10:10 , 18 августа 2020

Иван Прокопьев и Светлана Любшина

Хочу вас познакомить с одним парнем.

Его зовут Иван Любшин, и он – тот самый человек, которого посадили на 5 лет за комментарии в социальной сети Вконтакте.

Вот эти комментарии:
«Взрыв в архангельском ФСБ 17 летний парень. Он погиб, он герой!»
«Человек дня, человек недели (как минимум)»
«Терроризм как таковой не оправдываю, конечно, но…»

В этих комментариях эксперты, привлеченные ФСБ, увидели «имплицитное», читай, скрытое оправдание терроризма.

На шокирующий самоподрыв 17-летнего Михаила Жлобицкого из Архангельска отреагировали многие. Очень по-разному. Кто-то ужаснулся. Кто-то сочувствовал парню. Кто-то размышлял о том, почему такое стало возможным, как, например, Светлана Прокопьева. А кто-то припоминал ФСБ пытки и сфабрикованные дела, такие как, например, дело «Сети». Кто-то потешался, что ФСБ прошляпило терракт, который Жлобицкий публично анонсировал в соцсетях. Да, такие были тоже.

Зная, в какой стране мы живем, и о том, что в этой стране есть статья 205.2 УК «публичное оправдание терроризма», всем этим людям стоило молчать в тряпочку и своего мнения не высказывать. Проявить, так сказать, разумную осторожность, несмотря на конституционное право «свободно выражать свое мнение и распространять информацию». Даже несмотря на примечание к статье 205.2 УК: «под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Но так уж человек устроен, что он не всегда просчитывает свои шаги, и на многие события реагирует эмоционально, да и информацию узнает из разных источников. Впрочем, Иван довольно быстро засомневался, вспомнив про страну, в которой он живет. И комментарии свои удалил, от греха подальше.

Но только это не помогло. Примерно через год его схватили на улице, жестоко избили. А потом и посадили на 5 лет. 5 лет в колонии общего режима, за комментарии во Вконтакте годичной давности, именно так. Просто представьте на секундочку, как сотрудники ФСБ за наши с вами налоги просиживают штаны, старательно выискивая комментарии в соцсетях, чтобы потом много месяцев выслеживать случайных людей и пытаться их посадить. Почувствовали себя в безопасности?

Суд первой инстанции длился всего несколько часов, включая оглашение приговора. Как будто это не уголовное дело было, а какая-то рутинная административка за пикеты. Суд не учел, что у Ивана Любшина двое детей, а сам он болеет астмой второй степени тяжести, обостряющейся на фоне аллергии. По факту избиения никакого дела на сотрудников ФСБ заведено не было, хотя следы избиения были зафиксированы, и проверка проводилась.

Апелляция проходила уже в условиях пандемии, в Апелляционном военном суде, который находится в закрытом военном городке Власиха. Да, Ивана Любшина, поскольку статья «террористическая», с самого начала судили военным судом. Мать Ивана не пропустили в зал суда на апелляции, а журналистов – даже в сам городок не пропустили.

20 августа у Ивана будет кассация, в Верховном суде, на Малом Харитоньевском переулке, 12. И я обращаюсь, прежде всего, к журналистам. Не мне объяснять вам, насколько это важная тема. Светлану Прокопьеву пытались точно также посадить, и только благодаря общественной поддержке и, прежде всего, вашей работе, она не оказалась в тюрьме. А вот Иван уже в тюрьме, и будет сидеть там 5 лет, со своей астмой. И дети будут расти без него.

Потому что вашего внимания ему достается гораздо меньше.

Пожалуйста, приходите на суд. Пишите и снимайте про дело Ивана Любшина.

3302165

3302167



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире