Сначала медицинский факт: Владимир Путин принял как личный вызов себе отказ правозащитников, получающих финансовую помощь от международных фондов, регистрироваться в качестве иностранных агентов. Наблюдатели предсказывают, что те организации, которые не подчинятся этим требованиям, будут ликвидированы.

Решимость Путина сделать это подчеркивает его готовность верить и произносить несусветную чушь о получении около миллиарда долларов за три месяца неправительственными организациями.

Все чаще даже сторонники правозащитников высказываются в таком духе: «Борьба бесполезна, для сохранения себя согласитесь и зарегистрируйтесь «иностранными агентами».

Тем, кто не понял, почему правозащитники никогда не будут регистрироваться «иностранными агентами», объясняю.

Существует, по крайней мере, пять причин, почему Движение «За права человека» не будет проходить эту унизительную процедуру:

1. Очевидно, что в представлении обычного человека понятие «иностранный агент» несет негативную коннотацию. Поэтому российские граждане, которым требуется помощь правозащитников, будут опасаться обращаться в правозащитные организации и, значит, работа их станет менее эффективной.

2. Еще большее значение имеет другой аргумент. Дело в том, что основная работа нашего Движения заключается в общественном лоббировании интересов конкретного человека, обратившегося к нам. Многочисленными обращениями в госорганы мы побуждаем их действовать в интересах граждан. И к нам госорганы относятся вполне лояльно — во время отвечают и зачастую идут навстречу. Но если на бланке нашей организации будет написано: «зарегистрированы в качестве иностранного агента», найдется ли хоть один чиновник, который будет с нами взаимодействовать?

3. Современные правозащитники естественно считают себя продолжателями дела советских диссидентов-правозащитников. Многие из них за противостояние тоталитарному режиму также были названы иностранными агентами, не признавали это и зачастую платили за это жизнью. Можем ли мы совершить предательство по отношению к ним?

4. Зарегистрировавшись как «иностранный агент», я, бесспорно, нарушу те договорные отношения, которые у меня есть с иностранными фондами. Для тех, кто плохо знает суть отношений грантополучателя и грантодателя, коротко расскажу процедуру. Организация, специализирующаяся в какой-то сфере, например, Фонд «В защиту прав заключенных», пишет заявку на определенный проект, эта заявка участвует в конкурсе, и, если грантодателя устраивают деятельность, указанная в заявке, на нее выделяются деньги. При этом, никогда грантодатель не ставит никаких условий для предложенного проекта. Таким образом, грантодатель не является заказчиком работ (с точки зрения гражданского права «принципалом»), а организация, выполняющая проект, не является исполнителем (с точки зрения гражданского права представителем, то есть агентом).  В этих обстоятельствах могу ли я позволить себе зарегистрироваться как «иностранный агент»?

5. И самое главное, моя организация и я знаем, что мы никакие не агенты. Можем ли мы лгать всем и самим себе?

p.s. Во всем мире под понятием «политическая деятельность» подразумевается борьба за власть и участие в выборах. На такую деятельность политические партии не могут брать деньги из иностранных источников, и это правильно.

В законе об «иностранных агентах» политической деятельностью почему-то называется влияние на общественное мнение и влияние на принимаемые госорганами решения — то есть то, что не просто может, а должна делать нормальная неправительственная организация.

Выполнение закона об «иностранных агентах» означает узаконивание этого ложного представления и объявление всей дальнейшей деятельности правозащитных организаций незаконной. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире