«ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА»

Детство. Отрочество. Постановление о возбуждении уголовного дела.

Весь 2020 год в публикациях независимых СМИ то и дело появлялись заметки о новых уголовных делах в отношении несовершеннолетних школьников, которые «подготавливали нападение на школу с оружием и взрывчаткой», но ФСБ их остановила, или «планировали расстрел одноклассников и учителей», но ФСБ их также остановила, или «готовились к поджогам зданий органов государственной власти», но ФСБ, как вы уже могли догадаться, вновь их остановила.

Волгоградская, Костромская, Саратовская, Тверская, Тюменская области, Красноярский край, Крым, Сахалин — география преследований школьников охватывает разные части России. Бравые правоохранители улучшают статистику раскрываемости преступлений. Они отлавливают выделяющихся из толпы подростков — в основном, панков и анархистов — и обменивают их на продвижение по службе, на погоны. Они отрабатывают методику фабрикации дел, чтобы ее можно было применять в разных регионах, формируют практику повсеместного привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности.

Это явление дикое, недопустимое. Любой ребенок может стать мишенью очередного сотрудника УФСБ, ищущего, о каком преступлении сообщить следственному комитету сегодня. С этим можно и нужно бороться, но пока это явление существует, каждый россиянин должен знать, за что и как могут посадить его или его ребенка.

Силовики хотят, чтобы дети соответствовали дресс-коду, ученически копируя:

3438362 3438364 3438366

В нашу организацию обратилась Юлия Бочарова — мама Ярослава Иноземцева. В прошлом году им активно начали интересоваться следователи по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Волгоградской области. Его обвиняют в изготовлении взрывного устройства, в приготовлении к убийству двух и более лиц общеопасным способом, в хранении взрывчатых веществ и в приготовлении к террористическому акту.

Юлия рассказала, как к изначально положительным характеристикам Ярослава в ходе расследования добавились негативные — от директора школы и одноклассников, с которыми, несомненно, поговорили и продолжают говорить следователи. Они задают школьникам вопрос: «Как вы думаете, мог ли Ярослав взорвать школу?» Ответы «нет» они игнорируют, а редкие ответы «ну, может быть, и мог, не знаю» кладут в основу обвинения.

Формула стандартная: петарды плюс ирокез плюс показания свидетелей равно террорист. Прочитать об этом деле подробнее можно в обращении Юлии Бочаровой:

3438384

3438386

3438388



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире