Власти Ирана признали, что ПВО страны по ошибке («непреднамеренно») сбили украинский самолет в Тегеране. При этом в заявлении не обошлось без вранья.

В заявлении Генштаба Ирана, процитированном иранскими СМИ говорится, что «Во время полёта самолёт оказался в непосредственной близости от одного из важных военных объектов Корпуса стражей исламской революции и по форме и высоте полёта напоминал вражеский объект».
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф написал в своем «Твиттере», что катастрофа произошла из-за «человеческой ошибки в период кризиса, спровоцированного авантюризмом США».

Президент Ирана Хасан Роухани пообещал, что расследование крушения «Боинга» будет продолжено для установления причин «этой огромной трагедии и непростительной ошибки». В своем заявлении Руохани также подчеркнул, что необходимо «устранить все слабые точки комплексов противовоздушной обороны и принять необходимые меры, чтобы такие катастрофы никогда не повторялись». Он также принес свои соболезнования и извинения семьям погибших и распорядился принять меря для компенсации за сбитый лайнер.

Глава судебной власти Ирана Ибрахим Раиси, в свою очередь, распорядился ускорить судебные разбирательства вокруг сбитого украинского самолета и потребовал представить ему результаты.

Итак, какие выводы:

1. Иран оказался куда разумнее и дальновиднее России, чей «Бук» из состава 53-й зенитно-ракетной бригады 20-й общевойсковой гвардейской армии Западного военного округа сбил 17 июля 2014 года рейс МН17 «Малазийских авиалиний» с украинской территории. Иран четко взвесил все «за» и «против» варианта признания вины за непреднамеренное уничтожение лайнера с выплатами компенсаций сейчас против глухого непризнания ничего с очень большими проблемами потом. Пять лет назад я неоднократно говорил, что и для России то был бы приемлемый выход — по крайней мере, не было бы третьей волны санкций (из-за которых за прошедшие годы потеряны сотни миллиардов), стагнации экономики и международной изоляции с имиджем «империи зла» и «источника международного терроризма». Еще раз подчеркну — главная цель Ирана — это обладание ядерным оружием, и ради нее можно и признать гибель лайнера. Попутно возникает вопрос, на который у меня нет ответа — признал бы свою вину за гибель лайнера Иран, если бы уже имел ядерное оружие. В современных условиях ядерное оружие это уже не средство защиты или нападения, а гарантия безнаказанности при проведении самой авантюрной политики.

2. Техническое расследования, начавшееся Ираном в сотрудничестве с Украиной и другими странами в лице их полномочных представителей согласно Приложения 13 к Чикагской конвенции гражданской авиации (ICAO), во многом теряет смысл. Потому что пункт 3.1 четко определяет цель проводимого расследования как " Единственной целью расследования авиационного происшествия или инцидента является предотвращение авиационных происшествий и инцидентов в будущем. Целью этой деятельности не является установление доли чьей-либо вины или ответственности". Иначе говоря, это расследование должно ответить на вопрос «что случилось?» (это уже ясно, остались мелкие технические детали типа куда попала ракеты, что горело, кто и до какого момента был жив и т.д.), а не самый важный сейчас вопрос «Кто виноват?» Точно также уже очевидны и меры по предотвращению подобных авиационных происшествий на будущее — полное закрытие воздушного пространства там, где ожидается массированный (по десяткам объектам) воздушный удар с неограниченным использованием всех имеющихся средств ПВО.

Признание Ираном вины — это уже решение основной задачи расследования, которое теперь предстоит «упаковать» в деталях в итоговый отчет. Вместе с тем это одновременно и вывод обвиняемых из-под международного расследования, потому что поиск виновных будет вестись в рамках уголовных расследований по национальным уголовным законодательствам стран, их возбудивших. Как и судебное преследование. И если техническое расследование по нормативам ICAO строго регламентировано и его сложно сделать необъективным (ICAO его не примет), то закрытое уголовное расследование внутри страны можно вести как угодно. В данном случае виновных будет искать сам Иран, формировать обвинение — иранские следователи, и суд будет в Иране по иранскому законодательству. Нет никакой гарантии, что они найдут действительно виновных, следствие будет вестись как надо и суд будет правомерным. К примеру — Украина возбудила уголовное дело по факту гибели самолета и людей на его борту. — ну и как украинские следователи будут осуществлять следственные действия на территории Ирана, допрашивать иранских военных, изымать и изучать их секретные документы?

Иначе говоря, признание Ираном своей вины — это способ перевести дело с международного на внутренний, закрытый и контролируемый Ираном уровень, а выплата компенсаций — приемлемая для Ирана плата за это.

России, кстати, этого очень бы хотелось — как уже заявил глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев: «Признание Ираном вины в крушении украинского «Боинга» должно закрыть этот трагический инцидент» (https://echo.msk.ru/news/2569037-echo.html…). Понятно? ЗАКРЫТЬ. Дальше Косачев сморозил откровенную глупость (это у него случается часто): «...всем сторонам следует извлечь уроки из этой трагедии». Ну и какие уроки из этого должна извлечь Украина?

3. Прямая вина Ирана за незакрытие воздушного пространства очевидна. В своем заявлении Иран попытался оправдаться, сославшись на США: «...ошибка, ставшая причиной гибели 176 человек, произошла на фоне повышенной боевой готовности в свете угроз ракетных ударов со стороны США и возросшей интенсивности полетов американской военной авиации вблизи иранских границ. Военные находились на высочайшем уровне готовности на фоне усиления напряженности в отношениях с Соединенными Штатами» (https://www.cp24.com/…/iran-state-tv-says-ukrainian-jet-was…).

В этом есть попытка подмены понятий — нельзя путать рост международной напряженности по чьей-то вине и непреднамеренной убийство пассажиров. Это две большие разницы. Разумеется, США в лице Трампа несет свою долю моральной ответственности за трагедию эскалацией напряженности, и в первую очередь заявлением об ответном ударе по 52 целям на иранской территории, но именно ракетная атака Ирана по американским военным базам в Ираке сделала этот ответный удар почти неизбежным. В этих условиях Иран должен был закрыть свое воздушное пространство для гражданской авиации, и прямая вина Ирана в уничтожении лайнера не сопоставима с моральной ответственностью американцев. Похожую картину мы видим и в деле МН17: в то время как Россия обвиняет Украину в моральной ответственности в незакрытии воздушного пространства над зоной АТО, судить будут Россию за то, что ее «Бук» сбил малазийской «Боинг», убив 298 человек на его борту. Почувствуйте разницу. И обратите внимание, что у нас даже никто ни пискнул о вине Ирана за незакрытие воздушного пространства — умаю, что и вопрос с украинской ответственностью в июле 2014 года закрыт, слишком уж у Ирана рыло в пуху.

4. Российская позиция в этом деле заключается в поддержке Ирана. Сначала мы топили за официальную иранскую версию «пожар двигателей как техническая причина», теперь, не сомневаюсь, будем завуалированно обвинять США, потому что все, дескать, началось с убийства Сулеймани. В огороде бузина, а в Киеве — дядька…

Но давайте начистоту — если мы признаем вину США в эскалации напряженности в ирано-американских отношениях, то тогда нужно признать и нашу моральную ответственность за поставки оружия полным мудакам, способным сбивать гражданские самолеты на вылете из собственного столичного аэропорта. Мы реально помогаем оружием всякой международной швали, отмороженным режимам, которые, по нашему примеру, и сами не живут, и не дают жить другим.

Иранцы уже заявили, что «обновят свои системы ПВО, чтобы предотвратить подобные «ошибки» в будущем». Т.е. закупят у нас новые, больше им никто не продаст. Что там Косачев говорил про «извлечением уроков из этой трагедии»? Извлечение уроков — это не про нас.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире