13:09 , 08 января 2013

Зюганов отвергает миф о своей «победе» в 1996 году

Недавно в интервью Максиму Шевченко для RUSSIA.RU Геннадий Зюганов высказался достаточно определенно по поводу мифа о его «победе» на выборах 1996 года. Ниже моя расшифровка соответствующего фрагмента интервью.

Шевченко: Есть просто слухи, что в первом туре Вы уже победили.

Зюганов: Эти слухи пустили в 2000 году – спустя 4 года – для того чтобы попытаться опорочить нашу выборную кампанию.

Шевченко: Нам тогда Третьяков на планерке сказал, в 1996 году. Вы знаете, что он был близок к Березовскому. Я тогда работал в «Независимой газете». Он сказал, что Вы выиграли с перевесом в достаточное количество голосов уже первый тур.

Зюганов: Это не так.

Здесь для меня важно то, что Зюганов подтвердил мой ранее сделанный вывод, согласно которому разговоры о его «победе» начались лишь в 2000 году.

Я хорошо помню, что впервые услышал рассуждения об этом в предвыборном выступлении Амана Тулеева в президентской кампании 2000 года. Он тогда сказал, что в этот раз не снимет свою кандидатуру в пользу Зюганова, поскольку тот в 1996 победил, но не стал бороться за украденную у него победу. Точных слов, естественно, не помню, но по смыслу именно так. В тот момент Тулеев уже четко стоял на стороне Путина, выступая в качестве спойлера Зюганова. Позднее он вступил в «Единую Россию».

Позже, но в том же 2000-м об «украденной победе» Зюганова публично сказала Любовь Слиска, тогдашний вице-спикер Государственной Думы от «Единой России». Через некоторое время рассуждения о «победе» Зюганова в 1996 стали настолько общим местом, что даже Дмитрий Медведев (который в 1996 году был весьма далек от федеральных выборов) позволил себе высказаться в том же духе.

Здесь, мне кажется, важны 3 момента.
1. До 2000-го таких разговоров не было. Впрочем, было бы хорошо, если бы кто-то специально просмотрел СМИ за 1996–1999 года на предмет этого. Мне, правда, говорили, что Виталий Третьяков писал об этом еще в 1998 году, но я нашел его публикацию лишь от все того же 2000 года. К ней я еще вернусь.
2. Что тему подняло окружение Владимира Путина.
3. Что главная цель в тот момент была – опорочить Зюганова, признавшего победу Ельцина (насколько я помню, и Слиска это высказала именно как упрек Зюганову).

Впоследствии эта тема была нужна команде Путина уже не столько для борьбы с Зюгановым, сколько для того чтобы оправдывать собственные фальсификации. Не случайно она стала особенно активно муссироваться после 2007 года, когда фальсификации на российских выборах стали массовыми. И теперь на любую статью, любой пост о нынешних фальсификациях мы получаем неизменную реакцию от «возмущенных оппонентов»: «а вот в 1996-м!».

А что же на самом деле было в 1996-м?

Разумеется, я не буду утверждать, что выборы 1996 года были идеальными. Они были, безусловно, менее честными, чем прошедшие перед ними думские выборы 1995 года. И агиткампания на федеральных каналах была неравная, и злоупотребление должностным положением со стороны Бориса Ельцина имело место. Впрочем, по сравнению с 2000-ми годами все эти злоупотребления можно считать «детскими».

Есть еще немаловажное отличие от 2000-х. Я в начале 1996 года исследовал в связи с другим делом подмосковные районные газеты и поразился: они все были прокоммунистические. Московскую область в то время возглавлял НДР-овец Анатолий Тяжлов. Думаю, что наверняка та же ситуация была на уровне районов в большинстве регионов. Так что админресурс Москвы во многом компенсировался админресурсом районных начальников.

И фальсификации на тех выборах тоже, безусловно, были. Но вот их масштаб (и даже направленность) – большой вопрос. Не случайно эксперты тогда говорили о «плюрализме фальсификаций».

Для начала вспомним первый тур. По официальным данным Ельцин получил 26,7 миллионов голосов, или 35,3%, а Зюганов – 24,2 миллиона голосов, или 32,0%. Итак, разница в 2,5 миллиона голосов, или в 3,3%. Могла ли эта разница быть результатом фальсификаций?

Думаю, что фальсификации такого масштаба не могли пройти незамеченными, тем более в той обстановке, когда, как я уже отметил, значительная часть местных начальников еще была прокоммунистической. Но факты массовых фальсификаций в первом туре тогда обществу не были предъявлены. Единственное, пожалуй, исключение – город Казань, где коммунисты собрали данные о фальсификации в пользу Ельцина около 40 тыс. голосов.

Вернемся теперь к утверждениям Третьякова и Шевченко. Вот что писал Третьяков в 2000 году: «По очень многим косвенным данным и свидетельствам … первый тур президентских выборов 1996 года Ельцин не выиграл, а проиграл». Фраза брошена мимоходом, поэтому – никакой конкретики. Но более конкретных утверждений у Третьякова я не видел. Что за косвенные данные, какие конкретно цифры – непонятно.

Кстати, забавна ссылка Шевченко на близость Третьякова к Березовскому. Ну и что с этого? Вот еще один миф – о всесильном и всевидящем БАБ. Да и утверждение Шевченко о том, что Третьяков это говорил именно в 1996 году, может быть результатом смещения памяти.

И главная двусмысленность: что значит «выиграл» или «проиграл»? По всей видимости, он хотел сказать, что Зюганов в первом туре реально получил больше голосов, чем Ельцин. Но вот 13 лет спустя Шевченко уже говорит иначе: что Зюганов выиграл «с перевесом в достаточное количество голосов».

Именно так создаются мифы. Абсолютно неконкретной фразе (что такое «достаточное количество голосов»?) сознательно придается такой смысл, чтобы у слушателя создалось впечатление, будто Зюганов уже в первом туре получил более 50% голосов. Но это совершенно невероятно. Это означало бы фальсификацию более 13 миллионов голосов!

Но даже если принять гипотезу (повторяю: абсолютно ничем не подтвержденную), что Зюганов в первом туре реально опередил Ельцина, то что с того? Есть, правда, предположения, что в этом случае результат второго тура был бы иной. Но это лишь домыслы, основанные на преувеличенном представлении о степени флюгерности региональных начальников, а также их влиятельности.

Перейдем теперь ко второму туру. По официальным данным Ельцин получил 40,2 миллиона голосов, или 53,8%, а Зюганов – 30,1 миллиона голосов, или 40,3%. Итак, разница в 10 миллионов голосов, или в 13,5%. Могла ли эта разница быть результатом фальсификаций?

Данных о фальсификациях во втором туре гораздо больше, чем в первом. В шести регионах (Дагестан, Карачаево-Черкесская Республика, Мордовия, Ставропольский край, Ростовская и Саратовская области) после подведения итогов голосования избирательным комиссиям субъектов РФ пришлось вносить изменения в свои протоколы, и соответствующие изменения затем вносились в протокол ЦИК РФ.

Здесь сразу отмечу два любопытных момента. Во-первых, Слиска тогда работала в Саратовской области. Поэтому она действительно знала, что в пользу Ельцина были фальсификации. Но Саратовская область уже тогда была электоральной аномалией и данные по этому региону нельзя экстраполировать на всю страну.

Во-вторых, мне представляется существенным, что власть тогда не боялась признавать «ошибки» при подведении итогов голосования и исправлять их. Видимо, потому, что прекрасно понимала: эти «ошибки» – проявление местной инициативы и не влияют на общий результат. Какой контраст с сегодняшним днем, когда не признаются даже совершенно очевидные несуразности, совершенно бредовые итоги по многим избирательным участкам. Поскольку сейчас власть знает, что это уже не местная инициатива, а система, которую только тронь – и все посыплется!

Что касается масштабов фальсификаций во втором туре, то я знаю только два серьезных исследования на эту тему. Валентин Михайлов в книге «Особая зона: выборы в Татарстане» оценил объем фальсификаций в пользу Ельцина во втором туре в 800–900 тыс. голосов, а ребята из Института открытой экономики оценили «нерегулярные голоса» в поддержку Ельцина в 1,8 миллионов. Можно, конечно, эти численные оценки оспаривать в ту или иную сторону, но ясно, что о 10 миллионах речи быть не может.

Приведу еще два существенных, на мой взгляд, аргумента против мифа о «победе» Зюганова.

1. Общеизвестно, что голосование в крупных городах лучше, чем на селе, защищено от фальсификаций. В этой связи важно отметить, что наилучшие результаты Ельцин получил именно в крупных городах: по 100 крупнейшим городам России (где проживало 41,3% избирателей) его поддержка в первом туре составила 43,0%, а во втором – 63,0%.

2. На выборах глав субъектов РФ, прошедших в сентябре 1996 года – марте 1997 года, действующие главы потерпели поражение в 28 из 52 регионов. Это является свидетельством того, что в 1996 году большинство глав регионов еще не были способны организовать масштабные фальсификации.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире