Бережёного Бог бережёт. Этот закон жизни действует и в буддистском Бутане, затерянном глубоко в Гималаях. Система дзоногов – крупных крепостей находящихся в наиболее стратегических точках страны – была изначально дополнена так называемыми «та-дзонгами». «Та» на местном языке обозначает «видеть» или «над чем-то». Эти сторожевые и смотровые башни строили в горах высоко над самым кремлём, чтобы заранее предупреждать о собирающихся нашествиях и других опасных ситуациях. Каждый та-дзогн, являясь крепостью с толстыми стенами и защищёнными балюстрадами для стрелков, сам представлял собой строение довольно внушительного размера. Только по сравнению с огромными нижележащими дзонгами эти древные здания кажутся маленькими.

К сожалению, в стране осталось всего два примера таких сооружений, в Паро и в Тронгсе. Оба были полностью отремонтированы: та-дзонг в Паро – в 1968, а та-дзонг в Тронгсе – совсем не давно, в самом конце 2008, после трёх лет работы австрийских и бутанских специалистов на австрийские пожертвования; оба теперь являются лучшими национальными музеями Бутана. Планировка Тронгский та-дзонга напоминает клин или треугольник с громадной круглой башней по центру и двумя каменными крыльями, фундаменты которых спускаются вниз по рельефу горы. Две отдельно стоящие башни за зданием в случае успешного вторжения не только предоставляли последний приют, но и служили защитной позицией. Осевую башню в пять этажей воздвигнули в 1641, одновременно с конструкцией самого дзонга, остальные же части, жилые и оружейные сооружения, построили немного позже.



Вид на дзонг Тронгсы (по центру кадра), на одноимённое село и его многочисленные современные жилые здания (слева) и на та-дзонг, возвышающийся над крепостью (в правом верхнем углу). Хотя расстояние между крепостью и сторожевой башной кажется небольшим, пеший подъем в та-дзонг по крутому пути и массивным ступеням каменной лестницы займет почти 20 минут.



Местами путь к та-дзонгу ведёт через густую и благоухающую растительность. Постепенно дзонг и пропасть перед ним теряются из вида. Исторически крыши всех зданий были жёлтого цвета, но когда же нынешний пятый король стал князем Тронгсы в 2004 году, их все перекрасили в красный свет.



Два старших монаха на пути за водой остановились у огромных поддерживающих стен тронгского комплекса.



Наконец, после серьезного физического усилия – последняя лестница, ведущая к парадным дверям та-дзонга. Обратите внимание на молодые берёзы, которые растут вдоль дороги.



Центральный двор и главная башня та-дзонга, от которой радиальными линиями расходятся крылья здания. На верхних этажах по обеим сторонам стен – небольшие храмы в честь легендарного героя Гесара Лингского и будущего Будды Манджушри (Будды Мудрости).



Башня и левое крыло снаружи. Стены та-дзонга более мощные по сравнению со стенами главной крепости: местами они более метра в толщину. В связи с относительно большим потоком туристов построили уличное кафе под башней, его видно здесь за каменной стеной. Очень мило посидеть в нём на холме после посещения музея в та-дзонге. Здесь можно наслаждаться не только сладким чаем, подающимся с большим количеством молока, но и острыми местными деликатесами.



А это жилая часть сооружения, где живут монахи, отшельники и обслуживающий персонал музея. Ранее в этих кельях не только расквартировывали солдат, но и держали военнопленных, захваченных в основном во время безуспешных тибетских операций.



Крыша правого крыла крупным планом, где кровлю в традиционном стиле камни держат на месте. Кто знает, может быть, эти камни предоставляли собой не только архитектурный элемент, но и запасное оружие при ЧП?



Тут виднеются узкие бойницы, некогда служившие стрельными щелями для защиты та-дзонга. Теперь они заложены камнями изнутри, а балконы являются новыми архитектурными дополнениями. Тем не менее, три древние, узкие, спиральные лестницы внутри крепости всё ещё находятся в употреблении.



Так выглядит ландшафт с высоты башни та-дзонга.



Коллекция музея расположена в 11 галереях и посвящена монархам Королевства. На экспозиции – бесценные статуи, в том числе восьми проявлений Гугу Ринпочэ (четыре из которых тут показаны) и пяти татагатских Будд (один из них — Будда Сача Сингъе — в последнем кадре), которые были созданы в 17 веке. Буквально «татагата» переводится с Санскрита одновременно и как «тот, кто так пошёл» и «тот, кто так пришёл», то есть «тот, кто вне любых уходов и приходов». Переносное значение этого слова скорее всего «тот, кто нашёл правду» и таким образом освободился от бесконечного цикла рождения, смерти и перерождения – он не уходит и не приходит. Такой человек – вне страдания, вне страха и вне времени. Он оставляет позади границы своего сознания и сострадания и прекращает цепляться за элементами личности, которые создают эфемерное «я». Достигнув такого состояния, его разум становится по-настоящему свободным и в то же время непостижимым, иногда даже самому себе.



Каждый из пяти татагатских Будд представляет один из пяти трансцендентальных пониманий.



Эти проницательности ума являются противоядиями против пяти пар умственных отрав…



...Гнева и ненависти; гордыни и эгоистичности; желания и жадности; зависти и ревности; и невежества и заблуждения…



...От которых все стремятся избавиться. Даже если не станут Буддами в этой жизни…



...Колесо дхармы (или «закона») остаётся неизбежным. Оно древнейший символ учения Будды и буддизма в целом. Его ступица обозначает дисциплину, которая является сутью созерцательной практики. Его (обычно) восемь спиц представляют восьмеричный путь к свободе, а его обод, который естественно держит спицы относится к осознанности, без которой ничто не возможно. Колесо вращается и сопротивление ему всех чувствующих существ во вселенной бесполезно.



Может быть, за исключением этого дружелюбного чудовища, которое занимает свой особый уголок в та-дзонге.

Все фото – Луис О'Нил


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире