14:49 , 29 июня 2012

Выхода нет, или как уничтожить правозащитное движение в России

Познакомился сегодня с передовицей коммерсанта «Некоммерческим прописали организацию». Там написано, что вносится закон, устанавливающий новые правила для НКО, получающих зарубежные гранты — они получат название «организации, функционирующие как иностранные агенты». Я так понимаю, что это должно быть прямо написано в уставе рядом с названием организации — это статус.

Скажу сразу самое главное. Я, как руководитель крупнейшей общероссийской правозащитной организации, не пойду на то, чтобы наша организация носила унизительное клеймо агента иностранного государства. Я надеюсь, меня поддержат и мои коллеги, как по Движению, так и в других правозащитных организациях.

Цитирую Коммерсант: «политической деятельностью таких НКО, вне зависимости от их уставных целей, будет считаться участие в проведении политических акций, которые должны воздействовать на решения и политику государства, а также в формировании соответствующего «общественного мнения».

Очевидно, что любая влиятельная общественная организация, в том числе «За права человека», ставит перед собой цель влиять на общественное мнение и на политику государства. Это получается естественным образом у любой правозащитной организации, потому что, помогая конкретным людям и сталкиваясь с системной проблемой, мы обязаны ставить эту проблему, предлагать варианты ее решения и добиваться этого.

Мы делали это, например, несколько лет подряд добиваясь отставки Нургалиева, и мы делали это вчера, проводя общественные слушания, на которых свидетельствовали избитые полицией люди и свидетельствовали адвокаты, говорившие о грубейших нарушениях со стороны СК РФ при возбуждении по событиям 6 мая уголовного дела по ст. 212. С помощью заявления общественных слушаний мы тоже влияем на политику и общественное мнение, требуя отставки Бастрыкина.

В этом же законе идет речь о каких-то дополнительных проверках. 12 лет мы живем при режиме Путина, получаем иностранные гранты, и проходим все проверки, поэтому объяснять необходимость такого закона какими-то дополнительными проверками совершенно нелепо. Почему правозащитники финансируются только или преимущественно из заграничных фондов? Потому что в России они не могут найти финансирование. Бизнес запуган, поскольку первый и последний бизнесмен, дававший деньги на правозащитную деятельность — это Ходорковский, и всем известно, где он сейчас. Что касается государственных денег, я последовательно пытаюсь получать их. В этом году мне это удалось — мы получили в ОП РФ аж 1/10 от того, что нужно для существования нашей организации.

Так зачем же придуман это закон, вероятность принятия которого, судя по сигналам из Кремля и Госдумы — 100%? Мне тут же вспоминается советское время. Тогда профсоюзы существовали под лозунгом «профсоюзы — школа коммунизма». Конечно, они не защищали права трудящихся, но зато выполняли некие социальные поручения партии и правительства — раздавали путевки и т.д. Так и сейчас — хотят создать гетто для правозащитников — например, «разрешить» им сообщать о преступлениях полиции, помогать самой полиции разоблачать оборотней в погонах, но при этом никакой «общественной кампании», все тихо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире