Двадцать дней назад Ильдара Дадина увезли из колонии ИК-7 в Карелии, где он подвергся пыткам. Где он находится, неизвестно, и накануне ФСИН отказался сообщать семье о его местонахождении.

Сам Ильдар, несмотря на грозящую ему месть сотрудников колонии, не хотел покидать ИК-7, объясняя: «Если я уеду, что же будет с остальными заключенными, которых тоже пытают и бьют?» А мы всё-таки рады, что его увезли — в другом регионе Ильдару будет безопаснее.

Вместо Ильдара за ситуацией в ИК-7 следит движение «За права человека». Мы создали рабочую группу и ведем работу в двух направлениях: собираем информацию от бывших заключенных и направляем адвокатов в колонию для общения с теми, кто сейчас находится за решеткой. По фактам пыток мы направили письмо в Генпрокуратуру и Следственный Комитет.

В начале декабря ФСИН заявил, что проверки в Карелии закончены, а Дадин — «имитатор».

В настоящее время ситуация изменилась, и нынешняя позиция ФСИН, высказанная Валерием Максименко — «сначала разобраться, а потом делать выводы».

Следственные органы продолжают изучать сведения о пытках других заключенных колонии ИК-7. Кроме того, ФСИН начал новую служебную проверку по делу Ильдара, причем проводиться она будет с участием правозащитников.

Вчера у меня состоялась встреча с заместителем начальника УСБ ФСИН. Мы договорились о создании совместной рабочей группы, куда войдут наряду с сотрудниками службы и правозащитники, в том числе член президентского Совета по правам человека Андрей Бабушкин, правозащитник Валерий Борщев, несколько сотрудников аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ.

Цель рабочей группы — расследовать преступления сотрудников ФСИН по отношению к заключенным. Начнем с республики Карелия, по которой у нас есть масса информации.

Я передал в УСБ ФСИН тщательно подготовленный комплект документов с фамилиями заключенных, которые подверглись насилию, а также фамилии тех, кто это насилие совершал.

В числе документов — свежие данные от адвоката Максима Камакина, который работает сейчас в Сегеже. Эти данные явно свидетельствуют о том, что в ИК-7 пытаются помешать расследованию.

Во-первых, адвоката Камакина в понедельник и во вторник пытались не пустить на встречу с подзащитными — добиться допуска защитника удавалось только после звонка от руководства ФСИН.

Во-вторых, заключенные ИК-7 рассказали Камакину, что сотрудники колонии угрожают им, требуя отказаться от показаний.

«Ко мне в камеру №1 пришло несколько человек, меня вывели в кабинет начальника колонии. В этом кабинете находился человек, который представился сотрудником ФСИН. Этот человек потребовал от меня забрать мое заявление о преступлении, которое я направил в адрес полиции. В случае, если я не выполню требование, он угрожал мне тем, что после проверок режим на зоне ужесточится и будет гораздо хуже, чем раньше, если я освобожусь, то освобожусь инвалидом», — рассказывает Мурат Нагоев.

В-третьих, сотрудники колонии напрямую укрывают сообщения о преступлениях.

«12 декабря 2016 г. я передал адвокату Черкасову В.В. заявление с просьбой передать это заявление в компетентные органы. Заявление содержало просьбу привлечь лиц к уголовной ответственности и содержало сведения о совершении в отношении меня преступлений насильственного характера. 13 декабря 2016 г. на встрече с адвокатом Черкасовым В.В. мне от адвоката стало известно, что моё заявление у адвоката изъяли сотрудники ФСИН. 14 декабря 2016 г. меня вызвал начальник ФКУ ИК-7 Коссиев С.Л. и вернул мне моё заявление, также он пообещал добавить мне к сроку минимум полтора года лишения свободы», — рассказывает Коба Шургая.

К слову, раньше об обысках и отнятых документах рассказывала адвокат Наталья Василькова.

Я давно занимаюсь темой пыток, и впервые вижу, что руководство ФСИН идет навстречу правозащитникам, соглашаясь работать совместно.

Что это? Реальная попытка разобраться в ситуации или желание пустить пыль в глаза? Несмотря на противоречивые комментарии в прессе, есть основания надеяться, что всё же первое.

Фактически в результате нашей работы вырабатываются новые стандарты общественного контроля, который ведется не с помощью прикормленных общественных советов.

О результатах этого эксперимента я буду регулярно сообщать на «Эхе Москвы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире