Когда перестают действовать правила, начинается самодеятельность, которую каждый участник исполняет в силу собственного таланта и объясняет, как может.
Целесообразностью, выгодой, идеализмом, высокими моральными императивами – в общем, кто во что горазд. А если помимо правил исчезает еще и здравый смысл, наступает хаос и конфуз.

В том, что цель операции в Ливии – это отстранение от власти (любым способом) вождя Джамахирии Муаммара Каддафи, сомнений не было изначально, с того момента, как в феврале Совбез ООН принял резолюцию о «защите гражданского населения».
Ну не пристало всему великому мировому сообществу объявлять войну мелкому деспоту из периферийной страны, если после этого он еще и останется править. Поэтому заламывать руки теперь, когда это намерение (вплоть до физического устранения) озвучивается публично, не означает ничего, кроме лицемерия. Страны, воздержавшиеся во время голосования, в том числе и Россия, прекрасно понимали, какого рода резолюцию они, как изящно выразился российский президент, «пропускают».

Проблема в том, что осуществить задуманное никак не получается.
Спустя четыре месяца кампания приобретает черты полного абсурда. НАТО, постоянно сетуя на недостаток средств и ресурсов, поскольку Соединенные Штаты упорно не жаждут сражаться в Северной Африке, а Европа не слишком дее— и боеспособна, фактически сконцентрировалась на одной задаче – попытках уничтожить персонально Каддафи. Что, безусловно, возможно, (моральные аспекты опускаем, не тот клиент), однако, как-то мелковато для «самого успешного военно-политического альянса в истории» (самоназвание НАТО).

Повстанцы, в помощь которым выступил этот самый альянс, собственные боевые действия по освобождению родины по какой-то причине не ведут, зато жалуются на недостаток средств на борьбу с тиранией и торопят НАТО.
Из Триполи потихоньку линяют то чиновники, то футболисты, но отправляются почему-то не на передовую линию борьбы за демократию, то есть в Бенгази, а в Европу.

Страны с повышенным миролюбием, наподобие России и Южной Африки, выдвигают инициативы, которые никого кроме них самих особенно не интересуют.
Но не в этом счастье, зато самим приятно себя чувствовать нравственным эталоном. Москва при этом плавно колеблется вместе со своей собственной и никому больше непонятной линией партии – то клеймит диктатора вместе с «восьмеркой», то критикует НАТО вместе с БРИКC. Китай сокрушается по поводу того, как все «неаккуратненько», а при этом тихой сапой налаживает контакты с оппозиционерами – на всякий случай.

Рано или поздно Каддафи достанут – если не прямым попаданием, что возвестит об окончательной победе демократии в Джамахирии, то измором.
Не совсем исключено, правда, что от отчаяния с ним опять начнут договариваться – Италия вон то и дело дергается, не в силах забыть, как совсем недавно Муаммар был ближайшим другом кавалера Сильвио. Это, конечно, будет настоящим позорищем, но Старому Свету не привыкать, ведь не корысти ради, а токмо волею пославшей мя гуманитарной интервенции…

Вне зависимости от конечного результата, хочется спросить: что это было?
В сухом остатке баланс следующий. Позитив: удалось предотвратить взятие Бенгази силами Каддафи, что, без сомнения, было чревато жестокой расправой. Окончательным позитивом это будет, если в случае смены власти не произойдет обратного – победившая демократия из Бенгази не рассчитается с приспешниками диктатора в Триполи.

Дальше начинается негатив.
Репутация НАТО подмочена, в особенности его европейской части. Неприлично, аккумулировав такую военную мощь, месяцами валандаться с племенным царьком, жалкую ПВО которого раздолбали за двое суток. О чем и сказал открытым текстом накануне ухода в отставку шеф Пентагона Роберт Гейтс: не уверен – не вмешивайся, вмешался – побеждай. Европа же как будто играет в игру – мы воюем, но не совсем по-настоящему, практически без жертв, да и вообще это не война.

На фоне ливийских конвульсий НАТО особенно разителен контраст с поведением внешнего мира в Сирии, где ситуация явно и хуже, и много опаснее с точки зрения последствий.
Увязнув в малозначительной североафриканской стране и избегая вмешательства в гораздо более важной ближневосточной, великие державы помимо всего прочего демонстрируют образцово показательный двойной стандарт. Что не новость, но зачем так акцентировать? Ведь потом опять придется про мораль…

Само голосование в СБ ООН, особенно на фоне уже известных последствий, смотрится не как триумф воли международного сообщества, а как какая-то странная акция ряда стран, которым другие страны, с ними не согласные, решили не мешать, потому что им в общем-то все равно.
Те, кто воздержались, просто не захотели брать на себя вообще никакую ответственность – ни за действие, ни за бездействие. Наше дело сторона. Поскольку эти страны представляют собой чуть ли не половину человечества – легитимность принятого решения тоже сомнительна. То есть санкцию Совбеза ООН заодно тоже девальвировали.

Хор отечественных конспирологов провозглашает, что все происходящее – злобный заговор зарвавшегося «золотого миллиарда», который силой продолжает переустраивать мир, ведомый жаждой нефти и прочей наживы.
Если бы… Ливия – прекрасная иллюстрация того, насколько в современном мире все смешалось, перепуталось и утратило смысл, вкладываемый изначально в те или иные действия. Неважно, чем руководствовались инициаторы этой кампании – высоким гуманизмом или низменными инстинктами (скорее всего, в равной пропорции). Главное, что ни в том, ни в другом случае они не достигают поставленной цели. Пока речь идет о действительно периферийной Ливии, от которой мало что в мире зависит, – не фатально. Страшно, что с такой же глубиной анализа и дальностью прогноза будут решать другие, куда более масштабные и опасные проблемы.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире