Сегодня, когда ЦИК обработал все электронные бюллетени, и настала пора подводить первые итоги, я понимаю, что эти выборы запомнятся мне как минимум по двум причинам.

Во-первых, я впервые в жизни удосужился проголосовать (раньше всё как-то руки не доходили, не получалось, да и жил в России).
А во-вторых, никогда прежде не доводилось сталкиваться со столь апатичной реакцией общества на развертывание электоральной гонки, программы кандидатов, самые остроумные PR-ходы и на перспективы страны в первую очередь. Причем политическая апатия проникла на какой-то глубинный психологический уровень, стала само собой разумеющейся и посещение участков – между прочим, относительно высокое на этот раз – объясняется, по-моему, уже чистой моторикой.



Характерное для предыдущих выборов при встречах с друзьями и знакомыми восклицание «Ну, за кого голосовал?!» теперь звучало неуместно, едва ли не оскорбительно, вызывая неудовольствие у собеседников как что-то совершенно неэтичное, интимно-обидное и пошлое.
Необычно пустые площади Киева, Донецка, Львова и Симферополя, зачем-то назойливо транслировавшиеся всю поствыборную ночь в эфире «Шустер Live» – яркое подтверждение наступившего безразличия.

Возможно, это стало причиной, а может, наоборот, следствием, тотальной прогнозируемости первого тура.
Всё, что с начала лета мне довелось услышать от экспертов, прочитать в прессе, случайно узнать в околопартийных кругах – сбылось, пожалуй, дословно. Деревенские бабушки, голосующие за Яценюка («Ой, надо же внучку помочь»), женщины бальза-ковского возраста и активная молодежь, поддержавшие Тигипко («Такой импозантный и, главное, всего сам добился»), депрессирующая и разочарованная интеллигенция, принесшая голоса на плаху выборов за Ющенко («Демократия – это, прежде всего умение проигрывать на путях строительства национальной идентичности») и т.д.

Разумеется, ожидаемо проявили себя «электоральные базы» премьер-министра и лидера оппозиции.
В общем, роли сыграны, актеры второго плана расходятся, зрители скучают в антракте, занавес, правда, пока не опущен.

Но, думается мне, безразличное отношение к выборам было спровоцировано и окончательно обозначившимся отрывом агитации от украинской реальности.
Я говорю не о том, что политики сполна отдали дань демагогии и трюизм «слова расходятся с делом» нашел очередное оправдание, – но об абсолютной расхлябанности, расфокусированности большинства шедших от кандидатов месседжей. Это, увы, дало результат: сужу по своим товарищам – все они, будучи неодинаково далеки от политики, совершенно идентично оценивали как откровенно глупые и популистские реплики, так и редкие занятные, конструктивными тезисы.
Например, идея Яценюка сформировать новый интеграционный вектор на восточно-европейском пространстве как альтернативу ЕС, кажущаяся мне весьма интересной, его высказывания насчет модернизации – вообще прошли незамеченными.



Странно, что сама гонка тоже оказалась, на мой вкус, весьма блеклой и наивной (а ведь все ожидали, голодные до предвыборных бюджетов рекламщики должны себя проявить как можно краше), и главный источник постмодернистской сатиры в адрес украинского политикума Погребинский последние пару месяцев предпочел отмалчиваться.

Даже Янукович не смог превзойти свою архетипичнейшую «Анну Ахметову» (разве жалкая путаница Балаклеи / Балаклавы может идти в счет, вот если хотя бы Балашиха прозвучала).
Не говоря уже про оскомину от всюду проникшей и всеми тиражируемой «Вона працює».



И все же два символа, на мой взгляд, первый тур смог нам подарить – это оптимистический баннер Тимошенко на корпусе разоренного Львовского автобусного завода и реплика спикера Литвина (забавно, что пост спикера уже какой раз подряд становится лебединой песней политика: Мороз, Яценюк): «Политик не может проиграть, он может не показать результат». Да-да, действительно, как же мы не знали.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире