Очевидно, что те «временные трудности», которые испытывает медицинская реабилитация в стране, вполне характеризует определение «полный крах». Может показаться, что я немного сгустил краски. Однако оцените динамику инвалидности, послушайте наших руководителей здравоохранения. Число инвалидов неуклонно растёт как в процентном, так и в абсолютном выражении. Вместе с тем, складывается впечатление, что должностные лица от медицины,  когда говорят о реабилитации, крайне слабо понимают, о чем именно они говорят.

Что такое медицинская реабилитация? Где найти подходящее определение? Если мы не ищем вновь свой «особый путь», уместно использовать формулировку комитета ВОЗ (1980): «Медицинская реабилитация – это активный процесс, целью которого является достижение полного восстановления нарушенных вследствие заболевания или травмы функций либо оптимальная реализация физического, психического и социального потенциала инвалида, наиболее адекватная интеграция его в обществе». А сейчас проведём маленький эксперимент. Прочитайте определение ещё раз, а теперь воспроизведите его по памяти.

Скажите, у Вас тоже так получилось — вместо слова «инвалид» Вы нечаянно подставили другое слово: «больной», «пациент», «человек» — всё, что угодно, но только не инвалид. Этот интересный психологический феномен внезапно обрёл важное практическое значение. Похоже, наши руководители здравоохранения так хорошо знают основополагающие документы, что используют их в работе по памяти. И это могло бы быть их личной проблемой, если бы речь не шла про государственный карман.

Из интервью госпожи Яковлевой, зам. министра, становится понятно, что мы вновь подымем, на этот раз реабилитацию, на недосягаемую высоту, обгоним и перегоним весь, в том числе более цивилизованный, мир. Для этого надо, если слух не подвёл меня, что-то около 1,4 трлн. рублей. И мы начнём реабилитировать сразу после начала заболевания.

Догадываетесь, в чём противоречие? О реабилитации не может идти речь, если человек только попал в больницу. Отчего же? Он ещё не имеет статуса «инвалид». Ещё нельзя к нему применить это страшное слово, которое подсознательно игнорируют даже те, кто давно имеет этот статус.

А в чём же разница? А разница в источниках финансирования. Если лечение сразу после травмы оплачивает фонд ОМС (обязательного медицинского страхования) и ФСС (фонд социального страхования) после производственных травм, то базу для реабилитации, по большей части, содержит ФМБА, оплачивает ФСС.

Зам. министра заявила, что теперь реабилитация будет проводится с самого начала заболевания. Стало быть, логично, что и оплачивать её будет ОМС, не так ли? Однако, если на фонд обязательного страхования легло дополнительное обременение, представляется вполне логичным поднять соответствующий налог, разве не так?

Хорошо, скинемся всем миром ещё раз. Куда же пойдут собранные со всей страны денежки? Они отправятся в сам Фонд, где от них будет откушено 2% только за то, чтобы «по честнаку» распределить эти средства по регионам. Задумайтесь: несколько миллиардов рублей забирает себе эта ненужная структура, чтобы сделать то, чем раньше «бесплатно» занимался минздрав: распределить по территориальным фондам, которые без особой помпы повсеместно акционированы, наши с Вами денежки, собранные в виде налогов. Конечно, кое-какая мелочь в процессе этого «богоугодного» дела прилипает к рукам, о чём мы узнаём из выпусков новостей.

Так, может быть, хорошо умеют читать чиновники из минздрава? Или, по крайней мере, не хуже, чем их коллеги из министерства образования. Зачем тогда эти разговоры по «раннюю реабилитацию»? Просто для того, чтобы так и не заняться делом? Или очередная дымовая завеса? Знать, планируется наступление… Вот только на кого или на что? И — для чего?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире