Вдруг появилось сообщение, что «Единая Россия» обсуждает возможность возвращения в Госдуму одномандатников. Этой новостью поделился с журналистами видный единоросс Олег Морозов.

Почему эта тема возникла именно сейчас? Во-первых, в правилах выборов в Думу 6-го созыва уже нельзя ничего изменить. Так что теперь можно свободно рассуждать применительно к следующим выборам, которые пройдут через 5 лет. Во-вторых, начинается избирательная кампания, и надо заботиться о привлечении избирателей.

Идея возвращения одномандатников популярна. Я хорошо это знаю, поскольку в прошлом году мы провели обсуждение избирательного законодательства во многих регионах. И теперь единороссы хотят примазаться к этой популярной идее, надеясь, что избиратели уже не помнят, кто отменил одномандатные округа.

Сам Олег Морозов, действительно, всегда был сторонником мажоритарной системы. Но это не помешало ему, верному солдату партии, поддержать в 2005 году переход на полностью пропорциональную систему.

Я не раз писал, что отказ от одномандатных округов был нужен не самой «Единой России», а кремлевской администрации. И в значительной степени это было связано с решением «проблемы 2008». Та смешанная несвязанная система, которая действовала до 2007 года, была «Единой России» скорее выгодна, поскольку по одномандатным округам она могла получать больше мандатов, чем по партийным спискам. Это мы хорошо видим по результатам региональных выборов. Так что желание единороссов вернуться к смешанной несвязанной системе неудивительно.

А какая система лучше для избирателя? Этот вопрос много лет (точнее, десятилетий) является предметом жарких дискуссий.

Обсуждая его, мы должны понять, что пора перестать блуждать вокруг трех сосен – полностью мажоритарной, полностью пропорциональной и смешанной несвязанной систем. Мировой опыт предосмтавляет гораздо более богатый ассортимент для выбора.

Работая над проектом Избирательного кодекса РФ, мы пришли к выводу, что наилучшим вариантом является избирательная система, подобная той, которая действует в Германии и ряде других стран. Ее называют персонализированной смешанной, связанной смешанной, но для простоты ее можно называть просто германской. Хотя надо сразу отметить, что мы в проекте Избирательного кодекса не копировали слепо германский вариант, а модифицировали его с учетом российских реалий.

В чем суть этой системы? Как и на выборах в Госдуму 1993–2003 годов, есть единый округ, где соревнуются партийные списки, и 225 одномандатных округов. По одномандатным округам могут выдвигаться как партийные кандидаты, так и самовыдвиженцы. У избирателя два бюллетеня: один за партийные списки, другой – за одномандатников.

Отличия от старой системы – в механизме определения результатов. Сначала мандаты получают победители в одномандатных округах. Затем определяется, сколько мандатов получили самовыдвиженцы и кандидаты от партий, не преодолевших заградительный барьер. Это число вычитается из 450. Получаем число мандатов, которое нужно распределить между партиями, преодолевшими барьер. Распределяем его пропорционально голосам избирателей. Если каждой партии причитается больше мандатов, чем она получила по одномандатным округам – все нормально, оставшиеся мандаты передаются кандидатам из партийного списка. Если какой-то партии причитается меньше мандатов, чем она получила по одномандатным округам (по моей оценке, вероятность такого исхода довольно мала), придется делать коррекцию: число выигранных этой партией одномандатных округов также вычитается из числа распределяемых мандатов, и оставшиеся мандаты перераспределяются между остальными партиями.

Что дает такая система?

Во-первых, она восстанавливает право граждан на самовыдвижение, то есть они смогут реализовать свое пассивное избирательное право непосредственно, без обращения в политические партии.

Во-вторых, очередность получения мандатов партийными кандидатами оказывается зависящей от избирателей. В первую очередь мандаты получают кандидаты, пользующиеся поддержкой избирателей. Это снижает влияние партийной бюрократии, препятствует коррупции в партийной верхушке.

В-третьих, мандаты между партиями распределяются пропорционально поданным за эти партии голосам. Я делал оценки на основе итогов голосования 2003 года: германская система дает меньшее искажение пропорциональности по сравнению не только со смешанной несвязанной системой, но и с полностью пропорциональной.

И, что особенно важно, партия-лидер не получает сверхпредставительства за счет одномандатников. Даже если она выиграет во всех одномандатных округах. Если при этом по партийным спискам у нее будет меньше 50% голосов, она получит 50% мандатов; если по партийным спискам у нее будет больше 50% голосов, она получит ту же долю мандатов, что и ее доля голосов.

Вот за какую систему следует бороться, а не за простое возвращение одномандатников в форме смешанной несвязанной системы.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире