Подробнее о процессе по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста Анастасии Бабуровой читайте в:
— в публикациях Евгения Левковича в журнале «The New Times»
— в блоге Тимура Олевского на сайте «Эха Москвы»
статьях Веры Челищевой в «Новой газете»
— в статьях Никиты Гирина в «Новой газете»


Приговор по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста Анастасии Бабуровой должен быть вынесен до конца апреля. Только кто его будет выносить – уже непонятно. 14 апреля процесс покинула присяжная Анна Добрачева. Анна — уже не первый человек из коллегии, кто взял самоотвод, но первый, кто решился рассказать правду о творящемся в суде беспределе. Добрачева вышла на меня, как на журналиста, занимающегося независимым расследованием дела, и заявила, что на коллегию оказывается давление. Диктофонная запись в моем распоряжении имеется. Я прошу журналистское сообщество встать на защиту присяжной.

Заявление Анны Добрачевой:

«В устной форме о самоотводе я заявила нашему куратору еще утром во вторник, 12 апреля. Я указала, что со стороны некоторых присяжных на коллегию оказывается давление — нас с самого начала склоняют к обвинительному приговору. Вечером же, когда я составляла письменное заявление, куратор сказал, чтобы в причинах выхода я указала «семейные обстоятельства». Донесли ли в итоге до судьи Замашнюка истинные причины моего самоотвода — я не знаю.

Ряд присяжных являются бывшими сотрудниками правоохранительных органов, а присяжные №1 и №4 с самого начала суда ведут в коллегии пропагандистскую работу. Каждое утро номер первый зачитывал нам в совещательной комнате материалы из СМИ, зачитывал даже то, что происходило в суде без нашего участия, и о чем мы знать были не должны. Каждую статью он сопровождал комментариями, пытаясь вызвать у нас негатив по отношению к подсудимым. Кроме того, номер четвертый на моих глазах подошла к сотруднику суда, приобняла его и сказала: «Не волнуйтесь, мы вынесем обвинительный вердикт». На мои замечания — мол, вы не имеете права этого делать, — ни номер первый, ни номер четвертый не реагировали. А председатель коллеги один раз очень агрессивно ответил мне: «Ваше место не среди присяжных, а среди адвокатов защиты!» (на последнем заседании во время оглашения показаний обвиняемого Тихонова председателю стало плохо, его увезли на «скорой», а слушание перенесли – прим.). Хотя я никогда не выражала своего мнения относительно вины Тихонова и Хасис, я только возмущалась поведением коллег.

Однажды около половины присяжных, включая меня, подали на №1 и №4 жалобу и передали работнику суда, однако в зале заседаний она не зачитывалась, и попала ли вообще к судье Замашнюку — мы не знаем. В то же время номер первый составил жалобу на то, что Никита Тихонов подавал какие-то тайные знаки своему отцу. Он сначала озвучил это нам, номер четвертый с криком его поддержала: «Нас оскорбляют, надо подавать!». Я и коллеги заявили, что ничего такого мы не видели, хотя следим за процессом непрерывно. И вообще следить за поведением обвиняемых — это дело не присяжных, а конвоиров и судебных приставов. В общем, подавать жалобу мы отказались. Однако к нашему удивлению номер первый все равно написал ее и передал судье от лица всей коллегии. На этом лично мое терпение лопнуло. И не только мое. До 20-го числа, по моей информации, коллегию покинет еще одна присяжная. Мы не хотим брать грех на душу».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире