По пыльным московским улицам в поисках риэлтерской конторы «Рога и копыта» шагал молодой человек лет эдак тридцати с небольшим. На нем был дивный светлый костюм, румынский шарф кремового оттенка и ярко начищенные штиблеты. Носков под штиблетами не было.

Козловский — так звали нашего героя — имел абсолютно точные сведения: в городе проживает некто Гордон, обладатель трехкомнатной квартиры, столь необходимой молодому человеку. Дело в том, дорогой читатель, что в должности исполнительного директора российской Википедии трехкомнатная квартира совершенно необходима, как, впрочем, и дивный светлый костюм, коим Козловский уже успел где-то обзавестись.

«А что вы скажете, если я вам предложу трехкомнатную квартиру на продажу, да не чью-нибудь, а самого Гордона?», — уверенно поинтересовался Козловский у приказчика. «Как же, как же-с, в знатнейших партаментах проживать изволят-с», — рассыпал приказчик торопливую скороговорку. «Только ведь не изволят продавать жилплощадь, оченно ею дорожат-с и даже сказать кичатся», — доверительно сообщил он Козловскому, на что тот только неопределенно хмыкнул. В уме гениального комбинатора уже зрел план честного отъема жилплощади.

***

Примерно так мог бы выглядеть художественный образ, выведенный каким-нибудь литератором после просмотра одного из недавних выпусков передачи «Политика» на Первом канале, в которой меня и Станислава Козловского противопоставили представителям шоу-бизнеса и нескольким маргиналам от интернета. В обмене репликами один из ведущих Александр Гордон фактически обвинил всех пользователей Сети (адресовав их, впрочем, персонально руководителю российской Wiki) в «краже» его трехкомнатной квартиры, деньги от которой он вложил в производство своего кинофильма. Прокат не оправдал ожиданий Гордона, в чем, по его мнению, виновны пользователи пиринговых сетей, успевшие ознакомиться с его нетленкой экранкой.

В целом наш со Стасом сценарный образ состоял из утверждений типа «Интернет — свалка, где много детского порно, продают наркотики и призывают к суицидам» и «проклятые пользователи при поддержке сервисов воруют контент, из-за чего творческие и глубоко талантливые люди зарывают свой талант». Для создания такого стереотипа телевизионщики не гнушались сомнительными методами: фэйковые смонтированные видеоролики со сценами насилия; клакеры, аплодирующие по знаку сотрудника; подмена тезиса («Нужен ли закон, который будет запрещать воровство?»); эксплуатирование темы детей; боевое НЛП («Сколько зарабатывают поисковики на нелегальных скачиваниях контента?») и прочее.

«Защитников интернета» (они же, в логике программы, «педофильское и воровское лобби») было трое из десяти человек — я, Стас Козловский и Елена Зелинская. Все мы — спикеры не самые опытные, с трудом опускаемся до понятного целевой аудитории Первого канала чернушного дискурса или крика, привыкли вести дискуссию по правилам. Были ещё эксперты: надо отметить Илью Переседова (Фонд «Разумный интернет»), которому один раз дали слово, чем он очень удачно смог воспользоваться, отметив что интернет — национальное достояние, которое переживает «болезнь роста», а также Александра Минкина («Московский комсомолец»), потрясавшего запыленными выпусками газет раннего посткоммунистического периода и открыто призывавшего к введению цензуры (в частности, он предложил «вешать» за выкладывание роликов на YouTube), тем самым оттеняя остальных борцов за чистоту интернета.

Собственно, передача сама по себе не стоит отдельного рассказа, это лишь повод, чтобы задуматься над тем, насколько глубоким сегодня стал разрыв между «олдскульными» властителями дум и нами, интернет-ориентированными молодчиками, между старпёрами и стартаперами, между отцами и детьми. Отцы не слышат детей, дети не слышат отцов. Но это обычная история, а открытый конфликт возникает только тогда, когда отцы с ужасом понимают, что прошляпили тот момент, когда дети выросли, ломоть отрезан, тебе пятьдесят и вернуть былой гомеостазис уже невозможно. И стакан воды никто не поднесет. Страх смерти провоцирует агрессию и силовые методы в попытке вернуть утраченное и удержать взлетевшего уже птенца в гнезде.

Если действительно ситуация такова, что журналисты и депутаты, которые забыли принципы журналистской и депутатской этики и используют некорректные пропагандистские и зачастую нечестные приёмы с криками, ругательствами, неуважением к собеседнику и аргументами «у вас негров линчуют», могут найти понимание у зрителя, то ничто не мешает и нам научиться использовать аналогичные, чуть более мягкие, но не менее эффективные приёмы, изобличая их ложь и показывая растущей аудитории интернета, что «король-то голый».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире