09:18 , 25 октября 2021

Путину опять положили не ту папочку

«ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА»

К сожалению, на нашем фланге сейчас немало разговоров о том, что ситуация безнадежна, сделать ничего нельзя, никаких реальных возможностей повлиять на ситуацию не осталось, впереди только жесткие репрессии, и надо, мол, «беречь силы» и «заниматься просвещением».

Даже если бы я согласился с этой липкой мыслью, я просто не смог бы себе этого позволить. Так уж получилось, что правозащитники и журналисты в любой ситуации оказываются на переднем крае. К нам просто приходят люди, за помощью и оглаской, со всей страны. Постоянный поток человеческого горя, в котором и пытки, и жестокие приговоры.

Я хочу поздравить Алексея Навального с получением премии Андрея Сахарова. Я не согласен с теми, кто осуждает такой выбор жюри. Эта премия — кредит доверия Алексею Навальному, его защита и уникальный шанс. Я верю, что он найдет возможность доказать, что он этого шанса достоин — всем, кто в этом сомневается сегодня. Алексей Навальный показал пример не только мужества, но и оптимизма. И сумел в итоге подобрать очень важные слова:

«Политика должна быть посвящена борьбе за права человека»

Защита прав человека — не та работа, которую можно просто взять и оставить, перейдя на режим «сбережения сил». Если мы перестанем сопротивляться, тьма мгновенно заполнит все вокруг, и наши города утонут в ней за считанные недели.

Вы говорите «нет возможностей». А я говорю, что есть, и упускать их недопустимо! Внимание всего мира приковано сегодня к пыткам в российских тюрьмах — значит, надо бороться и побеждать сейчас, а не потом, когда резонанс в СМИ утихнет, а изнасилования шваброй перестанут вызывать шок у почтенной публики.

Никакие расследования и указания сверху не решат укорененной проблемы пыток сами по себе. Но у нас есть закон об общественных наблюдательных комиссиях. Это прекрасный закон, и он действительно работал, потому что в любую тюрьму могли свободно и без предупреждения зайти двое наблюдателей, оценить ситуацию и поговорить заключенными.

Поэтому из ОНК потихоньку вычистили всех правозащитников. А большинство правозащитников в России признали иноагентами, и вообще запретили «иноагентам» участвовать в формировании ОНК. Вернуть правозащиту в ОНК, изменить механизм их формирования, добавить ОНК ресурсов и полномочий — и пыток станет меньше в разы. Все наработки для этого есть.

Владимир Путин, отвечая на вопрос Муратова, заявил, что у иноагентов «никаких ограничений нет», и это лишь вопрос «финансирования из-за рубежа». Опять поставили вас, господин Президент, в неудобное положение, не ту папочку принесли. Из ограничений — не только дурацкая маркировка на каждый чих в интернете, отчеты о походах в пятерочку и возможность уголовного преследования, но и полный провал в вопросе национального превентивного механизма по борьбе с пытками. Кто виноват, что деньги на борьбу с пытками дают только, как выразился Путин, «за бугром»?

Продолжаю делиться с читателями своими видео по событиям недели. Там про Путина и его папочки, про иноагентов, конечно же, и про могучее дело «Аэрофлота». В связи с лютостью Роскомнадзора и Минюста, завел недавно новый канал. Смотрите, и подписывайтесь:

P. S. И конечно напоминаю, что поддержать гражданский правозащитный проект «За права человека» можно и нужно здесь. Кроме тех, кто ценит нашу работу, больше некому. Путина просить, видимо, смысла нет.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире