Я очень не люблю, когда меня называют волонтером. Я не гуманитарщица и не дай бог, не «благотворитель». Я просто маленькая девочка, которая однажды попала на войну и пятый год не может выйти оттуда.

Когда-то я поехала на Донбасс и двигало мной детское любопытство. Я не понимала, что меня могут убить, взорвать или просто похитить и требовать деньги или обменять на кого-то. И я думала, что эта первая экскурсия забудется, появятся новые дела и новые впечатления.

Репортеры НТВ в касках и брониках и с огромными глазами навстречу нам на КПП Куйбышево в полночь — «Марьяна, у нас инсайд. В четверг тут будет ад. Ты куда?» Октябрь 2014, совсем недавно эта группа снимала меня в Москве после очередного турнира. И мы с отцом на зеленом Ниссан-Патфайдере, в багажнике штанга, лежак и спортивные подарки. Украинской границы нет, из кустов навстречу нам выкатывается черный Крузак, в нем — люди с оружием — «Наумовы? За нами. Если обстрел — не вздумайте остановиться, ускоряемся…». Ночуем в казарме, среди ящиков с БК. А с утра — школы, самые обычные школы и самые обычные дети. На войне.

В городе раскатывают плакаты Кобзона — на днях приедет. В парке Щербакова присяга Внутренних Войск ДНР — там знакомлюсь с Батей. Захарченко принимает присягу у пацанов, которые прямо из парка едут на передовую, где-то совсем неподалеку ухает и гремит. «...Товарищ Командир — пропустите» — кричу я. Захар удивленно дает команду пропустить, и я встаю рядом с ним. Несколько слов о себе и прошу разрешение сделать селфи. Первое селфи на войне.

Затем были сотни и сотни писем, тысячи детских глаз и настоящие друзья — все это привязывает крепче любой самой прочной цепи. Я там нужна и поэтому я буду делать это.

Часто говорят — «Марьяна, ты ездишь только туда, куда пускают…»

Ага. Смотрю сводки, читаю фейсбук. Где самое горячее, где стреляют. Гуглю. Все школы есть в сети, есть сайты, группы вконтакте. Почти все директора есть на Одноклассниках. Пишу, представляюсь, предлагаю приехать. Сперва не верят, потом настороженно приглашают но все равно не верят. «... Наших деток нельзя обманывать. Марьяна, вы точно приедете, это не пиар?... Нет, нет, у нас все хорошо, нам ничего не надо, только приезжайте. У нас со времен СССР не было гостей…»

После смерти Бати очень трудно было найти мотивацию для очередной поездки. Но я обещала ему, что никогда не брошу этих ребят. Не брошу, Батя. Я еду.

Под новый год в республике случились сильные снегопады, дороги к границе замело, на несколько дней перекрывали для легковых автомобилей. Поэтому выехали на сутки раньше, чем обычно, мой отец положил в кабину нашего буса зимний спальный мешок и снеговую лопату, на всякий случай. Но мы проехали, повезло.

Первый день запланировали прифронтовые поселковые школы в Александровке и Луганском. Дорога к этим селам идет через блок-пост на передке, еле-еле пробираемся сквозь очередь и ледяную колею. Едем без сопровождения, я сама иду на блокпост просить помощи, чтобы пропустили объездом, вокруг очереди. Люди ругаются, но я объясняю, что уже начались уроки в школе, а я везу подарки и опаздываю… Пропускают.

В Луганском стоит живая елка под потолок спортзала, для меня устраивают целое представление с колядками и танцами. Провожу традиционный детский турнир по «Русскому жиму», затем, пока преподаватели заполняют дипломы победителям, общаюсь с ребятами, рассказываю, как прошел мой год. Говорю им про Батю и стараюсь не заплакать. Он был моим другом, он постоянно спрашивал у меня — как проходят мои поездки, как ребята, тепло ли в школах, как кормят… Делал пометки в блокноте, обещал на 1 сентября поехать со мной.

Говорю им — наши Герои и Батя живые пока живы мы, те, кто их помнит. Слушают, глядя в глаза, а я задыхаюсь, горло перехватывают слезы.

Раздаем всем новогодние подарки, и едем по сугробам в Александровку. Глава поселка, Александр Чалый, в прошлом — ополченец, сейчас — хороший заботливый руководитель. Рассказывает мне, что совсем недавно был обстрел, мины и пулемет. Хорошо, никого не зацепило.

Я давно решила каждую поездку как минимум в одной школе оборудовать спортивный зал. В этот раз повезло Александровке — мы привезли новенький теннисный стол, ракетки и шарики, сетки и мячи для волейбола, штанги, лежаки, стойки и гантели для качалки. У ребят должно быть занятие после уроков, чтобы меньше времени оставалось болтаться по окрестностям, искать неприятности на свои пятые точки в прифронтовой зоне. Общение — турнир — подарки, все душевно и здорово. Очень люблю именно такие, небольшие прифронтовые сельские школы. И стены и люди тут настоящие, совсем не такие как в большом городе. Все проще. Хорошие, работящие, простые русские люди. В беде.

На выезде передаю пакет с гостинцами бойцам на блокпосту. Живите, братья… Берегите себя!

Второй день — Петровка. Самый горячий район Донецка. 110-я школа — меньше двух километров до боевых позиций. В прошлом году на ее территории трое деток пострадали, играя с найденным боеприпасом. В этой школе физрук — действующий спортсмен и тренер по пауэрлифтингу — в следующий раз обещаем ему привезти оборудование, он, по-моему, даже не верит в свалившееся счастье. Привезем!

3-й интернат — из его окон видны позиции украинской армии. Его нашла после поста местного военного в фейсбуке — возмущался, что власти не перевезут детей куда-то в глубь, подальше от фронта.

Спрашиваю про переезд директора — она и родители против — куда переезжать? Интернат могут только закрыть — где тогда учиться детям? Тут нормальный ремонт, только-только вставили новые пластиковые окна, хороший спортзал. «Мне бы проектор хороший, а обстрелы — ну так кого тут этим можно удивить? Дети местные, кто-то и поближе к передку живет…» — говорит директор.

103-я школа… Завуч, встречая меня, говорит, что не верила до последней минуты — думала, очередная интернет-болтовня. Пьем чай, мне рассказывают, как посреди уроков периодически спускаются в подвал. «...Рядом нет никаких военных, все это знают. Они стреляют просто так. По нам, по детям…» Они — это Украина. По нам — это по детям. Тут все все видят и знают, без телевизора и пропаганды.

Энергии уходит очень много — каждому отдаю частичку себя, к вечеру уже выжата как лимон. Еле успеваю доехать к назначенному времени на радио, рассказываю в эфир, что думаю, как работает наше правительство, почему оно боится принять серьезные и жесткие меры и наконец остановить эту войну. Ведущий немного в шоке, но вижу, что согласен со мной.

В ночи едем в Макеевку и перегружаем в бус новогодние подарки — я часть привезла из Москвы, часть покупаю на месте. Наталья, узнав о том, что я вожу эти подарки в прифронтовые школы, дает несколько коробок бесплатно.

Следующая цель — две маленькие сельские школы на окраинах Горловки. У входа тепло пахнет дымом — своя маленькая котельная, в коридоре запах булочек и горящие детские глаза из-за каждой двери. Директор Озеряновской школы рассказывает моему отцу, что старым теннисным столом два года назад заделали дыру от прямого попадания украинского снаряда на второй этаж, прямо над входом.
Показывает рукой куда-то вдаль — «Вот там мост взорвали, второй мост заминирован. Ездим в объезд, через третий. Нацики стояли вот тут, через улицу и овраг. Зимой 15-го их выгнали, но недалеко…»
Когда она видит, что мы вытаскиваем из буса новый теннисный стол – по-моему она теряет дар речи… Рядом со школой местные мужики чинят трактор. Помогают занести стол в школу:
«... Мы же не такие, как в Крыму, да? Мы хуже? Почему нас не забрали домой?...» Смеются с обидой.

Ирмино — это уже Луганская народная республика. Две школы — 32-я и 12-я. Общаемся, турнир, новогодние подарки и — бесконечные детские истории. Через себя, все до одной…
«... Почему только ДНР, почему раньше не приезжала…» — самый частый вопрос.

У меня были проблемы с прошлой местной властью. В 2015 я положила цветы на могилу Бэтмена — это командир ополчения, который охранял меня зимой 2014-го. Его убил Плотницкий, не поделив власть и мне дали понять, что мои цветы на могилу друга — это неверные акценты.
Идите вы в жопу со своими акцентами.

Из-за Плотницкого я три года обьезжала ЛНР стороной. Но — все меняется. Теперь тут все по-другому.

На въезде из Ирмино заезжаем на заправку и меня узнает женщина — «....Марьяна, это вы приезжали в полк к Пашке. Тут его сестра рядом живет. Второй поворот, за зеленым забором вниз до магазина «Виктория», там спросите любого…»

Тут для всех он — Пашка. Для меня — Павел Леонидович.

Новый Глава республики, Пасечник, присвоил 32-й школе имя Павла Дремова — герой атаман, трагически погибший зимой 2015-го. Простой работяга из Ирмино, ездил на заработки в Киев и на западенщину, каменщик-строитель. Стал командиром местного ополчения. Справедливый хороший русский мужик. Его взорвали на собственной свадьбе. За три месяца до этого я пила с ним чай с малиной, он подарил мне папаху и рассказывал о своих маленьких племяшках. Тогда, в уже далеком 2015 я приезжала в Алчевск и Стаханов, проводила турниры на День Шахтера, была на линейках в местных школах… Папаха от атамана теперь у меня, как память.

Сидим на маленькой кухне у Людмилы. «... Однажды я попросила у Паши людей, почистить нашу улицу, совсем замело. Он сказал записаться в общую очередь — казаки не поняли бы, если какие привилегии для родни…»

Ой, казак, где теперь твой дом?
Ой, не там ли, где пляшет ветер?
Пляшет у сокола под крылом,
С высоты ему видно всё на свете.

Ветер и метель пляшут, заметая колею, но когда подъезжаем к могиле атамана по дороге на Брянку — затихает. Спускаемся в поле, долго идем по колено в снегу, у четвертого столба налево, как объяснили.

Нахожу. Павел Леонидович рядом с отцом, неподалеку мама.

Донбасс дал мне много друзей. Он научил меня ценить дружбу и близких людей, пока они рядом. И он же научил меня жить, когда они уходят. Ушли очень многие, почти все. Дядьки, как же вас не хватает!!!

В Донецке перед отъездом покупаю большой букет. Красные розы, самые красивые. Для Бати.
Еду на Донецкое Море.

Это кладбище, некрополь. Один из девяти, действующих в Донецке. Там друзья, там Мотор, Гиви. Там десятки, сотни других ребят. Там Батя. Спите спокойно, братья мои… Я помню все, что обещала. Я выполню. Я никогда не забуду вас.

«.... Анастасия 22:18
Марьяна!привет))спасибо огромное,что приехала к нам в 32 школу!)))ты..ты..такая добрая и ...у меня просто нет слов!!после того как ты у нас побывала,я многое переосмыслила,и поняла что нужно добиваться своей цели ни смотря ни на что!!и каждый из нас по своему сильный и неповторимый. После того как я увидела тебя,и то чего ты достигла,я для себя решила что нужно брать всё ,что даёт нам эта жизнь!,я начала заниматься спортом,вдруг во мне есть какой-то спортивный или другой талант,а я этого и не знаю..!!!))))ещё раз спасибо большое,за то что приехала к нам,и за подарочки тоже спасибо))))я теперь твоя фанатка!))))..»

Настюха 16:06
Марьяна спасибо что ты приехала к нам в школу. Ты дала мне надежду в себя. Ты очень классная. Ждём тебя ещё.

Снежана 16:33
Привет, спасибо тебе за то что ты не забываешь про нас, (я с 35 школы если что)))

Илья 15:30
привет не знаю читаешь ли ты это но спасибо огромно что приехала к нам в школу удачи тебе и еще больше успехов в спорте»

Там, на Донбассе, очень тяжело. Я знаю это не по картинке на телеке, я вижу все это своими глазами. Пятый год.
Конца края нет всему этому. Непонятна позиция нашей власти, вообще непонятно что будет завтра. И многим там кажется, что России на них давно наплевать.

Я не знаю, что можно сейчас сделать с этой войной. Наверное, лично я сейчас ничего не могу изменить. Но этим детям важно, что я к ним приезжаю, важно знать, что есть те, кто помогает, что есть те, кто помнит про них. И эти строки — не отчет, это летопись моей жизни. Моей войны.
Кроме нас никто не полезет в наши окопы.

Я не брошу вас.
Я вернусь.
Ваша Марьяна Наумова

3039837

3039839

3039841

3039843

3039845

3039847

3039849

3039851

3039853

3039855

3039857

3039859

3039861

3039863

3039865



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире