Отрывок из моего интервью журналу «Континент», номер 83, 1994 г. 
Крупной ошибкой правительства и президента является та, что до сих пор в России не проведена земельная реформа и земля не приватизирована. Ссылки на бывший и нынешний парламенты не оправданы. У Президента и при бывшем Верховном совете, да и сейчас есть достаточно власти, чтобы провести такую приватизацию. Если провести историческую параллель, то в середине прошлого столетия, когда обсуждалась отмена крепостного права, лучшие умы того времени предупреждали об опасности освобождения крепостных без земельных наделов. Теперь, в конце двадцатого века, весь народ России отпустили на волю, в свободное рыночное плавание, не только не снабдив людей в трудную дорогу какой-либо собственностью, но и обесценив большую часть имевшихся у них сбережений. Не говоря уже о вопиющей несправедливости, это просто неразумная экономи­ческая политика. Пока земля не является рыночным товаром, невоз­можно говорить о рыночной экономике.  Обращаясь к опыту США, напомню, что еще в прошлом веке там раздавали большие участки земли всем желающим. На каждом таком участке ставился столбик, претенденты усаживались в повозки, отводились на доста­точное расстояние и по команде мчались наперегонки. Прибывшие к столбикам первыми получали эти участки во владение. Просто и по тем временам, пожалуй, справедливо. Сильные захватывали луч­шие участки, шел естественный отбор лидеров формирующейся частной собственности.  Я не призываю к тому, чтобы повторить такой эксперимент, в настоящее время все можно сделать более цивилизо­ванно, например, с помощью компьютерной лотереи, но я считаю, что было бы весьма разумно, если бы граждане России наряду с приватизационными чеками получали во владение, скажем, один гектар земли, который они могли бы возделывать, строить там дом или фабрику, продавать или обменивать, покупать другие участки у тех, кто не хочет возиться с землей, и т.д. Более того, вместе с участком земли государство должно было бы быть готово выдать заем под низкий процент для разворачивания фермерского или другого хозяйства. Во-первых, это была бы своего рода репарация за все те страдания и муки, которые перенес российский народ за годы коммунистиче­ской тирании, за гражданскую войну и раскулачивание, за большой и малый террор, за страх и унижение нескольких поколений.  Во-вто­рых, если подсчитать, то вся эта розданная земля составила бы меньше одной десятой всей территории России, и потому риск был бы невелик.  И, в-третьих, что самое главное, розданная земля заработала бы как рыночный товар. Владельцы должны были бы платить налоги, может быть, для начала небольшие, чтобы дать им возможность развернуться. Государство или местные власти получа­ли бы также определенный процент с каждого акта купли-продажи, как это и происходит сейчас во многих других странах.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире