3102405

Авторы: Лев Пономарев, Олег Еланчик

14 мая в Пензе и в Санкт-Петербурге возобновилось рассмотрение по существу дела о так называемой «террористической организации» «Сеть»*. Семеро фигурантов — Илья Шакурский, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Василий Куксов, Андрей Чернов, Михаил Кульков и Максим Иванкин – проходят по делу в Пензе, и двое в Санкт-Петербурге – Юлий Бояршинов и Виктор Филинков.

Первые заседания, в ходе которых были допрошены свидетели обвинения, дают наглядное представление о том, что представляет собой уголовное дело «о терроризме», следствие по которому продолжалось полтора года. В судах не прозвучало ничего, что указывало бы на реальную террористическую деятельность или приготовления к ней, зато более чем достаточно было сказано о пытках, давлении на обвиняемых и свидетелей, и фальсификации доказательств.

Достаточно для того, чтобы суд уже не мог это игнорировать.

Свидетели и обвиняемые в суде заявляют о применении к ним пыток и оказании давления на них и их родных.

Защита настаивает на том, что следствие велось недопустимыми методами, и, по сути, сводилось к попыткам получить признательные показания, а не расследованию дела как таковому. Пензенские фигуранты Дмитрий Пчелинцев и Арман Сагынбаев были допрошены в суде над питерцами Юлием Бояршиновым и Виктором Филинковым, как свидетели.

«Со мной в вежливом тоне проводили беседу сотрудники УФСБ Пензы, и был оперативник из Петербурга. Они очень вежливо подключили мне ток к пальцам рук, чтобы я все внимательно запомнил и изложил в протоколе допроса. Мне намекнули, что если откажешься от показаний, то это произойдет еще раз, все это вежливо ко мне» — рассказывает Арман Сагынбаев

В вот фрагмент допроса Дмитрия Пчелинцева:

«Затем меня снова несколько раз ударили током. Общались между собой: «Контакт плохой, бьет слабо». Я заорал, что не надо сильнее. Третий все время упирался мне коленом в грудь, сжимал мои гениталии до такой степени, что в глазах белело.
 — С женой твоей что будем делать? Пусть для начала таджики толпой изнасилуют, раз болтливая такая. В какой страйкбол вы играли? Ты враг и террорист, вот в чем правда, и к тебе никто не приходил»

О давлении суду рассказала мать Ильи Шакурского Елена Богатова и свидетель обвинения Антон Шульгин, которому было 17 лет во время первого допроса.

«На меня оказывалось давление с октября 2017 года по апрель 2018 года. Шантажировал, если я не буду вести себя правильно, то будет хуже моему сыну» — сообщает Елена Богатова.

Антон Шульгин рассказывает, как давал показания:
«Я вообще в панике давал показания, оперативники сами подписали за меня. На меня давили психологически, на меня кричали, выбивали показания, которые им были нужны.
 — Вы могли отказаться давать показания? — спрашивает прокурор.
 — Не мог, на меня давили, ко мне приехали с обыском.
 — Обжаловали?
 — Ничего не обжаловал, боюсь иметь с ними дело»

Даже свидетель обвинения Игорь Шишкин, ранее заключивший сделку со следствием и приговоренный к трем годам шести месяцам колонии, занял очень осторожную линию во время допроса, и не решился даже прямо сказать, что к нему пыток не применяли, хотя именно такой линии придерживался его адвокат:

«— К вам применялись методы воздействия, силовые, пытки? Вы добровольно давали показания? — спрашивает судья.

 — Следователь провел исследование, согласно которому никакие методы ко мне не применялись» — фрагмент допроса Игоря Шишкина.

Недостатки обвинения не отрицает даже прокурор

На заседании 15 мая в Пензе защита ходатайствовала о возврате дела в прокуратуру. Адвокаты ссылались на грубые нарушения уголовно-процессуального закона при составлении обвинения, одним из которых стало то, что само обвинение составлено из произвольного набора статей, не конкретизировано, что делает его непонятным даже самим обвиняемым.

Адвокат Пчелинцева Олег Зайцев комментировал ситуацию так:

«При всем уважении к гособвинителю, вычленить суть обвинения невозможно не только профессиональным защитникам, но и нашим подзащитным»

Карташов Константин, адвокат Иванкина, говорил:

«И как уже неоднократно указывали мои коллеги, в обвинении постоянно упоминаются те или иные «неустановленные обстоятельства». Так вот обвинение в отношении Иванкина М.С. по ч.2 ст. 205.4 ук рф написано на 19 страницах и слово «неустановленные» в том или ином контексте встречается 55 раз. В среднем 3 раза на странице, это нонсенс»

Прокурор был против того, чтобы дело отправлялось в прокуратуру, но что, весьма характерно, вынужден был признать недостатки обвинения, по существу адвокатам не возразил, и не исключил возможности смягчения обвинения в дальнейшем:

«Я считаю, что здесь действительно было много высказано по этому поводу, но в данном случае мы ещё не исследовали материалы уголовного дела. Суд, как говорится, вправе, и я как представитель гособвинения вправе, могу переформулировать, так сказать, обвинение в сторону его смягчения, если в этом возникнет необходимость, повторюсь, если возникнет в этом необходимость»

Коллегия судей, однако, ходатайство защиты не удовлетворила.

Консолидация общества или массовые репрессии?

11 декабря 2018 года глава Совета по правам человека Михаил Федотов на встрече с Президентом заявил, что расследование по заявлениям о пытках в деле «Сети» фактически не проводится, потому что Следственный комитет боится проверять ФСБ:

«там не была проделана серьёзная работа, и я даже скажу почему: они просто боятся»

Президент в ответ заявил о том, что очень обеспокоен, и пообещал разобраться. Но после этой встречи ничего не изменилось, никакого полноценного расследования – ни проведения экспертиз, ни истребования видеозаписей, ни опроса свидетелей и пострадавших, не было.

Но дело «Сети» вышло в суд, и суд идет, несмотря ни на что. Каждое новое заседание органично дополняет картину дела «Сети» — картину пыток и фабрикации обвинения.

Если слова о пытках, давлении, подмене протоколов, прозвучавшие в зале суда, так и повиснут в воздухе, оставшись без реакции судей, прокуратуры, и в первую очередь – общества, то страна сделает еще один шаг к своему полному разрушению. Дело «Сети» станет своеобразным символом последнего срока президентства Путина, если молодые люди, оговорившие себя под пытками, получат большие сроки тюремного заключения. Случай в Архангельске наглядно показал, что реакцию молодежи мы предсказать не можем.

Ссылки на материалы в СМИ:

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/05/20/80583-chekistskaya-lavochka-sekond-hend

https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/23/set-i-strikeball

https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/16/bez-konkretiki-i-s-neustanovlennymi-obstoyatelstvami-kak-zashita-ocenila-poziciyu-obvineniya-po-penzenskomu-delu-seti

https://rupression.com/

* – запрещенная в России террористическая группировка



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире