21:18 , 12 мая 2018

Ошибка Милонова или как правильно переименовать аэропорты

Комментировать инициативы Виталия Милонова дело неловкое. Глубина не та. Дальности нет. Есть какой-то прокисший дженерик. Но обо всём по порядку… 

Депутат госдумы направил питерскому губернатору Полтавченко письмо с предложением переименовать аэропорт «Пулково» в аэропорт имени Александра Третьего. Экзерсис Милонова понятен. Не зря же Владимир Владимирович многократно в комплементарной форме высказывался как о эпохе правления государя, так и самом монархе. Парламентарий унюхал политическое содержание. Но совершенно не понял стратегическое.

Действительно, в мире существует два основных правила названия аэропортов. Это географическая привязка и имя выдающегося человека, имеющего отношение к этому месту. В этом плане переименовать «Аэропорт Пулково» в «Аэропорт Александра Третьего» вполне возможено. Одно смущает… Представьте себе добропорядочного иностранца судорожно соображающего кто же он такой этот Александр Третий. Ладно, если парижанин — там есть хоть одноименный мост. А остальные? Не говорю уже про Китай, Среднюю Азию, Латинскую Америку…

Может сменить вектор и пройтись по науке с культурой? Как итальянцы. Например: Генуя — аэропорт Христофора Колумба, Болонья — аэропорт Гульельмо Маркони, Венеция — аэропорт Марко Поло, аэропорты Рима — Леонардо да Винчи и Джованни Баттиста Пастине. Или Мюнхен — аэропорт Штрауса, Лион — аэропорт Сент-Экзюпери… Санкт-Петербург насыщен выдающимися людьми мирового уровня: аэропорт Достоевского, аэропорт Нобеля, аэропорт Рериха, аэропорт Чайковского… 
Но… В наши дни сложно себе представить в сознании власти значимую фигуру без военного бэкграунда и без твердо-огосударственной составляющей. Поэтому идею «Чайковского — Достоевского» скорее всего ждет забвение. Их удел — станция метро. 

Надо подрихтовать предложение депутата Милонова. Так сказать — в государственном масштабе. Представьте какие тяжелые чувства испытывают российские граждани прилетая в Париж — аэропорт Шарля де Голля, в Кёльн — аэропорт Конрада Аденауэра, Вашингтон — аэропорт Рональда Рейгана! Что не имя — то вызов. Прошлые враги нашей советской реальности. Завсегдатаи международных полос газеты «Правда». Таким образом наши западные партнеры давят на российских граждан. Мы вынуждены прилетать в аэропорты с недружественными названиями. Как с этим жить? Очевидно: это вызов.

Дмитрий Анатольевич нам чётко указал: назначаем вице-премьера в правительство из соображений «не прогибаться под внешнее влияние». Раз, два, три и Виталий Леонтьевич Мутко вице-премьер по строительству. Вот. Это, конечно, не правительство, но надо быть последовательным и в ответственном деле переименования аэропортов. Переименовывать надо правильно. Вы представьте лица участников официальных делегаций прилетающих в Москву: аэропорт «Шереметьево» имени Ивана Грозного, аэропорт «Внуково» имени товарища Сталина, аэропорт «Домодедово» имени Эриха Хонеккера. 
И что бы у каждого аэропорта Церетели по габаритному памятнику поставил. 

И еще. Скажем прямо: для Санкт-Петербурга Милонов не ту вишенку на торт выбрал. Узколобый, местнический подход. Правильное название — международный аэропорт «Пулково» имени Владимира Владимировича Путина.

Теперь — всё в духе времени. Теперь — всё на своих местах.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире