить историю как атаку со стороны левого крыла партии. Оболгали, мол, «леваки» патриарха американской политики. Резко выросло и количество критических публикаций в отношении как самого Сандерса, так и двух других сенаторов — Элизабет Уоррен и Кори Букер. Оба уже заявили о своих президентских амбициях, при этом социал-демократка Уоррен рассматривается как возможная «замена» для возрастного Сандерса.

Сандерс не смог долго читать все те гадости, которые пишут про него СМИ, и в понедельник прямо обвинил однопартийцев в заказе клеветнической кампании против него, а также против Уоррен и Букера. Согласно версии Сандерса, кампанию в СМИ против него и других «независимых» кандидатов инициировал Джон Подеста, — бывший глава аппарата Билла Клинтона и руководитель штаба Хиллари. По мнению Сандерса, грязная игра со стороны демократов мешает им всем вместе победить абсолютное зло в лице Дональда Трампа.

Очевидно, что спор внутри демократической партии будет усиливаться и пойдет на спад после февраля 2020, когда станет более-менее понятно, кого партия выставит на президентские выборы. Пока стороны лишь обозначают позиции и делают первые пристрелочные выстрелы. «Левые» слишком долго были маргинальной группой где-то в недрах демократической партии и сейчас откровенно пытаются сплавить истеблишмент на давно заслуженную пенсию, а сами «хотят царствовать и всем владети».

Для того, чтобы пояснить чем это важно для России, требуется вернуться на несколько лет назад. В самый разгар предыдущих президентских выборов, за несколько недель до голосования на WikiLeaks появилась переписка видных деятелей демократической партии. Из переписки партийных функционеров следовало, что во время праймериз демократов весь ресурс партии работал на Хиллари Клинтон и против Берни Сандерса. Кроме того, эта переписка усилила подозрения левого крыла партии, что в некоторых штатах праймериз были вульгарно сфальсифицированы в пользу бывшей первой леди. Согласно возникшему позже двухпартийному консенсусу, взломали почтовые ящики демократов «русские хакеры». С этого, собственно, и началось дело о российском вмешательстве в американские выборы.

На текущий момент двусторонние отношения России и США оказались заложниками внутренней политики. Все будут искать у всех русские скелеты в шкафах, русские деньги в чемоданах и русских шпионов под кроватью. И демократы, и республиканцы. Ожидать какого-то потепления двусторонних отношений на этом фоне не стоит. Русским в этих играх демократов отведена роль белых ходоков, которые пытаются прорваться из-за океана и уничтожить всё, что дорого любому американцу.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

Средний возраст лидеров оппозиционных парламентских партий превышает 70 лет, а до очередных выборов в Госдуму – два с половиной года. Вопрос, может ли системная оппозиция позволить себе идти на них с теми же лидерами, напрашивается сам собой.

Кадровой составляющей этот вопрос не исчерпывается: не менее важны идеи и конкретные решения, которые предстоит выносить на суд избирателей. И способны ли сегодняшние партийные лидеры дать внятный ответ на вызовы будущего – большая загадка.

Парламентская оппозиция пасется на двух электоральных «полянах»: популистская (ЛДПР) и левая (остальные). При всей сомнительности обоих этих направлений, с точки зрения перспектив для страны, спрос на них у избирателя есть и будет. Ведь невозможно игнорировать десятки процентов избирателей, для которых главным жизненным приоритетом являются не свобода и развитие, а сверхъестественные формы «державного величия» или экспроприация буржуев, до трезвого соседа включительно. С исторической сцены эти настроения сойдут не раньше, чем исчезнет их социальная база в виде массовой бедности.

Сказанное, однако, не означает, что успех на этом поле сегодняшним игрокам гарантирован и завтра. Жириновскому в 2021 году будет уже 75, и хватит ли ему мотивации и просто здоровья продолжать работу в роли злого клоуна – большой вопрос. Если не хватит, перспективы ЛДПР рискуют обнулиться: вождистская партия без харизматика во главе – очевидный нонсенс.

Поэтому начала интенсивного кастинга на замену Владимиру Вольфовичу следует ждать в самом скором времени. Заинтересована в этом не столько даже партия, сколько власть: и националистические, и вообще популистские настроения необходимо держать под контролем, потому что позволить им стать неуправляемыми и в самом деле опасно. Следовательно, ЛДПР будет продолжать канализировать эти настроения и дальше – а эффективность будет зависеть от дееспособности Жириновского или качеств его преемника. В среднесрочной перспективе второе для партии предпочтительнее.

С левыми еще интереснее. КПРФ, в своей характерной терминологии, давно стала типичной партией крупной (и абсолютно беспринципной) буржуазии. Ни персональный состав фракции, где магнат на магнате сидит и покойным Вороненковым погоняет, ни отвратительный фарс вокруг попытки любой ценой осчастливить Грудинина мандатом покойного же Алферова не оставляет пространства для иного отношения. И 6% голосов, потерянных коммунистами на последних думских выборах, показывают, что их избиратель это прекрасно понимает и не горит желанием голосовать за «классового врага» даже в протестном режиме.

«Справедливая Россия» от КПРФ в этом смысле принципиально ничем не отличается: вместо Вороненкова – Илья Пономарев, вместо миллиардеров-коммунистов – свои. Плюс крайне невнятное, против всего плохого и за все хорошее вплоть до незабвенного возрождения российского выхухоля, идеологическое позиционирование. Последним обстоятельством, видимо, и объясняется появившаяся в последнее время информация о предстоящем большом ребрендингепартии, которая может получить официальное подтверждение уже на ее съезде 21 апреля.

При этом важно иметь в виду, что в отличие от ЛДПР все вопросы перезагрузки левых партий будут исключительно их собственной проблемой. «Единая Россия» (в которой, кстати, вопрос смены поколений хоть как-то осознается и хоть как-то решается) окучивать левый электорат сама вполне не против. Возможный уход левых в несистемное поле власти не страшен: судьба Удальцова иллюстрирует это вполне наглядно. Поэтому обстановка на левом фланге имеет все шансы развиваться по законам естественного отбора.

Время для серьезного переформатирования у левых в принципе еще есть, хотя терять его уже нельзя. Есть ли понимание назревшей необходимости, новые лица и новые решения – вопрос отдельный и непростой. Ответ на него даст не слишком далекое будущее.

За рамками разговора о парламентской оппозиции остаются перспективы либеральных сил, потому что в Госдуме они давно не представлены. Противоестественность такого положения в обосновании не нуждается. Опора на круги, понимающие, как устроены общество и особенно экономика, и способные удержать власть от опасных и даже непоправимых шагов, необходима стране жизненно. Поэтому следует надеяться, что в предстоящей думской кампании носителям правых взглядов в экономике наконец-то удастся консолидироваться и выступить достойно, чтобы вернуть себе возможность влиять на общефедеральную повестку.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

Задержание и последующий арест экс-министра Михаила Абызова способны повлечь за собой довольно неочевидные последствия, в которые есть смысл вглядеться уже сейчас.

Сначала вспомним суть обвинения: продажа государству в лице ФГУП «Алмазювелирэкспорт» пакетов акций четырех энергокомпаний по завышенной более чем в 20 раз цене. Следствие видит в этом не только мошенничество, но и очень тяжкую статью про организацию преступного сообщества. Последнее с весьма высокой вероятностью подразумевает, что круг фигурантов будет значительно расширен. А поскольку многократное завышение цены актива — игра, в которую можно играть только вдвоем, следует ожидать появления у следствия вопросов к лицам, выступавшим в этих сделках на стороне государства. Вплоть до вполне высокопоставленных.

Укрываться от уголовного преследования за рубежом — традиция на Руси давняя, и коррупционеры здесь не исключение. Судя по лихости, с которой взялись за Абызова, уместно предположить, что такую попытку могут предпринять и пока не названные поименно его подельники. Нельзя исключить, что кому-то она удастся.

И вот тогда начнется самое интересное. Россия, разумеется, потребует выдачи обвиняемых. А перед странами, где они всплывут, встанет гамлетовский вопрос: выдавать или нет.

Что Запад говорит о российской коррупции вслух, общеизвестно: ее называют в числе главных угроз чуть ли не всему цивилизованному миру и при каждом удобном случае декларируют, как жизненно важно бороться с ней сообща. Что в этом вопросе получается на деле, тоже не секрет: «с Дона выдачи нет» или практически нет, примеров — десятки, и по большей части они как раз про совершенно очевидное ворье.

В нашем гипотетическом сценарии этот конфликт слова и дела обострится до последней крайности. Чем высокопоставленнее беглец, чем большими объемами закрытой и попросту секретной информации он обладает, тем непреодолимее будет соблазн произвести его в очередные узники совести и по полной программе использовать в геополитическом противостоянии. И тем гарантированнее этот соблазн будет реализован.

Логично? Вполне. Сноудену в политическом убежище мы и сами не отказали. Точно так же действуя в собственных интересах. Но если обсуждаемый сценарий реализуется до последнего пункта, это исчерпывающе покажет настоящую цену не только декларациям западных партнеров о беспощадной борьбе с коррупцией в России, но и всем остальным их заверениям об условиях, на которых нам сейчас называют возможной «нормализацию отношений».

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

События вокруг отставки Нурсултана Назарбаева дали весомый повод задуматься о материях, с отставкой, в сущности, никак не связанных.

Как только Елбасы отошел (точнее, начал свой путь) в политическую вечность, в Казахстане ему воздали многочисленные почести. Поменьше, чем божественные, побольше, чем императорские, а так – приблизительно на уровне Туркменбаши. Вишенкой на и без того богатом торте стало скоропостижное переименование Астаны в Нурсултан. В истории этого города, кажется, уже четвертое.

Насколько можно судить, в Казахстане ко всему этому в целом отнеслись как к должному – хотя сообщения о проскакивающих в стране нотках и даже целых петициях протеста на глаза попадались. Нам, однако, интересна реакция на событие (не отставку как таковую, а именно почести по ее случаю) общественного мнения России.

Если реакцию обобщить одним словом, это будет слово «хихиканье». Переименование столицы государства в честь конкретного человека, да еще при его жизни, породило в Рунете спонтанный, но все равно весьма массовый, фестиваль юмора, искрометного и не слишком. Венцом этого фестиваля, пожалуй, стал флэшмоб в Телеграме, в ходе которого серьезные и авторитетные, с десятками и сотнями тысяч подписчиков, каналы самой разной (что особенно примечательно) идеологической направленности на несколько часов переименовались в «Нурсултанов».

Берусь утверждать, что эта реакция в высшей степени показательна. Дискуссия по вопросам, что такое Россия, куда она идет и куда – должна, длится не первое десятилетие и закончится явно не завтра. Но чем Россия точно не является и куда ни при каких обстоятельствах не пойдет, многим, уверен, стало понятнее именно сейчас.

С восточным форматом отношений власти, общества и человека, эталонный образец которого мы увидели только что, сегодняшняя Россия несовместима. Основание в хорошем приближении можно описать репликой одного из героев Юрия Германа: «мы и богу-то земно не кланяемся». Не то чтобы наша история была полностью свободна от этой болезни, но от нее мы освободились – и нет оснований сомневаться, что навсегда. Особенно учитывая, что в этом вопросе наше общество едино куда более, чем во многих других.

Итак, восточные ценности – не наши, на уровне мировосприятия и потому безоговорочно, в чем на свежем примере лишний раз и довелось убедиться. Западные? С ними сложнее. Сложнее в первую очередь потому, что сам Запад эволюционирует прямо на глазах, и не сказать, что направление этой эволюции выглядит привлекательным.

Очень многое из того, что в свое время Запад Западом сделало, продолжать развивать в России не просто надо, а жизненно необходимо. Безусловное верховенство права, отшлифованные многими поколениями институты и в первую очередь отлаженная до автоматизма сменяемость власти, работающая обратная связь снизу вверх и тесно с ней связанное умение делегировать властные полномочия на самые локальные уровни – все это и многое другое образует урок, доучить который нам предстоит обязательно. И не менее категорически нам не по пути с концепциями бесчисленных привилегированных меньшинств, «родителей 1 и 2», агрессивного экспорта ценностей и прочих проявлений политкорректного декаданса последних десятилетий.

Полезное – брать. Ненужное – игнорировать. Собой – оставаться. Формула, в равной мере актуальная для отношений России со всеми цивилизациями.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

В последние дни российско-белорусские отношения накалились если не до предела, то во всяком случае беспрецедентно.

Точкой отсчета следует считать 1 марта, когда Александр Лукашенко на своей ежегодной пресс-конференции вывалил на Россию очередную гору претензий в духе «в зоопарке тигру мяса не докладывают». 14 марта наш посол в Белоруссии Михаил Бабич дал большое интервью, в котором предельно корректно по форме, но очень жестко по существу напомнил, что добавочное мясо имеет цену и что эта цена – конкретные шаги в области интеграции. А заодно пункт за пунктом проиллюстрировал цифрами и фактами необоснованность прозвучавших претензий. Прозрачно намекнув, что качество подготовки белорусскими чиновниками конкретной фактуры, которой пытался оперировать «батька», не выдерживает ни малейшей критики. И еще – что свои экономические проблемы суверенная Белоруссия вольна решать любым из способов, которыми нас пытается напугать Лукашенко: не нравится – не держим.

На следующий день грянул гром. Белорусский МИД в исполнении клерка-ноунейма высказался об интервью Бабича в выражениях, которые сделали бы честь любому колхозному рынку: интервью клерк-де не читал, но знает, что цифры, которыми оперирует посол, «искусственные и подтасованные», а самого Бабича называет «счетоводом либо подающим надежды бухгалтером».

Никакой самодеятельностью такое хамство объясняться, конечно, не может. Вопрос разве что в том, на каком уровне оно согласовано: лично Лукашенко или министром иностранных дел Макеем, который уже давно делает все от себя зависящее, чтобы превратить Белоруссию во вторую Украину – во всех печальных для обеих стран смыслах. Впрочем, для нас этот вопрос непринципиален: мнение даже третьеразрядного официального лица, не дезавуированное быстро, подчеркнуто и недвусмысленно – это мнение государства. Несомненно, именно в этом качестве оно Россией и услышано.

Именно поэтому в авторитетных телеграм-каналах обеих стран мгновенно стало очень шумно. Одни предполагают, что белорусская сторона пойдет дальше, а именно отзовет посла из Москвы и объявит Бабича персоной нон грата. Другие – что на самом деле эти шаги сделает Москва. Третьи – что Макей поставил Лукашенко перед фактом, играя на разрыв с Россией любой ценой, и имеет шансы с этой игрой очень болезненно просчитаться. Есть и четвертые, и пятые, но все сходятся в одном: во всех вариантах развития событий белорусские власти ждут скорые и большие неприятности.

Дело не только в том, что вероятность удовлетворения Москвой повторенных много раз текущих требований Лукашенко (от компенсации за «нефтяной маневр» до выдачи нового кредита в 600 миллионов долларов, чтобы закрыть им один из старых) из нулевой становится отрицательной. Не менее важно, что белорусская экономика сохраняет остатки жизнеспособности исключительно за счет преференций с российской стороны, еще остающихся в силе: здесь и сверхльготные, по мировым меркам, цены поставки энергоносителей, и настежь распахнутый российский рынок, и в высшей степени лояльное отношение к белорусской задолженности. И если на любом из этих направлений существующее статус кво как бы невзначай изменится, последствия для «луканомики», как и для дальнейших перспектив ее автора, окажутся столь же печальными, сколь и закономерными. Точнее сказать – заслуженными.

Главная задача российской политики на белорусском направлении прямо сейчас – внести в отношения окончательную ясность на годы вперед, и чем быстрее, тем лучше. Возможных решений здесь два, основные их контуры общеизвестны, и оба белорусскому режиму крайне не нравятся – в частности, потому, что в случае разрыва отношений тут же закончатся и еще сохраняющиеся льготы. Поэтому момент выбора Лукашенко оттягивает изо всех сил. И поэтому поводом поставить вопрос о выборе ребром, предоставленным «батькой» вольно или невольно, грех будет не воспользоваться по полной программе.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

На глаз от четверти до трети материалов к 8 марта в российских медиа прямо или косвенно связаны с темой феминизма. Диапазон широк — от длинных скучных рейтингов выдающихся представительниц этой тусовки до суждений в том духе, что без тусовки и праздник больше не праздник. Плотность феминистской тематики выглядит беспрецедентной, а значит, феномен следует осмыслять.

Традиции известной части нашего общества питаться плохо усвоенными остатками того, что кажется очередной вершиной западной мысли, идет второй, если не третий, век. В этом смысле ничего принципиально нового не происходит. Основная интрига, как всегда, в разнице контекстов, в которые обсуждаемое явление вписано там и здесь.

Современный западный феминизм — одно из основных слагаемых мощнейшей левой, а точнее — левацкой волны, которая с каждым годом все наглее претендует на то, чтобы считаться единственно верным и единственно рукопожатным образом мыслей. Борьба за права нечеловечески угнетенных меньшинств, от расовых до гендерных, говорят идеологи этой волны. Агрессивное вымогательство привилегий, возражают сохранившие вменяемость.

И чем феминизм (как, собственно, и все остальные тематические изводы левацкой волны) радикальнее, тем он неотличимее от худших проявлений большевизма — как методологии, конечно, а не идеологии. Разница между подчеркнутым отрицанием самых фундаментальных основ человеческого бытия в исполнении большевиков двадцатых годов или активистов китайской культурной революции и сладкими мечтами радфема всех мужчин посадить на цепь (загнать в лагеря, лишить гражданских прав, применить презумпцию виновности, поголовно кастрировать, недостающее вписать) — только в том, что сегодняшним бодливым коровам рогов, то есть власти, пока не дано.

Вопрос, чем феминистические и прочие левацкие беснования закончатся на Западе, отдельный и очень непростой, но социальная база для этих беснований, и довольно мощная, во всяком случае присутствует. В России нет ни этой базы, ни мало-мальских предпосылок к ее формированию. Зато есть упомянутая выше привычка возводить если не в культ, то во всяком случае в моду все западное, что кажется актуальным. И еще есть общеизвестный стадный инстинкт наших медиа. Вот этими двумя факторами, кажется мне, агрессивное продвижение феминистической повестки к 8 марта и объясняется.

Отечественные феминистки довольно разношерстны. У одних доминирует дурной активизм как образ жизни, у других личная неустроенность, у третьих — мессианский комплекс, найдутся и четвертые, и пятые. Общий знаменатель тем не менее просматривается: все эти «сестерки» и «борчихи» (борцуньи?) в первую очередь откровенно неумны. Неумны потому, что были и остаются сектой, маленькой и смешной, хотя и шумной. И еще потому, что перспективы остаться сектой навсегда даже не понимают. Просто потому, что нормальные женщины за ними не идут и не собираются.

Есть в России проблемы, которые можно назвать специфически женскими? Несомненно. Осознаны они обществом в данном качестве? Скорее да, чем нет. Занимается общество их решением? Занимается, пусть где-то и медленнее, чем хотелось бы. А почему, несмотря на все сказанное, секта остается сектой? Да потому, что вещи, которые секта подает как главные проблемы, 99% женщин либо таковыми не считают, либо видит потенциал их решения где угодно, только не в секте. Последнее, кстати, лишний раз доказывает, что у типичной российской женщины с умом все неплохо и даже хорошо.

...И вот эти 99% (оставшийся процент в знаках внимания от «мужских шовинистических свиней» и не нуждается) в лице моих читательниц мне и хотелось бы от всей души поздравить с наступившим Женским днем и пожелать всегда оставаться самыми лучшими и самыми любимыми. И еще самыми понимающими, что женщины — слишком неотъемлемая часть общества, чтобы их обособление могло принести — обществу ли в целом, им ли самим — хоть какую-то пользу.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

В Дагестане оглушительный скандал. Заезжая труппа дала в Махачкале спектакль, один из эпизодов которого при большом желании может показаться легкой эротикой. Борца Хабиба Нурмагомедова это оскорбило до глубины души: он проклинает «разврат» и «порнографию», требует от республиканских властей тащить и не пущать и угрожает вывести людей на улицу. Объявившиеся во множестве единомышленники Нурмагомедова идут дальше: потерян счет предельно откровенным призывам к расправе и к актерам, и к «допустившим порнографию» чиновникам. Чиновники каются, что не озаботились цензурой. Продюсера спектакля понуждают к кислым извинениям.

Борьба с развратом в республике имеет многолетнюю богатую историю. Клеймо разврата мигом получает любое мероприятие, не способное вписаться в традиционную картину мира. Только за последние несколько лет в Дагестане по тому же сценарию и теми же активистами сорваны фестивали азиатской культуры, средневековой музыки и индуистский праздник весны и красок. А отмененные концерты «не тех» исполнителей сложно сосчитать.

Происходящее, конечно, можно прокомментировать с долей академизма: существует законодательство, определяющее порядок организации и проведения культурных мероприятий — единое для всей страны. Если эти требования соблюдены, препятствовать мероприятию никто не вправе – тем более, что силой туда никого не затаскивают. Если мероприятие тебе не по нутру, критикуй его в рамках приличий, протестуй против него в рамках закона, но не моги решать за ближнего, идти ему туда или нет. И тем более – решать, быть этому мероприятию или нет. И тем более – угрожать беспорядками на том основании, что мероприятие тебе не нравится. И подавно – требовать «зарезать и сжечь» всех, кто не солидарен со «стаей».

А можно вглядеться глубже. И увидеть, что подобные настроения растут из архаики как уклада и образа жизни. Той самой архаики, из которой родом абсолютно весь исламский (да и любой другой религиозный) экстремизм.

При этом не имеет ни малейшего значения, беснуется ли архаика под лозунгами откровенно антигосударственными (как разнообразные организации, запрещенные в РФ) или охранительскими. Ни в одном из своих проявлений недопустимо и непримиримо дремучей архаика быть не перестает. И с двадцать первым веком она несовместима ни в каком облике. Точнее, совместима, но лишь на тот недолгий срок, который потребуется конкурентам, чтобы разобрать зараженное архаикой общество на молекулы.
Поэтому большой ошибкой было бы думать, что происходящее не касается каждого, потому что происходит где-то далеко. Цену многолетней терпимости к нетерпимости Европа платит прямо на наших глазах, и именно сейчас самое время учиться на ее ошибках. Если архаика будет оставаться безнаказанной и тем более поощряемой, завтра начнут выдавливать из себя извинения продюсеры московских, а не махачкалинских, спектаклей, а послезавтра цензуре толпы подвергнется «Спокойной ночи, малыши». Ну а как можно не подвергнуть цензуре присутствующее там нечистое животное?

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

Огромное количество комментариев президентского послания Федеральному собранию, казалось бы, дополнить уже нечем. Однако практически все эксперты отнеслись к посланию как к чему-то самодостаточному. А его можно и нужно вписывать в более широкие контексты.

И главный из этих контекстов очевиден – национальные проекты. Меры и решения, предложенные в послании, не перечеркивают нацпроекты и не оттесняют их на задний план. Скорее – предваряют.

Страной мобилизованы огромные ресурсы. Мобилизованы не сказать чтобы совсем безболезненно. Сейчас предстоит грамотно – и по замыслу, и по исполнению – вложить их в дело. И о каких бы направлениях ни шла речь – соцзащита или экология, медицина или прорывные научные направления, бизнес-климат или демография – в основе всех предстоящих планов, как уже оглашенных президентом, так и тех, что совсем скоро будут представлены в составе нацпроектов, по большому счету одно и то же.

Почти забытый, но очень хороший писатель спрашивал: «Где лучше?» И отвечал: «Где лучше мы сами». Качество (даже не уровень) жизни и неразрывно с ним связанное качество человеческого капитала, без которого не может быть конкурентоспособности страны в целом, — это то главное, ради чего мобилизованы ресурсы и начинают делаться большие дела. Цель, по отношению к которой все остальное является средствами.

Дела, кстати, будут делаться не только для нас, но и нами. И на выходе увидим не то, что в красиво сервированном виде доставят сверху, а то, что получится у всех вместе по общему плану. Живем завтра так, как работаем сегодня. С прошлогодним чемпионатом мира получилось совсем неплохо – и именно по той модели, когда миллионы граждан имеют право сказать «я его делал». В реализацию планов на ближайшие годы будет вложено раз в десять больше. Их эффект должен дойти до каждого, именно на это планы и рассчитаны. Но и их реализация вправе претендовать на то, чтобы стать делом – и интересом – каждого.

Прямо в послании всего этого не прозвучало, но из сказанного президентом оно вытекает довольно недвусмысленно.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

16 февраля 2019

Ой, колхоз, колхоз

Облетевшие страну кадры веселья в самолете с участием не нуждающегося в представлении Аркадия Дворковича, экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева и двух дам, много лет прослуживших в аппарате Дмитрия Медведева, получили самые разные (большей частью невосторженные) оценки от великого множества комментаторов. Однако один, на мой взгляд – весьма существенный, аспект этого веселья, кажется, до сих пор остался без внимания.

Представьте себе офис небольшой и не слишком процветающей фирмочки — из тех, какие десятками найдутся в любом здании бывшего НИИ. Представьте в этом офисе корпоратив по случаю большого праздника – с тем типичным размахом, когда наутро хорошо, если мебель остается целой, а сантехника — чистой. Представьте, что там происходит на третьем или четвертом часу мероприятия. А теперь найдите десять различий с обсуждаемым видео. Или хотя бы одно. Самолет не предлагать.

«Близостью элит к народу» это сходство объяснить уже успели. Культурные, мол, коды у всех наших людей одинаковы, поэтому независимо от занимаемого положения коллективное веселье и принимает вот такие единообразные формы. Отсюда уже совсем нетрудно натянуть вывод, что элиты народу приходятся плотью от плоти и только его интересами и потребностями и живут.

На самом деле логика здесь должна быть совсем другая. Не «каков народ – таковы элиты», а «каковы кадры – таков досуг». По тому, как кадры гуляют в кругу коллег, можно довольно обоснованно судить об их качестве – и тем самым об успехах и перспективах их работодателя. И если слово «колхоз» при виде гулянки просится на язык в числе первых, будьте уверены: в бывшем НИИ, а не в офисе класса «А», фирма сидит вполне по заслугам. Да и с причинами невеселого рейтинга правительства тоже становится как-то понятнее.

Кадровая политика ведомств, входящих в орбиту Медведева, вообще отличается повышенной неразборчивостью даже на общем фоне. Из последних скандалов можно вспомнить Горринга-Ганижева, уволенного из Росгеологии после образцово похабного стрима, или назначение «таджикского массажиста» с многолетними лакунами в биографии главой Кадастровой палаты Росреестра. Из более раннего, в президентскую бытность Дмитрия Анатольевича, вспоминается множество крайне сомнительных назначений на высокие посты в судебной системе. В самую первую очередь, это смазливый мальчик, в 27 лет ставший председателем одного арбитражного суда, потом другого… Вот только пьяный дебош в аэропорту все равно уничтожил его карьеру.

Впрочем, тут скорее вопрос в скорости и эффективности самоочистки правительственной системы. Без успешного избавления от раковых клеток новые винтики этой системы также подвергнутся риску коррозии. Справедливости ради еще раз отметим, что все попавшие в кадр чиновники — уже с приставкой «экс», то есть из старого состава правительства, но всё того же премьера.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»

09 февраля 2019

Выбор после выборов

Российским наблюдателям отказали в допуске на украинские выборы. Повод подумать, что на нашей стороне происходит как с отношением к этим выборам, так и вообще со стратегической линией про сопредельную территорию.

Со стратегией в общем все без изменений: тема как была давно поставлена на паузу, так на паузе и стоит. Ограничиваемся пока в основном наблюдением.

Основной приоритет – не ввязываться в масштабные военные действия, во всяком случае, до тех пор, когда/если придется защищать Донбасс, что не раз было обещано. Пока и глобальная и местная обстановка остаются без качественных изменений, предпосылок к пересмотру этого приоритета не видно. Затянувшийся раунд игры вряд ли закончится раньше, чем хотя бы начнет разрешаться геополитический конфликт в целом. Не исключено, конечно, что может в очередной раз обвалиться сама украинская госсистема. В такомслучае быстро принимать какие-то новые решения заставит сама жизнь.

Куда более интересен и актуален вопрос, стоит ли нам признавать результаты предстоящих выборов. В 2014 году с этим признанием, называя вещи своими именами, поторопились. Сейчас этот вопрос уж точно стоит поставить на рассмотрение.

Поводов для непризнания, причем веских, при желании долго искать не придется. Тот же отказ в допуске наблюдателей. Невозможность проголосовать по месту пребывания для миллионов избирателей, работающих в России. Вся внутренняя околовыборная грязь вполне африканского образца, недостатка в которой не будет. Ну и опция сослаться на свежий венесуэльский прецедент, конечно.

Для чего непризнание может пригодиться? Разыграть эту карту можно по тому образцу, который так любят наши западные партнеры. Сначала занимается сверхжесткая позиция. Потом отход от нее разменивается на конкретные уступки.

В первую очередь это весь комплекс отношений в газовой сфере. От условий продолжения транзита после 2019 года до судьбы феерического решения стокгольмского арбитража. Как мы можем обсуждать продолжение транзита с режимом, легитимность которого не признаем? На этих условиях – точно нет. Вот на этих – подумаем. А на этих – согласимся на единое комплексное решение, включающее и транзит, и арбитраж, и собственно признание.

Играть в эти игры стоит учиться. Жизнь показывает, что они могут быть вполне эффективными. И обсуждаемая оказия выглядит вполне подходящей для того, чтобы попробовать.

Больше материалов на Telegram-канале «Мейстер»



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире