Сегодня в драматической истории согласования акции 13 июня, приуроченной к Дню России, поставлена точка. Мэрия окончательно отказала организаторам акции в переговорах и выборе компромиссного места её проведения. Предлагается идти в Марьино, и точка.
Вот ответ мэрии

2501888

В связи с этим отказом заявителями акции принято решение провести 13 июня около 16 часов возложение цветов к месту гибели Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту. Проход к месту возложения от метро Китай-город. Организаторы призывают приходить без плакатов, с цветами, идти только по тротуарам, не мешая автомобильному движению.

Выбор места вполне осознан — именно Борис Немцов был одним из тех, кто голосовал за принятие 12 июня 1990 года Декларации независимости РСФСР, которая провозглашала Россию свободной демократической страной. Всю свою жизнь он посвятил реализации этих принципов, позднее утвержденных в Конституции России. За это он был убит. Поэтому в праздничные дни, приуроченные к Дню России я призываю сторонников свободной демократической России прийти и почтить его память.

Теперь подробнее по поводу ответа. Бросается в глаза, что в нём проигнорированы как предложенные организаторами альтернативные варианты маршрутов, так и просьба о проведении совещания, на котором можно было обсудить и более широкий спектр вариантов.

По сути, ответ такой: «Идите в Марьино, как мы вам в прошлый раз сказали, и всё». Это демонстрация полного пренебрежения и даже презрения к заявителям. А в числе заявителей, напомню, было около тридцати человек, и все они имеют определенный авторитет в обществе, один из заявителей — депутат Госдумы. Почему их проигнорировали?

Я уверен — это решение исключительно силовиков, и в данном случае лично господина Майорова — руководителя Департамента безопасности мэрии Москвы. При этом, он бесспорно посоветовался со своими федеральными кураторами из силовиков. И они ему сказали: «Так держать!». В моем представлении власть в России сейчас состоит как бы из двух слоев. Есть, например, мэр Москвы Собянин. Мы все знаем, как он выглядит, многие москвичи за него так или иначе голосовали. А есть тайная и, по сути, оккупационная (мое оценочное суждение) власть. В данном случае решение принимала именно эта тайная власть, и, конечно, решения оккупантов никак публично не обсуждаются.

Мы с Людмилой Алексеевой, получив поручение от заявителей делать все возможное для согласования акции, это «все возможное» и сделали. В частности, обратились к председателю Общественной палаты Москвы Константину Ремчукову, в Общественную палату РФ, к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, к председателю Совета по правам человека при президенте Михаилу Федотову. Мы даже обратились в администрацию президента.

Для меня совершенно очевидно, что большинство из наших адресатов способствовали проведению переговоров мэрии с заявителями по поводу проведения акции. Но никаких переговоров не было. Выходит, что все эти пышно называемые общественно-государственные структуры весьма ограничены в реальных возможностях.

Это, конечно, не вчера началось. Один из ярких примеров — силовое выселение офиса «За права человека» в 2013 году. Выселением руководил лично начальник управления (в то время) в Департаменте безопасности мэрии Москвы Александр Бирин, который с помощью ЧОПа и ОМОНа сначала захватил офис, а затем силой выкинул из него нас. ОМОН нас выбрасывал, а Бирин даже лично избивал нас ногами. Именно по распоряжению Бирина из Департамента безопасности в наш осажденный офис в ту ночь не пустили Владимира Лукина – Уполномоченного по правам человека в РФ — человека, выбранного Госдумой и который в любой момент может войти в любую самую закрытую тюрьму. А Бирин взял, приказал полиции, и полиция Лукина не пустила. И всё.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире