lozansky_e

Эдуард Лозанский

14 ноября 2017

F

Сегодня в Вашингтоне произошло неординарное, по нынешним временам, культурное событие. На первый взгляд, вроде ничего небычного. Состоялся концерт симфонического оркестра Мариинского Театра под управлением Валерия Гергиева с солистом Денисом Мацуевым, которые здесь довольно частые гости.

Однако в эти дни, когда анти-российская истерия в здешних СМИ достигла такого небывалого накала, что даже известный политик либеральных взглядов Сергей Станкевич сравнил ее с советской анти-американской риторикой сталинской эпохи, этот концерт приобрел и политическую окраску. Тем более, что он  имел и соответствующее название «За Единство.»

Состоялось это событие в главном национальном соборе страны National Cathedral. Среди его спонсоров были Председатель Центра Искусств им. Кеннеди (Аналог Кремлевского Дворца Съездов), Институт Кеннана (государственный мозговой центр, финансируемый правительством США) и посольство России в Вашингтоне (по мнению Конгресса и СМИ — то самое шпионское гнездо, которое координировало вербовку команды Трампа во время предвыборной кампании), и многие другие организации и общественные деятели.

Гостей было около полутора тысяч, и все они стоя апплодировали великолепным музыкантам и присоединившихся к ним хору и  органистам Национального Собора.

В аудитории можно было заметить многих известных представителей вашингтонского бомонда и даже госчиновников, но только бывших, так как нынешние посещать любые мероприятия, связанные с Россией, и тем более с  участием российского посла, предпочитают избегать, так как это чревато возможными последствиями.

Во время приема после концерта можно было услышать мнение, что есть некоторая параллель между этим концертом и знаменитым выступлением Мариинки с Гергиевым в Сирийской Пальмире.  Насколько это справедливо, каждый может решить сам за себя.   

Теперь было бы логично организовать выступление Национального Симфонического Оркестра Вашингтона в Храме Христа Спасителя или Исаакиевском Соборе. Мадам Сюзан Лерман, которая оплатила все расходы сегодняшнего мероприятия, сказала, что это неплохая идея и обещала подумать.  

8 ноября исполняется год со дня победы Дональда Трампа на  выборах президента США, и хотя он приступил к работе только два с лишним месяца спустя, 21 января, интересно проанализировть  результаты его работы на сегодняшний день.

Что касается дел домашних, то здесь есть значительные  успехи, прежде всего, в  области экономики, но также и неудачи, главным образом, в проведении законодательных реформ, требующих одобрение Конгресса.

Тем не менее, поскольку состояние экономики является главным фактором отношения граждан к президенту, то Трамп чувствует себя довольно уверенно, несмотря на относительно низкий рейтинг и  продолжающуюся войну против него со стороны  демократов, так называемого «deep state», и СМИ.

Успехи экономики в некоторой степени подорвали авторитет многих известных экспертов, включая таких знаменитостей как Нобелевский лауреат по  экономике и обзреватель Нью-Йорк Таймс Пол Кругман.

Кругман и многие его коллеги предсказывали, что победа Трампа приведет к новому и даже более опасному кризису, чем в 2008 году, из  которого страна с трудом выкарабкивалась последние 8 лет.

На следующий день после выборов рынок акций на  Нью-Йоркской бирже действительно пошел резко вниз, однако сразу после этого рынок практически безостановочно идет вверх и c тех пор вырос более, чем на 5200 пунктов, т.е. на 28% или 5.4 триллиона долларов капитализазии, побив все предыдущие рекорды. К этому следует добавить значительное сокращение уровня безработицы, и возвращение в страну некоторых крупных кампаний производителей.

Помимо экономики Трамп может вменить себе в заслугу также резкое уменьшение нелегальной эмиграции, некоторый прогресс в строительстве стены с Мексикой, сокращение расходов на бюрократию и некоторые другие достижения, редко освещаемые в прессе.

Вместе с тем, когда в политические процессы вмешивается Конгресс, реформы Трампа буксуют. Практически провалилась реформа здравоохранения, а судьба законопроекта о сокращениии налогов под большим вопросом. До сих пор остаются незанятыми большое количество вакансий, требующих утверждение сената, что значительно затрудняет работу Белого Дома.

Что касается внешней политики, то здесь Трампу особо похвастаться нечем. Не выполнено практически ничего существенного из его предвыборной программы. Более того, вдобавок к военным конфликтам на Ближнем Востоке его риторика может привести к дополнительным войнам с Северной Кореей и  Ираном.

Все, кто рассчитывал на обещанное Трампом улучшение отношений с Россией, глубоко разочарованы отсутствием прогресса в этом направлении. Можно конечно винить во всем Конгресс, но ведь и администрация Белого Дома  также не пытается сделать какие-либо шаги в сторону сотрудничества с Россией.

Понятно, что в условиях небывалой анти-российской истерии в Конгрессе и СМИ не каждый возьмет на себя смелость высказывать «диссидентские» взгляды, но нельзя не отметить, что это по-прежнему не боится делать сам президент, сказав, например, что проблему Северной Кореи можно было бы решить гораздо проще с помощью России. К сожалению это только слова, а дел пока нет, за  исключением, пожалуй, Сирии.

Да, в Сирии нет такого же тесного сотрудничества, какое было у США и СССР в заключительной фазе Второй Мировой войны, но все же какое-то взаимодействие безусловно есть, и потому там наблюдается значительный прогресс в разгроме ИГИЛ*.

Однако этого явно недостаточно, нужно развивать сотрудничество по многим важным проблемам, представляющих взаимный интерес, а таких проблем множество.

В заключение отметим, что в настоящее время у Трампа положение  достаточно прочное, так как президента  продолжает поддерживать его «ядерная» электоральная база и большинство республиканской партии. 

Сейчас ему также помогают непрекращающиеся скандалы с  Клинтон и внутренние разборки в рядах самой демократической партии.

Разговоры об импичменте не исчезли, но они идут с гораздо меньшей интенсивностью и агрессивностью.

Даже в случае маловероятной пробеды демократов на  промежуточных выборах в обеих палатах Конгресса в ноябре 2018 года у них не  останется времени на достижение этой цели, так как импичмент — это сложный и  долгосрочный процесс, и пока еще никогда за всю 241-летнюю историю США он не был доведен до конца, хотя попытки предпринимались.

Более того, сейчас все больше внимания уже уделяется поиску потенциальных кандидатов на выборах 2020 года и Трамп фигурирует в этих списках в первых рядах.

Нам же остается пожелать президентам Трампу и Путину во  время предстоящей встрече во Вьетнаме обсудить, как вопреки царящей в  Вашингтоне политической шизофрении развернуть отношения наших стран от  конфронтации к сотрудничеству.    

* организация запрещена в России
По мнению многих западных аналитиков, выступление Владимира Путина во время Валдайского форума в Сочи стало более жестким вариантом его знаменитой речи, произнесенной в феврале 2007 года в Мюнхене. Один из главных тезисов той самой — мюнхенской — речи гласил, что «система права США перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере — и навязывается другим государствам».
Действительно, если послушать заявления практически всех американских политиков и экспертов вашингтонских мозговых центров, сделанные за последние годы, то лидирующая роль США в мире — это не только их право, но и обязанность. Наиболее радикальные представители вашингтонского истеблишмента считают, что с несогласными придется разбираться разными методами — от экономических санкций до цветных революций и силовой смены режимов.
Если Билл Клинтон и Джордж Буш-младший говорили, что всё это делается во имя распространения свободы и демократии, то Барак Обама прямо объявил: поскольку США являются страной «незаменимой и исключительной», то имеют абсолютное право указывать «неразумным хазарам», как надо жить, используя для этого при необходимости и вооруженные силы.
Казалось бы, что с приходом в Белый дом Дональда Трампа ситуация должна измениться, так как во время предвыборной кампании и после избрания он неоднократно выражал иные взгляды на роль США в мире. Выступая в апреле этого года на конференции членов профсоюза строителей, он сорвал продолжительные аплодисменты, заявив: «Я президент США и не желаю быть президентом всего мира».
Тем не менее пока никаких кардинальных изменений во внешней политике США не наблюдается. Это можно объяснить сопротивлением истеблишмента и ограниченными возможностями президента согласно американской конституции. Однако для других стран важны реалии, а кто виноват, не имеет большого значения.
Как мы видим, отбросив идеологические лозунги предшественников Дональд Трамп значительно усилил их экономическую составляющую, откровенно навязывая даже своим союзникам невыгодные для них условия — например, заставляя Европу покупать более дорогой сжиженный газ. Поставки угля на Украину через океан вообще не поддаются разумной логике.
Понятно, что в таких условиях десять лет спустя речь Владимира Путина просто не могла быть более умеренной, чем в Мюнхене, но она содержала и существенные дополнительные элементы, даже сравнивая нынешнюю политику США с советской.
В то же время, с моей точки зрения, в Сочи Владимир Путин посылал свои сигналы не столько Америке, сколько всему остальному миру. Москва уже не питает больших надежд на то, что Трамп способен выполнить свои обещания по изменению внешней политики США. Потому Путин обращается к элитам других стран с предложением о создании коалиции для решения глобальных проблем на равноправной основе без вмешательства в их внутренние дела и с учетом их национальных интересов.
Россия не предлагает себя в качестве единоличного и незаменимого лидера, как это делал СССР, а теперь США, и это, по мнению Путина, должно апеллировать к патриотическим чувствам национальных лидеров и их граждан.
Вместе с тем российский лидер не закрывает дверь для сотрудничества с Вашингтоном, если там проявят к этому интерес. Судя по всему, такой интерес есть. Согласно последним опросам Гэллапа, несмотря на непрекращающуюся антироссийскую истерию в конгрессе и СМИ, популярность Путина в Америке растет. И если в 2015 году она была на уровне 15%, то сейчас уже 22%. Более того, у республиканцев этот показатель составляет 32%. Рейтинг России в целом у республиканцев еще выше — 35%.
Поэтому не следует сжигать мосты между нашими странами, а, напротив, нужно продолжать упорно искать и находить пути, где наши интересы совпадают, и убеждать политиков прислушиваться к голосу разума.
В настоящее время из-за многочисленных внутренних проблем в Демократической и Республиканской партиях в США сложилась непростая политическая ситуация. У демократов всё большее влияние приобретает движение сопротивления (resist), которое изначально концентрировалось на противодействии президенту Дональду Трампу и призывах к его импичменту. Однако теперь речь идет уже о борьбе за изменение ключевых идеологических основ Демократической партии — они сдвигаются значительно левее, ближе к взглядам сенатора Берни Сандерса, открыто называющего себя социалистом.

Учитывая, что это движение привлекает постоянно растущее число активистов, сторонников и крупных финансовых доноров, у его лидеров неплохие шансы на победу в предстоящих выборах в конгресс в ноябре 2018 года.

Среди республиканцев мы также наблюдаем раскол — между рядовыми членами по-прежнему верными главе Белого дома, и партийной элитой, мешающей ему продвигать реформы.
Практически загубленной оказалась реформа обамовской системы здравоохранения, которую Трамп обещал провести сразу после избрания. Помешал конгресс, за что «большое спасибо» сенатору Джону Маккейну.

Дальше — больше. Теперь под угрозой еще одна важнейшая налоговая реформа, которую грозится торпедировать сенатор-республиканец Боб Коркер из штата Теннесси. Коркер опустился до прямых унижений и оскорблений президента, назвав его политику безрассудной и способной привести к Третьей мировой. Он также сравнил Белый дом при Трампе с детским садом для взрослых, за которыми нужен постоянный присмотр воспитателей.

Коркер является председателем комитета по международным делам, а Маккейн — председателем комитета по вооружениям, то есть, возглавляя важнейшие сенатские подразделения, они в то же время открыто противодействуют своему президенту. Более того, даже члены администрации Трампа конфиденциально делают о нем аналогичные нелицеприятные заявления, которые впоследствии просачиваются в прессу.

Вот и госсекретарь Рекс Тиллерсон отличился, назвав Трампа придурком (moron). Потом он открещивался от этих слов, но как-то вяло, и пресса продолжает смаковать этот инцидент уже несколько дней. Таким образом, мы наблюдаем всё больший раскол между рядовыми членами Республиканской партии и ее истеблишментом, что подтверждается социологическими исследованиями. Согласно последним опросам общественного мнения, среди республиканцев рейтинг Трампа 80%, а конгресса — только 15%.

Известно, что многие представители республиканского истеблишмента были против Трампа и даже открыто поддерживали Клинтон. Налицо раскол в партии, а президент уже больше не может рассчитывать на ее поддержку и вынужден действовать как внепартийный независимый политик. Например, для поддержки реформы медицинского страхования он обратился к лидерам Демократической партии, правда, без особого успеха.

Как всегда в таких случаях, возникает естественный вопрос: «Что делать?»
По мнению некоторых аналитиков, ответ в создании новой партии, которая поможет Трампу в этой, можно сказать, критической ситуации. Известно, что во время избирательной кампании он неоднократно заявлял, что если не добьется номинации от республиканцев, то будет баллотироваться от третьей партии.

Сейчас его бывший советник по стратегическим проблемам Стивен Бэннон, который пользуется большой популярностью у сторонников Трампа, заявил, что на следующих выборах он будет бороться против тех республиканцев, которые не поддерживают его реформы. Это может с большой вероятностью привести к их поражению, соответственно, к победе демократов в обеих палатах конгресса и возможному импичменту Трампа. Поэтому в данной ситуации создание им новой партии может спасти не только его президентство, но и обещанные, но невыполненные до сих пор реформы.

В пользу такого решения можно привести следующие дополнительные аргументы: во-первых, не все республиканские члены конгресса должны поменять партийную принадлежность. Если они продекларируют поддержку президента, то этого будет достаточно для получения голосов верных ему избирателей. Во-вторых, в новую партию могут перейти и некоторые демократы, которые поддерживают Трампа, а таких, согласно опросам, около 10%. И это немало. И в-третьих, вместе с вновь избранными членами конгресса от новой партии они составят коалицию и необходимое большинство для продвижения президентских реформ.

Американская политика в таком случае станет больше похожа на европейскую, но понятно, что этот проект потребует весьма серьезных капиталовложений и вообще будет достаточно рискованным.
Однако, как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанское, а продолжающаяся война истеблишмента против Трампа не сулит ему ничего хорошего.

Всё смешалось в американском политическом истэблишменте. Уйти, наконец, со сцены госпожу Клинтон просят ее однопартийцы-демократы, а остаться подольше — республиканцы.  Понятно, что она надоела и тем и другим, но во время предстоящих выборных баталий в 2018 и 2020 годах больший вред Хиллари нанесет именно своей партии.

После поражения демократов на выборах в Белый дом и обе палаты конгресса их партийные лидеры просили Клинтон особо «не светиться», но не тут то было. Мадам отправляется в 16-недельный вояж по стране для рекламы своей книги «Что произошло», в которой приводит длинный список виновных в ее поражении, включающий президента Путина, сенатора Сандерса, бывшего директора ФБР Коми и даже Барака Обаму.  Более того, Хиллари обвиняет даже СМИ, причем не только Russia Today, но, что уже совершенно выходит за рамки здравого смысла, и американский мейнстрим, который, как известно, на 99% был на ее стороне. 

Назвав всех, кто поддерживал Трампа, ничтожествами и пожалев, что во время дебатов она не сказала Трампу (в русском переводе буквально): «сгинь, насекомое», Хиллари еще раз продемонстрировада свой ценностный уровень, и потому республиканцы приветствуют каждое ее появление на публике, ожидая очередного скандала и нанесения ущерба ее партии. Они мечтают также о том, чтобы Хиллари выставила свою кандидатуру на выборах в Белый дом в 2020 году, но здесь их ждет разочарование. В книге она говорит, что делать этого не будет, но верить ей на 100%, разумеется, нельзя.  

Впрочем, у республиканцев тоже есть большие проблемы, так как далеко не все их члены конгресса поддерживают президента, и потому, несмотря на то, что они контролируют обе палаты, реформы буксуют и большинство предвыборных обещаний Трампа не выполняется. В итоге уже в течение длительного периода рейтинг конгресса не превышает 15%. Рейтинг Трампа несколько выше (37%), хотя среди республиканцев он пока еще очень высок (80%). Однако если в ближайшее время президенту не удастся провести наиболее важные и давно обещанные им реформы здравоохранения, налогообложения, меры по борьбе с нелегальной иммиграцией и некоторые другие, то его база поддержки начнет сокращаться.  

Что все это означает для внешней политики США и конкретно вопроса улучшения отношений с Россией? Пока особого прогресса здесь также не наблюдается, а многочисленные комитеты  конгресса плюс специальный прокурор со своей командой продолжают тратить миллионы долларов налогоплательщиков в поисках «русского следа» на прошлогодних выборах. 

Тем не менее в последнее время раздается все больше влиятельных голосов в поддержку возобновления серьезного диалога между лидерами двух стран. Такая инициатива, например, была обнародована на страницах Washington Times. Как ни странно, но даже Ваштингтон Пост, которая в настоящее время является одной из наиболее антироссийски настроенных в США, опубликовала статью бывшего сенатора Сэма Нанна и экс-министра энергетики Эрнеста Мониза, в которой они призывают к скорейшему формированию совместной делегации администрации и конгресса для переговоров с российскими коллегами по наиболее важным вопросам мировой безопасности. В прессе появились сообщения, что еще в апреле подобное предложение Белому дому поступило из Москвы, но царящая в Вашингтоне токсичная антироссийская атмосфера не позволяет Трампу сделать ответные шаги.  

Таким образом, сторонникам нормализации отношений России и США следует набраться стратегического терпения, продолжая продвигать эти идеи всеми доступными средствами и уповая на то, что разум рано или поздно восторжествует. Единственый позитив на данный момент, заключается в том, что исключение Хиллари Клинтон из международной политики значительно повышает шансы на достижение прогресса.

Неужели мы готовимся к войне с Россией из-за Украины? Именно такое впечатление складывается, когда смотришь в новостях репортажи о регулярных учениях морской пехоты США, которая имитирует столкновения с русскоязычными бойцами.
Проходят они в Северной Каролине и Германии, но на самом деле их цель — Украина, где американские войска уже учредили центр боевой подготовки, укомплектованный украинцами и, как сообщается, способный разместить у себя целый бригадный состав.
Пока Пентагон, Госдепартамент и Конгресс настаивают на поставках Украине «смертоносного оборонительного оружия», американские ВМС создают в бывшем российском черноморском порту Очаков (сегодня находящемся на территории Украины) центр «для переправки комплексов морских вооружений в ходе полного спектра военных операций».
Это явно кажется подготовкой к войне.

Не ясно, чего добиваются защитники смертоносного оружия, но радикальная эскалация конфликта им обеспечена. Президент России Владимир Путин твердо заявил, что, какими бы высокими ни были ставки Украины в военном плане, Россия в состоянии их перебить и не преминет это сделать.

Что тогда? Вступит ли Америка в реальные боевые действия? Судя по накалу антироссийской риторики в Вашингтоне — вполне возможно. Никто не может предсказать, что будет дальше, но давайте на секунду остановимся, вглядимся в истоки этого конфликта и подумаем, есть ли способ избежать Армагеддона.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, Америке открылась историческая возможность превратить своего главного врага в союзника, тем самым повторив два успешных параллельных опыта с Германией и Японией. Россия была к этому готова, а вот вашингтонский истеблишмент — не совсем. «Конец истории», повлекший за собой полное господство США над мировыми делами, не подразумевал интеграцию России и Запада в качестве равноправных партнеров.

Более того, стратегическое планирование Вашингтона включало в себя неуклонное ослабление России: осуществлялось оно путем привлечения в НАТО новых членов из числа граничащих с ней бывших советских республик и стран Восточной Европы, через помощь, оказываемую российским олигархам, чтобы те взяли под контроль экономику и переправляли капитал за границу, через поддержку внутренней оппозиции и даже поощрение регионального сепаратизма, как это было в Чечне.

В этой грандиозной геополитической игре Украине была уготована роль окончательного удара по законным интересам безопасности России и надеждам Москвы на Евразийский союз как на восточный экономический аналог Европейского союза. Для этого в 2008 году НАТО заявила о том, что Украина станет ее членом — формальное обязательство, которое она так никогда и не упразднила.

Миллиарды долларов американских налогоплательщиков шли на финансирование украинских неправительственных организаций, которые разжигали антироссийские настроения и национализм, но, к великому огорчению Вашингтона, большинство украинцев по-прежнему отказывались поддерживать вступление в НАТО.

Тогда Запад решил разыграть экономическую карту. Бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт и министр иностранных дел Польши Радек Сикорски (тот самый, который в адрес Соединенных Штатов использовал такую же нецензурную лексику, какую помощник госсекретаря Виктория Нуланд — в адрес Европейского союза) придумали, как спровоцировать разрыв российско-украинских отношений — через Соглашение об ассоциации Украины и ЕС.

В этом контексте экономика явно выступала не более чем удобным прикрытием, а соглашение помогало не столько украинской экономике, сколько разрыву тесных связей с Россией. Если бы ЕС действительно хотел помочь украинскому народу, он предложил бы трехстороннее соглашение ЕС — Россия — Украина, которое бы шло на пользу всем сторонам, однако судьба простых людей интересовала Брюссель и Вашингтон в последнюю очередь.
Когда украинский президент Виктор Янукович отложил подписание сделки и попросил ее пересмотра, Запад в 2014 году простимулировал и оказал содействие революции на Майдане, результатом которой на Украине стали бедствия и разрушения, рост неонацистских элементов, более десяти тысяч погибших, беспросветный экономический кризис, усиление коррупции и надвигающаяся угроза третьей мировой войны.
Разумеется, во всем можно винить Путина, но один вопрос остается без ответа: есть ли выход из этого кризиса?

Редактор The American Conservative Роберт Мерри (Robert Merry) пессимистично оценивает то, насколько в свете ожесточенного сопротивления со стороны двухпартийного истеблишмента американский президент окажется в состоянии выполнить свое обещание: продолжить поиски путей сотрудничества с Москвой по глобальным вопросам и совершить «резкий поворот в российско-американских отношениях — положить конец стратегии окружения и враждебной риторике, снять экономические санкции, а также серьезно наладить работу с Россией по таким болезненным вопросам, как Сирия и Украина».

Он считает, что российская инициатива Трампа сегодня представляется нежизнеспособной и что антироссийские элиты взяли верх. Если это действительно так, значит, война неизбежна. Отсюда и военная подготовка, которую мы с вами наблюдаем.
Но, как говорится, «надежда умирает последней». Трамп предсказал, что войдет в историю как величайший президент Соединенных Штатов. Чтобы добиться этого, он должен следовать своим предвыборным обещаниям и спасти нас от Третьей мировой войны, тем самым заслужив себе эту честь. Но станет и сможет ли он это сделать?

Судя по всему, Трамп еще колеблется, но если он все же подпишет закон о новых анти-российских санкциях, то тем самым практически признает несостоявшейся свою заявку на вхождение в список величайших президентов США.

У  него еще остается маленький шанс не попасть в список худших президентов, если он просто проигнорирует этот документ, не удостоив его своей подписи.

Понятно, что это ничего не изменит, и закон, ограничивающий его права на руководство внешней политикой страны, все равно начнет действовать. Однако при этом Трамп, по крайней мере, продемонстрировал бы стране и миру свое моральное превосходство над Конгрессом, который, кстати, поддерживают только 20% американских граждан.

Здесь невольно напрашиваются ассоциации, когда в годы сталинских репрессий многим приходилось под пытками подписывать документы, признающие их преступления с последующим поражением в правах.

В данном случае использовалась угроза импичмента, а среди его «преступлений» — недоказанный сговор с Путиным о поисках и передаче компромата на Хиллари Клинтон, а также его желание улучшить отношения с Россией. Теперь такое улучшение скорее всего будет невозможно, по крайней мере, в ближайшее десятилетие.

Что касается самих санкций, то здесь пока ясности нет. В окончательном варианте закон лишь дает право президенту на их применение, но если Трамп будет проявлять мягкость, то Вашингтонское болото, которое он обещал осушить, сделает все, чтобы засосать его окончательно.

И  тут, достаточно неожиданно, некоторую позитивную роль может сыграть Европа, а  точнее, Германия и ее канцлер Ангела Меркель, как безусловный лидер Европейского Союза.

Понятно, что Меркель не будет это делать из-за раскаяния за ту неприглядную роль, которую она и ЕС сыграли в развязывании украинского кризиса, но немцы, как и американцы, также могут считать деньги, и если они молча проглотили унижение с прослушкой телефонов своих элит, то здесь вступают в игру крупные экономические интересы.

В  ближайшее время представители ЕС встретятся с Трампом, госсекретарем Тиллерсоном и возможно другими ключевыми сотрудниками вашингтонской администрации, чтобы обсудить новый закон, и как он будет применен в отношении европейских стран. Судя по резкому тону заявлений европейских лидеров, разговор у них будет нелегкий.

Достаточно процитировать главу МИД ФРГ Зигмара Габриэля, который заявил, что «мы будем защищаться от промышленной политики под девизом «Америка прежде всего», проводимой под предлогом санкций».

Ему вторит министр экономики и энергетики ФРГ Бригитте Циприс, которая подчеркнула, что новый закон о расширении санкций противоречит нормам международного права, поскольку затрагивает интересы европейских компаний.

«Американцы не могут наказывать немецкие предприятия, поскольку они ведут экономическую деятельность в другой стране», — заявила Циприс.

Другие европейские лидеры также выражают недовольство или даже возмущение, а всегда осторожные финны позволили себе такое «неполиткорректное» высказывание: «Когда закончится это сумасшествие, исходящее из Белого Дома?»

Как и следовало ожидать, некоторые обозреватели уже начали обвинять Европу, что она играет на руку опять тому же великому геополитическому шахматисту Путину, который вместо того, чтобы прийти в ужас от новых санкций, теперь довольно потирает руки.

Отметим, что не все в Европе выражают недовольство Вашингтоном, прежде всего это Польша и Прибалтийские страны, которые готовы подписаться под чем угодно, лишь бы досадить России. Однако реалии таковы, что в настоящее время и в ближайшем будущем первую скрипку в Европе будет играть Германия, а Франция ей противоречить не станет.

Следует вспомнить, что два месяца назад Меркель уже заявляла, что Европа должна взять свою судьбу в собственные руки и теперь она имеет возможность доказать это не словом, а делом.

Учитывая приближающиеся выборы, Меркель не может игнорировать интересы бизнеса и большой части немецкого общества, желающего найти взаимопонимание с Россией.

Предстоящая неделя будет наполнена важными переговорами, результаты которых могут внести большие коррективы в геополитическую картину треугольника США — ЕС — Россия.

Судя по всему, переговоры зам. министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова со своим коллегой зам. Госсекретаря Томасом Шэнноном не привели ни к каким конкретным результатам. Хорошо, что никто не хлопнул дверью и, как было заявлено обеими сторонами, они будут стремиться найти решение существующих проблем и продолжать диалог.  Однако уже понятно, что шансы на выполнение Трампом своих предвыборных обещаний о налаживании отношений с Россией минимальны.   Можно успокаивать себя тем, что в любом случае, Трамп лучше чем Клинтон, но Москва поставлена в трудное положение. С учетом жесткой риторики накануне этой встречи и угроз симметричных и даже ассиметричных ответов, невыполнение этих намерений будет расценено российской общественностью, да и во всем мире, как признак унижения и слабости. Понятно, что какие-то шаги в этом направлении последуют и даже необходимы, но при этом не следует забывать о существующих реалиях. Прежде всего, обратимся не к эмоциям, а к сухим цифрам, округленных для простоты. Мировая экономика в настоящее время оценивается в 75.3 триллионов долларов, из них на долю США приходится 18,6; ЕС – 16,4, а России 1,2 триллиона, т.е, в процентах российская экономика составляет лишь 3.4% от совокупной экономики США и ЕС.  Далее военные расходы. Общий мировой военный бюджет составляет 1.7 триллиона долларов, из них на долю США приходится 664 миллиарда, на остальные члены НАТО 258, а на Россию 66. То-есть, в процентном отношении военный бюджет РФ составляет лишь 7% от бюджета 29 стран НАТО. Разумеется, сюда можно внести различные поправки, но они не повлияют на порядок величин. Любые экономические санкции РФ против США, учитывая минимальный баланс торговли между ними, возможно могут причинить США некоторые неудобства, но скорее нанесут больший ущерб самой России, иначе они уже давно были бы применены. Понятно также, что страны БРИКС или ОДКБ вряд ли выступят в роли военных союзников РФ в случае вооруженного конфликта с НАТО. Остается расчет на ядерные cилы, где у России существует паритет с НАТО, но их применение будет означать конец нашей цивилизации, чего не хотят даже самые радикальные политики в обеих странах.   В то же время, к получению ядерного и другого оружия массового уничтожения стремятся исламисты, и потому даже те в Вашингтоне, кто не устает повторять, что Россия является главным врагом США, понимают, что в вопросе нераспространения ядерного оружия сотрудничество с Россией необходимо.  Так что же Москва может делать в ситуации, когда американский Конгресс и СМИ настроены к России так враждебно, как не было даже во времена противостояния с СССР? С моей точки зрения, нужно уделять больше внимания тому, что называют мягкой силой, и понять на какие слои американской общественности можно и нужно опираться в продвижении идей сотрудничества, а не конфронтации.  Такие слои существуют в рядах демократической и республиканской партии, но после распада СССР, который опирался в основном на левые круги, теперь с большей симпатией к России относятся правые, точнее та их часть, для которых врагом была не Россия, а коммунистическая идеология. Согласно опросам и публикациям примерно треть голосующих за республиканскую партию полагают, что с пост-коммунистической Россией следует развивать дружеские и партнерские отношения, так как она разделяет их основные ценности.   Если снова обратиться к цифрам, то речь идет о примерно 50 миллионах американцев. Это колоссальный потенциал, который нужно использовать, предлагая конкретные идеи не только на официальном уровне, но и широко используя народную дипломатию. Российские исследовательские центры должны разрабатывать соответствующие программы по взаимодействию со своими единомышленниками в США, а российские СМИ должны стараться не обобщать свою критику на всю Америку. Кстати, интересно отметить, что недавно в США появилось новое движение Reagan Gorbachev Project, возглавляемое бывшими ближайшими сотрудниками Рональда Рейгана, которые как раз входят в число сторонников сближения с Россией.    Наверное, имело бы смысл создать нечто подобное и в России, но в любом случае, существующие реалии таковы, что эффективное использование мягкой силы может стать важным фактором в процессе улучшения отношений России и США. 

У знаменитого австрийского писателя Стефана Цвейга есть новелла «Звездные часы человечества», описывающая случаи, когда у человека была возможность повлиять на историю и по результатам доказать свое величие или посредственность.

Одержав вопреки всем прогнозам победу на президентских выборах в США, Дональд Трамп сделал большую заявку на величие. Однако всё зависит от того, сумеет ли он воплотить в жизнь те идеи, которые обозначил в ходе предвыборной кампании и благодаря которым победил.

Отметим, что в преддверии встречи Дональда Трампа с Владимиром Путиным у российского президента позиция более благоприятная, так как он пользуется безусловной поддержкой в обществе, а значит, может уверенно проводить свой курс.

С момента вступления в должность в 2001 году Владимир Путин доказывал делом, что Россия готова на самое тесное сотрудничество с Америкой по всем направлениям, но при условии, что это сотрудничество будет взаимовыгодным и равноправным.

Президенты США Билл Клинтон, Джордж Буш-мл. и Барак Обама (в связке с Хиллари Клинтон) окончательно отвергли идеи интеграции с Россией. Они объявили Америку исключительной и незаменимой, занялись расширением НАТО, свержением неугодных режимов и ближневосточными войнами, «крестовыми походами» продвижения демократии, поддержкой переворота на Украине и множеством других тайных и открытых действий, приведших к тому плачевному состоянию отношений между Россией и США, которое мы наблюдаем сейчас.

Более того, такая политика не принесла Америке больших дивидендов, скорее наоборот. И Дональд Трамп победил на выборах во многом потому, что открыто говорил об этом.

Однако сейчас на него оказывают колоссальное психологическое давление не только враги в конгрессе и СМИ, но даже члены его команды, советующие Трампу говорить с Путиным жестко, обвинить его во вмешательстве в американские выборы и предъявить ультимативный список требований к исполнению.

Если Трамп пойдет по этому пути, то ситуация может оказаться опасной и непредсказуемой. Скорее всего, даже самые яростные критики России и Путина, включая сенатора Маккейна (которого известный американский публицист Патрик Бьюкенан уже давно переименовал в Маканьяка), вряд ли хотели бы допустить такой сценарий. Однако есть опасность, что царящая в Вашингтоне атмосфера ненависти может по случайности привести к прямому военному столкновению России с США и НАТО с катастрофическими последствиями для всех.

Вот почему 7 июля для Трампа наступит момент истины, и здесь ему может служить вдохновляющим примером 40-й президент США Рональд Рейган.

В критические моменты Рейган отвергал все советы, которые противоречили его убеждениям, и поступал так, как считал нужным. Вспомним его высказывание о противниках ядерной сделки с Горбачевым: «Некоторые из тех, кто возражает активнее всего… в сущности, в глубине души уже смирились с неизбежностью войны — осознают они это или нет».

Трампу следует вдохновиться опытом Рейгана и отвергнуть давление и угрозы недоброжелателей в конгрессе и СМИ.

Между прочим, американский конгресс не пользуется большим авторитетом в стране. В последнее время работу сенаторов и конгрессменов положительно оценивают не более 20% американцев. Пресса в настоящее время также абсолютно политизирована и перестала быть символом честной и объективной журналистики, что подтверждают частые скандалы и увольнения.

Накануне встречи с Путиным Трампу было бы неплохо еще раз перечитать свою инаугурационную речь и предложить российскому президенту присоединиться к работе по осуществлению тех целей и задач, где интересы США и России совпадают. В этом его поддержат не только те, кто за него голосовал, но также все, кто осознает опасность нынешней ситуации. Это могло бы стать хорошей заявкой на будущее величие. 

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) недавно заявил: «Отношения между США и Россией скатились в сточную канаву, но мы хотим добиться того, чтобы они не оказались в канализацию».

Мне кажется, что ситуация оказалась еще хуже: не следует сбрасывать со счетов эскалацию конфликта в Сирии, приближение сил НАТО к российским границам, зачастую чуть не сталкивающиеся над Балтийским морем и над Черным морем американские и российские самолеты, а также безостановочную антироссийскую истерию в Конгрессе и в прессе.

В такой атмосфере в любой момент можно ожидать, что две державы вступят в прямую военную конфронтацию с катастрофическими результатами для всего мира.

Однако все могло быть иначе. Начиная со второго срока Рональда Рейгана и времен Джорджа Буша-старшего как российские лидеры, так и российский народ восхищались Америкой, считали ее дружественной страной и собирались совместно с ней строить новое светлое будущее.

И Михаил Горбачев, и Борис Ельцин всеми силами старались убедить Вашингтон, что Россия отказалась от экспансионистской коммунистической идеологии и готова присоединиться к «европейскому дому», приняв базовые западные ценности.

Я наблюдал за этим процессом с октября 1988 года, помогая организовывать множество визитов американских делегаций, в которые входили десятки членов Конгресса, видные эксперты по внешней политике, предприниматели, университетские преподаватели и даже советские изгнанники-диссиденты.

В ходе этих поездок мы проводили бесконечные дискуссии с представителями высших эшелонов российской власти, с членами парламента, интеллигенцией, студентами и журналистами.

Известный вашингтонский инсайдер Пол Вайрих (Paul Weyrich) — основатель Heritage Foundation, имевший прямой доступ к президенту Бушу-старшему — доносил до Овального кабинета содержание этих разговоров. Вайрих убеждал Белый дом срочно разработать план по интеграции России с Западом — нечто вроде Плана Маршалла, который так хорошо сработал в Германии и Японии после Второй мировой войны.

Это был уникальный исторический момент, когда Россия была готова стать частью Запада. Он стал возможным благодаря тяжкому труду Рональда Рейгана и Михаила Горбачева. К сожалению, г-н Буш-старший то ли не обладал дальновидностью Рейгана, то ли не смог справиться с «глубинным государством», которое считает, что Россия полезнее как враг, чем как друг.

Наше предложение было по большей части проигнорировано. Дело ограничилось пустыми обещаниями г-на Буша не расширять НАТО на восток и его же предложениями создать дугу безопасности от Ванкувера до Владивостока.

Команды Джорджа Буша-младшего, Билла Клинтона и Барака Обамы/Хиллари Клинтон продолжали портить дело. Расширение НАТО, ближневосточные войны, «крестовые походы» во имя продвижения демократии, поддержка переворота на Украине и множество других тайных и открытых действий привели нас к тому плачевному состоянию отношений между Россией и США, которое мы видим сейчас.

Многие ожидали, что Дональд Трамп сумеет переломить эту опасную тенденцию и исправить вред, причиненный его предшественниками. По крайней мере, в ходе своей предвыборной кампании он обещал именно это. Однако пока мы видим слишком мало обнадеживающих шагов в этом направлении.

Таким образом, перед нами встает вопрос о том, что же делать. Ответ на него можно найти в недавнем прошлом. Я имею в виду деятельность Рейгана, которого сейчас уважают американцы, придерживающиеся любых политических взглядов, — даже те, кто не поддерживал его в период его президентского правления.

Почему Рейган мог искать общий язык с г-ном Горбачевым и с коммунистическим СССР, а любые предложения г-на Трампа найти общий язык с Владимиром Путиным и с посткоммунистической Россией порождают призывы к импичменту?

К счастью, нам доступны ключевые подробности переговоров между Рейганом и Горбачевым, и вдобавок между нами присутствуют люди из ближайшего окружения Рейгана, с которыми можно проконсультироваться: Джеймс Бейкер (James Baker), Билл Беннетт (Bill Bennett), Пат Бьюкенен (Pat Buchanan), Чез Фриман (Chas Freeman), Сюзанна Масси (Suzanne Massie), Джек Мэтлок (Jack Matlock), Эдвин Миз (Edwin Meese), Дана Рорабакер (Dana Rohrabacher), Джордж Шульц (George Shultz), Дэвид Стокман (David Stockman). Это, разумеется, лишь часть таких людей, и я должен извиниться перед теми, кого здесь не упомянул.

Для того, чтобы разрешить текущий кризис, нам нужны их советы. Они нужны нам как можно скорее.

Трамп и Путин должны встретиться в кулуарах саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге (7-8 июля 2017 года), начало которого стремительно приближается. Хорошая новость заключается в том, что оба президента настроены работать над развитием американо-российских отношений во взаимовыгодном ключе.

Однако необходимо, чтобы мудрецы из окружения Рейгана помогли преодолеть усилия тех, чьи задачи и цели не имеют ничего общего ни с безопасностью Соединенных Штатов, ни с выживанием человечества.

Именно так Рейган отзывался о противниках своей ядерной сделки с г-ном Горбачевым: «Некоторые из тех, кто возражает активнее всего… в сущности, в глубине души уже смирились с неизбежностью войны — осознают они это или нет».

Времени для политических маневров больше не осталось. Трампу пора выполнить то, что он обещал, когда поднял во время предвыборной кампании знамя Рейгана.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире