Песчаная мандала — распространённая буддийская практика создания и уничтожения большой картины из цветного песка (слово «мандала» обозначает «круг» на санскрите). Основная форма мандалы — квадрат с четырьмя «воротами», ведущими к внутреннему кругу с центральной точкой или ступицей. Этот святой образ символизирует вселенную с точки зрения человека, со всеми течениями и изменениями человеческой жизни.

Исторически пользовались дробленными разноцветными камнями, а сегодня, с таким же успехом применяют мелкий белый песок, покрашенный дорогими красками. Сначала чертят подробный абрис мандалы, со сложнейшими геометрическими узорами и фигурами. Песок добавляется посредством воронок и двигается скребками, пока мандала не становится трёхмерной. Цвета обычно очень пышные и яркие: пёстрый образ сияет. Эти символы могут быть огромными по площади и неимоверно сложными в деталях: их могут творить целые команды монахов в течение несколько недель, иногда под буддийскую музыку или песнопения, хотя одинокие художники тоже «пишут» такие картины.

То, что характерно для всех песчаных мандал, это то, что их долго и тщательно создают и впоследствии, почти сразу по завершении работы, их быстро и беспощадно истребляют полностью. Таким образом, они представляют собой буддийский принцип того, что всё в физической жизни преходяще и мимолётно, несмотря на попытки держаться за повседневную иллюзию, что к нам принципы цикла рождения, страдания, смерти, и перерождения не применяются. На самом деле все наши жизни не больше мандалы, ту картину которую мы о себе пишем, иногда поярче, посложнее, посчастливее, а иногда наоборот. Она же в какой-то неожиданный день будет развеяна по ветру на все четыре стороны, как песчаная монашеская мозаика.

Припоминается известное наблюдение Воланда в Мастере и Маргарите: «Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.» Осознав это, немало продвинутых буддийских мастеров в своей медитационной практике представляют свое собственное физическое разложение после смерти. Таким образом, они хотят уменьшить роль своей собственной личности в восприятии гармонии вселенной.

Разбросанные по Бутану – монастыри-призраки, которые являются архитектурным воплощением песчаной мандалы, только их процесс разложения идёт медленее и мы можем за ним наблюдать…



Далеко в горах между Тронгсой и Джакаром, над известной своей красотой долиной Бумтанга, находится один такой монастырь-призрак. О нём и таких как он не пишется в путеводителях или других материалах, но они пока сановито стоят и медленно возвращаются в землю. На картине ворота во двор и главное здания этого почти всеми забытого места. Обратите внимание на большие фрески на стенах крыльца.



Небесный музыкант плавает по облакам и щипает струны своего уда (бутанский вариант гитары с тремя или четырьмя струнами). В его головном уборе и латах явно чувствуется монгольское влияние.



А рядом, страшный синий воин обнажает свой меч…



...И будийский князь держит миниатюрую башню «чортена» в руке, пока голуби летят над головой. Эти настенные картинные всё ещё в хорошем состоянии…



...Но другие части комплекса, как например бывшие кельи монахов, окаймлявшие двор, уже практически полностью разрушены.



Это потому, что их стены сделаны в традиционном стиле из прессованной глины. Скоро деревянные рамы также будут разрушены и в стене монастыря появится брешь.



Зато проход с молитвенными барабанами выглядит ухоженным, как будто бы вот вот молящийся придёт и закрутит эти колёса одно за другим.



Только где ни попадя валяющиеся камни на пути говорят о том, что хозяев нет в этом далёком монастыре.



Один из этих молитвенных барабанов уже раскрылся, обнаружив религиозные тексты внутри. Молитвы на поверхности барабанов (из кожи или жести) написаны на санскрите, а те,что внутри — на бумаге и на местном дзонгхе.



Колоннада и яркие росписи на стенах внутри главного храма за проволочной ширмой. Судя по целостности ширм и наличию паутин (еле тут видны), никто давно не вторгался в пространство храма.



Общий вид на двор и на свисающие стены и крыши. С правой стороны кто-то давно зажёг костёр, наверно когда ночевали в этом забытом месте.



Парадный вход со стороны двора. На тяжёлых деревянных дверях стальная цепь и замок, но они так свободно лежат, что человек может легко проскользнуть. Тут в горах климат сухой и поэтому всё разлагается медленно; трудно определить сколько лет назад монастырь покинули.



Фрагмент молитвы, вырезанной на камне, с известным началом «Ом ма не пэ мэ хонгь» (в тибето-бутанском произношением). Невозможно перевести эту мантру в одном предложении или даже во многих, но говорят что она содержит в себе суть всех учений буддизма. Сущность фразы заключается в признании сострадания ко всем живущим существам как способ очищать себя от непросвещенного и неосознанного поведения и расширять свою способность на щедрость, этику, терпение, настойчивость, сосредоточенность и мудрость. Каждый Будда проходит по этим шести путям, и каждый слог в мантре представляет один из них. Очень часто такие камни оставляют в разных местах, где люди могут из видеть; даже без человеческих глаз святая мантра активизируется действием ветра или дождя и раздаётся по всей вселенной.



Местная бабушка часто посещает монастырь-призрак в её странствовании, но ключи вокруг её шеи не имеют никакого отношения к замкам в нём. Она не знает почему монастырь покинули и особо не интересовалась, ибо для неё причина не имеет большого значения. Монастырь был, сейчас его вроде нет, но всё равно он пока есть в какой-то форме. Эту древнюю страницу притягивает энергия этого особенного места. Хотя её жизненная мандала почти завершена, эта женщина ни чуть не сомневается в том, что пески ее собственной плоти с ее уходом непременно обернутся в какую-то новую жизнь.

Все фото — Луис О'Нил


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире