Самое нелепое (если не сказать гротескное) в набирающем обороте развороту общества к идеалам национализма это попытка указывать на пагубное влияние толерантности. Долготерпение коренных жителей Москвы, якобы привело к тому, что приезжие обнаглели. Толерантность, дескать, довела нас в состояние «оккупированного народа».

Простите, но в чем вы видите нашу толерантность?

Кавказцы, туркмены, таджики в массе своей, приезжают сюда работать, зарабатывать деньги, что бы прокормить себя и свою семью. И первым делом они сталкиваются с полицией, которая обирает их именно за то что они внешне не такие как большинство москвичей. По логике полиция должна ловить преступников, но к сожалению у преступника на лбу не написано, в отличи от того же кавказца, которого можно распознать по лицу и только за это ободрать как липку. У полиции есть для этого все права и возможности, в том числе абсолютно законные (регистрация, ориентировки, задержание на несколько суток без предъявления обвинения, а это практически гарантированная потеря работы). Вот и выходит, что приезжему с колоритной внешностью жить в Москве накладно, а значит, у него остается меньше денег для отправки родным. Приходится как-то выкручиваться. Кто-то работает больше на многих работах, а кто-то идет воровать. Последних я конечно осуждаю, но давайте всё-таки бороться с первопричинами.

Но это, так сказать, классика — во всём виноваты плохие менты. А что видят эти люди от местных, от «аборигенов»?! На рабочей силе из других стран и регионов держится значительная доля московского «благополучия», они важный элемент рынка труда, обслуживания многомиллионного города. Они работают, приносят пользу, а в ответ слышат оскорбления, нападки, причем связаны эти нападки не с тем, что они что-то не так делают, а с тем, кем они собственно являются. Что больше всего раздражает аборигенов?! Язык и внешность приезжего. Не устраивает русского человека, что два таджика разговаривают между собой на своём родном языке, разрез глаз не доставляет эстетического удовольствия. Некоторые ещё ссылаются на то что приезжие отнимают у местных рабочие места, но через запятую жалуются на дорожающие тарифы ЖКХ, не чувствуя никакой связи между конкуренцией на рынке труда, создаваемой приезжими и тарифом за уборку мусора, вписанным в жировку.

Вершиной аргументации, как всегда является статистика. Уже не раз осмеянная и опровергнутая информация о том, что в Москве 40 (или 60) процентов преступлений совершается приезжими. Цифры эти в разы подскочили во время мэрской кампании, когда Сергей Собянин перешел от слов к делу, создав в Москве концентрационный лагерь для тех самых людей с неправильным языком и разрезом глаз (у многих из них даже с документами всё было в порядке).

В результате мы имеем агрессивное, несколько ленивое большинство не привыкшее и неготовое принимать людей с другой культурой и вообще чем-то от представителей этого большинства отличающихся. Большинство это всеми силами старается подогнать под свои ксенофобские потуги рациональное зерно, вот только агрессивно оно не только по отношению к национальным меньшинствам. Схожие чувства у них вызывает любой отличны от них человек, будь то гей, хипстер, бомж или глухонемой, у них, кстати, тоже свой язык. Не так одевается, не так пахнет, не то делает.

А теперь хочется подрезать крылья сторонникам введения виз во странами Средней Азии, ужесточению режима регистрации и прочим веселым фантазерам. Никакой реальной борьбы с миграцией быть в современной России не может. Стране, как никогда нуждающейся в притоке инвестиций в экономику, конкуренция на рынке труда нужна как воздух. А поддерживать такую конкуренцию за счет внутренних ресурсов мы не можем, рождаемость не та. Мы можем строить наполеоновские планы по искоренению миграции как источнику всех бед, можем пугать среднеазиатские станы, всё больше ориентирующиеся на Китай, можем даже поиграть в визовые режим. Но не пройдет и полугода после введения такого режима, как визы будут раздаваться желающим приехать как флаера у метро. Миграция нужна не только приезжим, но и нам, причем нам она нужна гораздо больше. Узбеки, таджики, армяне всегда могут уехать на заработки в какую-нибудь более гостеприимную страну.

Что до желания всего оппозиционного спектра поживится на националистической риторике, то я тут лучше всего подойдет фраза Фрейда – «нельзя переиродить Ирода». К реальным действиям по противодействию миграции нельзя перейти без опоры на государственную машину подавления. По той простой причине, что всё что делает государство в сфере миграции подробно расписано в уголовном кодексе, предназначенном, как известно для простых граждан. А власть тут же переключит подконтрольную машинку на такую борьбу, как только почувствует, что в сфере борьбы с мигрантами можно поживится не финансовыми, так политическими ресурсами. Вот и получается что, разыгрывая наци-карту, оппозиционные политики в диапазоне от Митрохина до Тора накачивают потенциальный электорат власти, распугивая свой собственный. Это, как мне кажется, является одним из объяснений низкого результата Яблока на мэрских выборах.

Такие антимигрантские настроения, в первую очередь свидетельствуют о здоровом процессе окончательном изживание имперского самосознания у россиян. Процесс выздоровления, безусловно сопряжен с жаром, потоотделением, бессонницей, зато, возможно, удастся обойтись без ампутации. Вопрос сейчас во многом состоит в том, что сможет предложить Россия как единое правовое пространство своим составным частям. Пока она предлагает только слепую ненависть и обоюдный страх.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире