В преддверье годовщины окончания Великой Отечественной Войны хочу рассказать одну историю. История удивительная, хотя и по киношному банальная. Тем не менее, самое удивительное то, что она абсолютно реальна и происходила в Киеве в 1941-1943 годах с абсолютно реальным человеком – Николаем Калёновым, приходившимся родным братом моему прадеду, о котором я уже писал.

Младший брат моего прадеда (на тот момент ему был 21 года) в 1941 году служил в армии, война застала его на Украине, где он и прошел боевое крещение. Едва ли не в первом бою он был тяжело ранен и попал в Киевский госпиталь. Там ему ампутировали ногу и там же он познакомился с молодым врачом, Татьяной. Как бы это не звучала мелодраматично, но они друг-друга полюбили. Он – калека, с трудом передвигающийся на кустарном подобии костыля и она, молодой врач, с трудом успевающий следить за ранеными в промежутках между ассистированием на ампутациях и операциях на скорость. К осени 1941 года когда Киев оказался эпицентром громадного котла о раненых думали в последнюю очередь. Войска как могли прорывали окружение. Занявшие город немцы так же заботы к раненым не проявили, пленных и так было больше, чем можно было вообразить. Николая спасла его возлюбленная Татьяна, оформившая ему новые документы. Они поженились в оккупированном немцами городе, у родившейся через год их единственной дочери до сих пор хранится документ, выданный немецкой комендатурой, где на двух языках с нацистким орлом-печатью внизу засвидетельствовано вступление в брак двух этих так странно встретившихся людей.

Их дочь не помнит отца. При отводе немецких войск в начале ноября 1943 года Николай Калёнов был расстрелян. При каких обстоятельствах – точно не известно. Кому мог помешать инвалид?! Он так и не узнал что его старший брат, мой прадед за пол года до этого погиб под Вязьмой, и что он из пяти его братьев к тому моменту был живы только двое, включая его, а войну не переживет ни один.

Его дочь, Людмила, жива. Ей сейчас за семьдесят, она живет в Киеве, преподает экономику, не чурается политики,  к слов сказать. Её отец был родом из Рязанской области, потом перебрался в Москву, мать – украинка. Они познакомились в оккупированном, разграбленном и разрушенном городе, любили друг друга и были счастливы, не могли не быть.

Ещё раз уверяю вас, этот рассказ – не выдумка, выдумать можно было бы и драматичнее, и оригинальней. Я нарочно свел к минимуму домыслы и сосредоточился на тех фактах, которые мне известны доподлинно.

Скоро мы снова будем праздновать годовщину победы в Войне. И будем вспоминать величайшую цену, которую наш народ заплатил за своё существование. Многие забывают о том что значила эта победа в действительности. Не территориальные приобретения и не величие нации, а то, что похоронки больше приходить не будут. Что те кто выжил – не погибнуть, что однажды оплаченный счет закрыт. Победа это конец войне. Неужели мало?!

Надеюсь завтра Александровский сад будет открыт, там есть стела посвященную городу-герою Киеву, я туда пойду, с цветами. Так же там есть стела городу-герою Одессе, в который война вернулась на этой неделе, есть и другие города под которым лежат в том числе мои родственники, а многих городов там нет… Давайте не будем забывать свою историю, давайте завтра все кто сможет придут в Александровский сад и вспомнит тех кто не вернулся, и подумает о тех, кто уходить не должен. Ведь гордиться можно только той историей, из которой ты сделал правильный вывод.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире