Среди моих знакомых есть один товарищ, помешанный на «еврейском вопросе». Все темы, которых мы с ним касались в разговорах, он так или иначе сводил к определяющей роли иудеев в русской истории, а практически все известные в России личности относились им к еврейскому племени. Как-то он сунул мне полусамодельную брошюру — «100 известных советских евреев», в которой данный тезис «неопровержимо» подтверждался.

Я изучил десятки биографий перечисленных в этой брошюре людей и практически не нашел там деяний, которые можно было назвать еврейскими. У меня даже сложилось впечатление, что далеко не все, включённые в эту книженцию, хотели бы оказаться на её страницах.

Меня подобные труды настораживают ещё и тем, что процесс может пойти дальше, а там со временем появится «100 известных российских татар», в которой «старик Державин» будет назван татарским поэтом, ведь он родился в Казани и его дед был из татарских мурз.

Но тогда не за горами и «100 известных российских эфиопов» с Пушкиным на первой странице…

Однажды этим умником было сказано, что все (!) советские песни были написаны евреями. Я робко спросил: «А как же те, которые создали Богословский, Хренников или Соловьёв-Седой?» «Все перечисленные тобою авторы — это скрытые евреи», — ответил он. Тогда я поинтересовался, — а что еврейского он видит в песне «С Чего Начинается Родина», сочинённой героями вышеупомянутой брошюры Вениамином Баснером и Михаилом Матусовским? Ведь в ней же ни слова об обрезании, бар-мицве или кидуше? «Эта песня еврейская не на сто, а на все триста процентов, потому что она ещё и спета Марком Бернесом», — ответил он.

Не имея никакого желания спорить (в подобных случаях это бесполезно), я спросил: «А почему так получилось?» Его ответ заставил меня задуматься: «Просто евреи тоньше русских чувствуют музыку».

Сегодня у меня по этому поводу выработалось собственное мнение, которым я и позволю себе с вами поделиться, только мне придётся «подмешать» к нему немного истории.

На протяжении веков евреи жили внутри коренного населения разных стран, практически во враждебном окружении. Всегда в меньшинстве, постоянно принимая на себя упрёки во всех смертных грехах, они научились мимикрировать, не теряя собственных внешних отличительных черт, и как губка впитывать традиции, привычки и культуру аборигенов.

Евреев гоняли и гнобили, но они продолжали жить и рожать детей.

Конечно, в России не было холокоста, но и особой любви к ним тоже не наблюдалось. Указом от 1791-го года, подписанным Екатериной II, им запрещалось селиться и проживать в Москве, больших городах и вообще в центре России. Исключение составляли представители нескольких видов деятельности: купцы первой гильдии, лица с университетским образованием, отслужившие солдаты, врачи и проститутки. Граница, которую запрещено было пересекать евреям, называлась «чертой оседлости», и так было вплоть до февральской революции.

Последовательная антиеврейская политика русских государей привела к тому, что существовать за этой линией становилось с каждым годом всё труднее — к началу двадцатого века каждый второй еврей был безработным. Они очень хотели вырваться за пределы начертанных властями границ, стать равными среди равных и жить полной жизнью. Но для этого им пришлось многое научиться делать лучше русских: лучше считать, лучше лечить, лучше шить, лучше играть на скрипке…

А когда все запреты были сняты, у них, наконец, появилось то, что мечтали обрести многие поколения евреев — Родина. И я думаю, что они не лукавили, когда рассказывали русским — с чего она начинается, потому что невозможно врать, когда сочиняешь такие слова и такую музыку. Музыку, которую называть еврейской нельзя ни в коем случае, поверье профессионалу! Даже у «отца» советской эстрадной песни Исаака Дунаевского еврейские интонации использованы менее чем в одном проценте его произведений. А это уже укладывается в рамки статистической погрешности. Если кто-нибудь станет доказывать мне, что моя любимая увертюра к фильму «Дети капитана Гранта» — еврейская музыка, — я могу подумать, что у этого человека не всё в порядке с головой.

По итогам последней переписи населения — в России кого только нет. Помимо русских, тут живут люди практически всех национальностей и даже гоблины с хоббитами. Прекрасно, что каждый может считать себя кем угодно и верить, во что ему заблагорассудится. Это значит — у людей есть выбор.

Но упомянутая мною брошюра «Сто известных советских евреев» выбора не оставляет! Она снова отправляет людей за «черту оседлости», их не спросив.

А ведь сегодня эта черта проходит по нашим душам.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире