Письмо, которое я в субботу утром получил из вологодского отделения «За права человека», настолько прекрасно, что я не могу выбросить ни слова, поэтому сначала приведу его целиком, а потом прокомментирую:

«16 февраля 2019 года наше движение впервые ощутило, что значит быть «иностранным агентом». Руководитель Вологодского отделения Григорий Винтер, который был в Москве 14-15 февраля и достаточно много провёл время в центральном офисе «ЗПЧ», где общался с Львом Александровичем Пономарёвым и сотрудниками движения, утром 16 февраля был снят с поезда «Москва-Череповец». Задерживали Винтера пять человек – трое оперативных работника местного УМВД и двое полицейских транспортной полиции. Доставив Винтера в помещение дежурной части при вокзале в Череповце, полицейские объявили, что причина задержания в том, что «вы состоите в организации, которая признана иностранным агентом. Есть сведения, что вы везёте запрещённую литературу, входящую в список экстремистских материалов». Представиться и назвать себя полицейские категорически отказались.

Далее начался шмон вещей Винтера. Присутствовавшие при этом понятые из числа сотрудников ЧОПа, работающих на вокзале в Череповце, открыто угрожали правозащитнику физическим насилием. Не менее шести раз сотрудники транспортной полиции призывали понятых к порядку.

Осмотр личных вещей и составление протокола заняло более двух часов. Вместо поисков «запрещённой литературы» полицейские переписали серийные номера ноутбука и фотоаппарата, списали данные кредитных карт, трясли бельё и носки Винтера.

Учитывая обстоятельства задержания, Григорий Винтер попросил распечатать отдельный лист для внесения в протокол замечаний. Однако получил категорический отказ – ему было заявлено, что «протокол составляется не для всяких там замечаний, расписывайся, где тебе сказано».

Расписываться Винтер отказался, копию протокола осмотра полиция отказалась ему выдавать.

После окончания процедуры досмотра полицейские ушли их помещения, оставив правозащитника одного с вещами. Вернувшись через 20 минут, полицейский, который составлял протокол, спросил, что делает Винтер в помещении дежурной части и потребовал от него, чтобы он убирался вон. При этом двери помещения были закрыты на электронный замок.

В настоящий момент Григорий Винтер пишет заявления в Северо-западную транспортную прокуратуру и Следственный комитет на незаконное задержание, шмон, оскорбления и угрозы».

А теперь я хочу сказать нечто важное, что со временем может коснуться всех читателей «Эха Москвы» и не только. Все то, что произошло с Григорием Винтером – это, конечно, дело рук ФСБ, хотя формально его задерживали полицейские. Почти каждый день нам становится известно о делах чекистов, которые возмутительны для рядового человека. Приведу несколько случаев, свидетелем некоторых из них я был сам.

Преследование Исломбека Камалова, когда молодого человека взяли в аэропорту и месяц таскали по спецприемникам, пока с помощью «наседок» не набрали на него показаний, чтобы поместить в СИЗО (Похищение человека)

Или мой собственный административный арест на 16 суток — здесь уши ФСБ так и проглядывают.

Или последние события, о которых мы узнали из прессы, когда во время инвестиционного форума задерживают и, несмотря на заступничество людей, имеющих «высокие позиции» во власти, отправляют под стражу крупнейшего инвестора, работавшего в России много лет. И это, конечно, опять ФСБ.

Или уголовное дело и домашний арест активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко из Ростова-на-Дону, а также «мусорного» активиста Вячеслава Егорова из Коломны, используя механизм административной преюдиции для возбуждения уголовного дела.

Или наглый, демонстративный, провоцирующий скандал на весь мир приговор участнику религиозного объединения «Свидетелей Иеговы» (прим.ред.: деятельность организации запрещена на территории РФ), вынесенный уже после прямого указания президента не сажать за религию.

Или скандально нерасследуемые в течение почти года пытки фигурантов дела «Сети», о которых уже знают десятки, а может, и сотни тысяч молодых людей, но которые никто не расследует, потому что все боятся связываться с чекистами.

Или обыски у псковского депутата-яблочника Льва Шлосберга.

Или проверка статьи муниципального депутата Виктора Котова об Олеге Сенцове на предмет оправдания терроризма, инициированная Следственным комитетом, а также уголовное дело по статье 205.2 против псковской журналистки Светланы Прокопьевой за текст, в котором она разбирала возможные причины, побудившие молодого человека из Архангельска подорвать себя в здании ФСБ.

И так далее, и тому подобное. Я, кончено, пропустил множество событий, где ФСБ проявляет бешенную активность с грубыми нарушениями Конституции и закона.

В недавнем «Особом мнении» на «Эхе Москвы» Дмитрий Муратов привел очень точный образ – «пушка отвязалась». Отвязалась и рушит все на нашем корабле. Кто может остановить? Или президент, или, в конце концов, общество найдет в себе такие силы. Президент – это только лишь в том случае, если пушка действительно отвязалась. А если все перечисленное происходит целенаправленно и под его личным контролем, тогда только общество.

Мы не знаем, что именно нас ожидает в ближайшем будущем, но нет никаких сомнений, что это будут «веселые денечки». Можно определенно сказать, что ФСБ России, которая была создана как спецслужба нового демократического государства, таковой не стала. Родился бастард, который публично провозгласил, что ведет свою генеалогию от ВЧК. И хотя чекисты пытались поначалу убедить общество, что они осуждают события 30-х годов, но назвался груздем – полезай в кузов. Тот, кто назвался продолжателем ВЧК, тот рано или поздно начинает выполнять и функции ВЧК. Что сейчас мы и видим на приведенных выше примерах работы ФСБ.

Философская дилемма бытия и сознания окончательно решена, и сегодня воспаленное, искалеченное сознание чекиста начинает определять бытие миллионов людей, живущих и работающих в России.

PS: А история с Григорием Винтером получила свое продолжение. Вчера утром к нему пришли и насильно доставили в суд. Причиной стал давний конфликт нашего эксперта с мэром города Череповец Еленой Авдеевой. Григорий Винтер в течение двух лет вместе с активистами-экологами боролся за сохранение Пуловского леса, который городские власти намеревались отдать под застройку. Третьего февраля этого года защитники Пуловского леса направили губернатору Вологодской области Олегу Кувшинникову коллективное обращение с требованием освободить Авдееву от занимаемой должности, а также проинформировали об этом обращении высших должностных лиц, включая президента, страны, председателя Совета Федерации, спикера Госдумы, председателей судов, главу СПЧ и пр. В минувший четверг Вологодский суд вынес решение в пользу экологов, но отправленное ими письмо стало поводом для искового заявления мэра Череповца Авдеевой, которая потребовала отправить Григория Винтера на принудительное психиатрическое обследование.

Доставленный в суд Григорий Винтер потребовал отложить заседание, чтобы в нем мог участвовать его адвокат, а также, увидев в зале незнакомых людей, ходатайствовал о закрытии процесса, так как на заседании предполагалось огласить данные о его здоровье. Именно в закрытом виде такого вида процессы обычно происходят. Судья отклонил оба ходатайства, после чего Винтер в знак протеста покинул заседание и само помещение суда. В его отсутствие суд принял решение о принудительном психиатрическом обследовании, и сегодня утром полицейские насильно повезли его в Вологодскую психиатрическую больницу.

Мы просим Совет по правам человека и Уполномоченного по правам человека в РФ взять ситуацию с Григорием Винтером под контроль.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире