lev_ponomarev

Лев Пономарев

15 октября 2018

F

Дорогие друзья!
Сегодня Объединенная группа родителей фигурантов дел «Нового величия и «Сети» подали уведомление о проведении массовой акции в виде демонстрации 28 октября.
Текст уведомления привожу. Будем ждать разрешение мэрии.

2991464
2991466

Обращаю ваше внимание, что в Facebook'е создано мероприятие, посвященное акции. Подписывайтесь на страничку!

Родители фигурантов громких дел «Нового величия» и «Сети» объединились и приняли решения провести совместную акцию «В защиту нового поколения». Ситуация уникальна тем, что они не просто хотят защитить своих детей, но фактически пытаются остановить произвол ФСБ против всей активной, критически мыслящей молодежи.

Дело «Нового величия» стало результатом провокации силовиков. В группе из 13 человек четверо были сотрудниками различных правоохранительных структур, а один из них создал те документы, которые, наряду с показаниями остальных силовиков, легли в основу обвинения в экстремизме. В деле же «Сети» все обвинение строится на показаниях самих фигурантов, полученных под пытками, в том числе электрическим током.

Очевидно, что на наших глазах ФСБ превращается в самую могущественную группировку во власти, которая открыто демонстрирует методы, применявшиеся ВЧК-НКВД в советское время. Власть не только не сдерживает это, но и, судя по всему, считает полезным.

Очевидно также, что молодежный протест в России будет продолжаться. Уже сегодня формируются десятки протестных групп, на улицах Москвы и ряда других городов продолжается бессрочный протест, который носит мирный характер. Власть напрямую заинтересована в том, чтобы мирное протестное движение в России было скомпрометировано и представлено как экстремистское и террористическое. На знаковых делах «Нового Величия» и «Сети» отрабатываются соответствующие технологии.

Родители фигурантов этих дел планируют подать уведомление в Московскую мэрию о проведении массовой акции «В защиту нового поколения» на 28 октября. Информация о месте и времени акции будет опубликована в СМИ и социальных сетях. Приходите!

Родители приняли вызов и обращаются ко всем нам за помощью. По сути, они просят нас защитить тех, кто идет нам на смену. Не будет преувеличением сказать, что будущее свободы и демократии в России зависит от исхода этих двух уголовных дел. Сумеем ли мы их остановить?

Идет 136-й день голодовки Олега Сенцова. По информации о его состоянии, что до нас доходит, можно твёрдо сказать: несмотря на тот небольшой объем питательной смеси, которую получает Сенцов, в любой момент у него могут отказать отдельные жизнеобеспечивающие органы, и он погибнет.

2983730

Российская, а возможно и западная, медицина не имеет опыта поддержания жизни при столь длительной голодовке. Фактически власть в лице Путина ставит уникальный медицинский эксперимент на живом человеке. Никто не знает, выживет Сенцов или нет. И если он погибнет, то только президент России Путин будет виновен в его смерти.

Я требую немедленно спасти жизнь Олега Сенцова, либо произведя обмен всех не всех, либо помиловав его. Но даже в этом случае, надо понимать, что выведение из голодовки на таком сроке — совсем непростая задача. Мы все помним, что именно на этой стадии погиб Анатолий Марченко.

При рассмотрении сталинских репрессий в начале 90-х годов в Верховном Совете РСФСР и Конституционным судом РФ были признаны репрессии в советское время против целых социальных групп населения, одни из наиболее известных — расправы над кулаками. Современная реинкарнация ОГПУ – НКВД — ФСБ выбрала новую мишень для репрессий – молодежь и начала жестоко преследовать ее, понимая, что в молодежной среде протест против социальной несправедливости наиболее активен. На наших глазах разворачиваются два показательных процесса – по делу так называемого экстремистского сообщества «Новое величие» и так называемой террористической группы «Сеть».

Дело «Нового величия» расследуется в Москве, поэтому оно более известно. Скажу о нем совсем коротко. По достаточно достоверным сведениям, эта малочисленная группа в которой почти все моложе 25 лет, на треть состоит из сотрудников спецслужб (4 из 13 членов). Вместо того чтобы предостеречь молодежь от возможных неосторожных шагов, они действовали ровно наоборот. Один из силовиков стал провокатором – снял помещение, платил за аренду, написал документы, в том числе устав, который экспертиза признала экстремистским. Никаких активных действий эти молодые люди не предпринимали, однако следствие предъявило им обвинение по статье «создание экстремистского сообщества» только на основании экспертизы по документам. Четверо фигурантов находятся в СИЗО, остальные – под домашним арестом. Четверо силовиков, которые толкались в этой группе локтями, стремясь опередить друг друга в фабрикации дела, проходят по нему как свидетели. За немедленное прекращение этого позорного дела на Change.org уже собрано около 150 тысяч подписей, в том числе известных деятелей культуры, политиков, правозащитников.

Еще большую озабоченность правозащитников вызывает так называемое террористическое дело «Сеть». Его ведут следственные группы ФСБ в Петербурге и Пензе. Молодым людям предъявляют обвинение в том, что они собирались проводить теракты во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу. Следствие опирается на признательные показания, полученные под пытками электрическим током. В дальнейшем благодаря общественной кампании удалось оградить фигурантов «Сети» от пыток, и, поверив, что истязать их больше не будут, четверо обвиняемых— Виктор Филенков, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский Арман Сагынбаев подробно описали пытки и отказались от первичных показаний. В данный момент в отношении троих обвиняемых – Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева и Ильи Шакурского следствие закончено, они знакомятся с материалами дела, которое скоро будет передано в суд. Все трое не признают себя виновными. Двоим из них (Пчелинцеву и Шакурскому) вменяется организация террористического сообщества (от 15 до 20 лет заключения). Обоим предлагали торг: если признают вину – статью обвинения переквалифируют, переведя из организаторов в участники (от 5 до 10 лет). Арман Сагынбаев проходит как участник.
Снятие обвинений и прекращение дел «Сеть» и  «Новое величие» должны стать основными задачами гражданского общества.
Если не остановить сейчас противоправную активность ФСБ, то дальше по накатанному можно ожидать десятки новых сфабрикованных дел.

11 сентября в Сахаровском Центре прошла пресс-конференция посвященная Делу «Сети». Она показала, что пока еще гражданское общество в нашей стране существует, ФСБ еще не так страшно как НКВД в сталинское время. Пока еще обвиняемые нашли в себе силы отказаться от сотрудничества со следствием, готовы бороться, не признали себя виновными не поддались давлению.

Пока еще родственников не запугали до такой степени, чтобы они стали уговаривать своих детей признать себя виновными в преступлении. Участники сообщества «Родительская сеть» сделали заявление защиту своих детей.

Более того, пока в России есть гражданское общество и видные деятели культуры, правозащитники сделали заявление в защиту фигурантов дела, его я ниже привожу —

Заявление общественности в поддержку узников по делу «Сеть»

Более полугода назад ФСБ заявила о разоблачении молодежной группы антифашистов и анархистов, которые якобы планировали террористические акты во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу, чтобы «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» и поднять вооруженное восстание.

В Пензе осенью 2017 года– начале 2018 года были арестованы Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Василий Куксов и Андрей Чернов. В Петербурге был арестован и перевезен в Пензу Арман Сагынбаев. В январе 2018года были арестованы Виктор Филинков, Игорь Шишкин и Юлий Бояршинов.

При задержании им подкидывали оружие и взрывчатку, затем избивали, пытали током, заставляли заучивать нужные ФСБ показания об участии в террористическом сообществе. Позже по делу «Сеть» были арестованы еще двое – Максим Иванкин и Михаил Кульков. Большинство задержанных находились в поле зрения Центра Э как антифашисты или анархисты. И почти все увлекались страйкболом – широко распространенной мужской игрой в «войнушку». На судах по мере пресечения, ходатайствуя о взятии этих молодых людей под стражу, следователи зачитывали: «Занимались незаконным овладением навыков выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи». Информация о деле «Сеть» широко публиковалась в независимых СМИ (см. https://ovdinfo.org/, https://rupression.com/).

К настоящему времени адвокатскими опросами задокументировано, что Виктор Филинков, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский и Арман Сагынбаев подвергались изощренным пыткам (Пчелинцев – дважды). Члены ОНК и медики СИЗО зафиксировали следы избиения у петербуржцев Виктора Филинкова и Игоря Шишкина. Под пытками практически все фигуранты дали признательные показания, но после того, как к делу было привлечено общественное внимание и у молодых людей появилась уверенность, что пыток больше не будет, все, кроме Шишкина, отказались от своих первичных показаний и заявили о своей невиновности. В результате заявлений от самих пострадавших, их адвокатов и правозащитников прокуратура и следственный комитет на разных уровнях проводили проверки пыток, однако все они закончились безрезультатно. При этом из опубликованных отказных постановлений с очевидностью следует, что проверки проводились ангажировано, в пользу следствия.

Достаточно сказать, что ни в одном из этих расследований жертвы пыток не опрашивались. В настоящий момент следствие по Пчелинцеву, Шакурскому, Сагынбаеву и Чернову закончено, их дела передаются в прокуратуру. Пчелинцев и Шакурский обвиняются по ч. 1 статьи 205.4 УК РФ (организация террористического сообщества), им угрожают сроки от 15 до 20 лет. Чернову и Сагынбаеву вменяется участие в террористическом сообществе – ч. 2 статьи 205.4, предусматривающая сроки от 5 до 10 лет. В случае признания своей вины и отказа от обвинения следствия в пытках фигурантам дела предлагалось смягчение наказания. В частности, Пчелинцеву и Шакурскому – замена обвинения в организации террористического сообщества на участие в нем. Однако никто не согласился, все настаивают на своей невиновности.

*** На глазах российского общества разыгрывается трагедия, прямо напоминающая показательные процессы 30-х годов, когда люди под пытками называли себя кем угодно, давали какие угодно показания и получали соответствующие наказания. Однако эти молодые люди и их родители, считая, что в стране существует гражданское общество и не полностью ликвидированы все свободы, не сдаются и надеются доказать свою невиновность. И теперь уже перед гражданским обществом стоит эта задача – доказать, что оно действительно существует и способно защитить невиновных.

Мы требуем провести независимое расследование пыток и наказать виновных в них.

Судебный процесс по делу «Сеть», основанный на показаниях, выбитых под пытками, не должен состояться.

Дело «Сеть» – не первое и, по всей видимости, не последнее, построенное на показаниях, выбитых под пытками, и оканчивающееся фактически пожизненным наказанием. Достаточно вспомнить дело Сенцова. Чтобы прекратить эту позорную практику, считаем необходимым вернуть подсудность дел по терроризму суду присяжных.

Призываем всех неравнодушных поддержать наши усилия и подписать это заявление.

Лев Пономарев, правозащитник
Светлана Ганнушкина, правозащитник
Валерий Борщев, правозащитник
Ирина Прохорова, издатель, общественный деятель
Владимир Познер,
журналист, телеведущий
Андрей Нечаев, политик
Геннадий Гудков, политик
Борис Вишневский, депутат ЗакСа Санкт-Петербурга («Яблоко»)
Сергей Алексашенко, экономист
Николай Подосокорский, публицист
Лев Гудков, социолог
Андрей Пионтковский, публицист
Павел Катаев, писатель
Александр Гурьянов, историк
Григорий Амнуэль, кинорежиссер, продюсер
Вячеслав Бахмин, правозащитник
Владимир Мирзоев, режиссер
Людмила Вахнина, правозащитник
Лев Левинсон, правозащитник
Анатолий Вершик, математик
Лев Триб, писатель
Александр Богомаз, правозащитник
Дмитрий Зимин, предприниматель, благотворитель
Борис Альтшулер, физик, правозащитник
Александр Сотник, журналист
Татьяна Ворожейкина, политолог

И теперь, я ставлю перед читателями «Эхо Москвы» открытый вопрос: Нужно ли поддержать людей, которые сделали и подписали эти заявления!! Только массовый протест в данном случае может остановить спецслужбы. Я бы хотел провести голосование: готовы ли Вы выйти на массовый пикет в защиту молодых людей, которых чекисты противоправно хотят «упаковать» в тюрьму на долгие годы?

Предлагаю ответить на вопрос:

Считаете ли Вы правильным провести акцию в защиту узников «Сети» и «Нового величия»?

да
нет
J 1189 человек проголосовало. Смотреть результаты

Дело «Нового Величия» подняло планку наглости и беззакония силовых структур. Но на фоне борьбы за изменение меры пресечения проходящим по делу девушкам – Ане Павликовой и Маше Дубовик – общество консолидировалось и потребовало не только освободить фигурантов из-под стражи, но и прекратить само это дело. Общественная кампания достигла первого успеха. Девушки, здоровье которых было сильно подорвано нахождением в СИЗО, были переведены под домашний арест. А петицию с требованием закрыть дело подписали уже более 100 тысяч человек, в том числе, правозащитники, ученые, ведущие деятели культуры.

Власть надеялась, что мы забыли о деле «Нового Величия», но это не так.

10 и 11 сентября всем фигурантам дела «Нового Величия» продлили меру пресечения на три месяца, до 13 декабря. Ребровский, Гаврилов, Рустамов, Рощин, а также Павликова и Дубовик – оставлены под домашним арестом, а Костыленков, Крюков, Полетаев и Карамзин – еще три месяца проведут в следственном изоляторе. Невысокий и худой Вячеслав Крюков в знак протеста против беззакония в отношении него и его товарищей объявил сухую голодовку в зале суда, а Руслан Костыленков его поддержал.

Следствие и прокуратура даже не считали нужным что-либо пояснять – уверенность в том, что суд примет любую «лажу», была абсолютной. С их точки зрения «основания для ранее избранной меры пресечения не отпали». На просьбу судьи назвать эти основания, следователь отвечает: «В ходатайстве о продлении все письменно изложено!», а на подкрепленные правовыми аргументами требования адвокатов изменить меру пресечения бросает краткое: «Возражаю!».

За прошедшие четыре месяца подследственных только один раз возили в Институт им. Сербского и знакомили с результатами нескольких экспертиз. Еще три месяца следствию нужны, чтобы «получить результаты экспертизы, ознакомить с ними обвиняемых, предъявить обвинение в окончательной редакции». Это означает, что следствию не хватает доказательств, ему нужны признательные показания ребят, которых держат в СИЗО, чтобы оказывать на них давление.

В случае с девушками – Аней Павликовой и Машей Дубовик — 16 августа следователь в том же суде говорит, что дальнейшее удержание девушек в СИЗО нецелесообразно, следствие почти закончено, можно перевести под домашний арест. В случае с парнями, но уже 11 сентября, по аргументам следствия, обвиняемые «могут скрыться от органов следствия и суда, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства, иным путем воспрепятствовать производству по делу, продолжить заниматься преступной деятельностью», поэтому нужно оставить их под стражей. При том, что обвинения, предъявляемые ребятам – это все те же обвинения, которые предъявляются девушкам. И при том, что Верховный суд в своих постановлениях 9 и 15 сентября фактически признал, что эти утверждения следствия голословны и не подтверждены фактами.

 — Судом высшей юрисдикции были выявлены нарушения, и перевод девушек на домашний арест происходил в срочном порядке, по согласованию с руководителем следственного управления! — комментирует в суде адвокат Полетаева Александр Борков.

 — Я не намерен мешать следствию, я заинтересован в его объективности! – возмущается Вячеслав Крюков. — Как я могу продолжить заниматься преступной деятельностью, когда я всего несколько раз посещал собрания с целью общения? Как я могу уничтожить доказательства, если они все собраны и переданы на экспертизы? Как я могу оказать давление на свидетелей, если они все сотрудники правоохранительных органов?

 — В прошлый раз я просил перевести меня домой, потому что у меня были больной дедушка и отец, — говорит Руслан Костыленков. — А теперь отец умер.

Мать Костыленкова умерла в 2013-м, и он остался под опекой бабушки, которая умерла в 2017-м. Последний кто остался у молодого человека – это дедушка, инвалид первой группы по зрению, 1941-го года рождения. Фактически от решения суда зависит судьба не только Руслана Костыленкова, но и последнего близкого ему человека.

Светлана Сидоркина, адвокат Руслана, вообще ставит под сомнение обоснованность подозрений в причастности к преступлению Костыленкова, поскольку его первые показания были получены в результате избиений, которые зафиксированы медицинскими справками.

 — Следствие использовало недопустимые методы. На моего подзащитного оказывалось психологическое давление, к нему приходили сотрудники спецслужб, угрожали, требовали отказаться от адвоката Сидоркиной, — добавляет она.

На сегодняшний момент более 100 тысяч человек подписали обращение к политическому руководству страны, с требованием прекратить позорное дело «Нового Величия», как этого требует Закон. Решения Дорогомиловского суда 10-го и 11 сентября, твердое намерение власти довести это дело до суда, вновь бросают всем, кто считает это дело провокацией ФСБ, вызов, который мы должны принять со всей ответственностью.

Ни Вячеслав Крюков, ни Руслан Костыленков, объявившие сухую голодовку, не обязаны быть героями и наносить себе непоправимый вред, чтобы привлечь наше внимание и поддержку.

Защищая этих ребят, мы пытаемся защитить наших детей от вала таких дел. Мы обязаны заставить власть прекратить это позорное дело. Если этого потребуют обстоятельства, правозащитники снова будут обращаться к общественности и призывать людей заполнять коридоры судов, а если необходимо, то и выйти на улицу. Следите за ходом дела «Нового Величия». И не забудьте поставить подпись под требованием закрыть дело «Нового Величия», если вы еще не подписали.

05 сентября 2018

Банальность пыток

Я не такой дурак, как вы мне кажетесь
Правозащитники продолжают пристально следить за ситуацией в ИК-7 Белгородской области. Напомню, в воскресенье 26 августа 2018 года на «горячую линию» Фонда «В защиту прав заключенных» обратились родственники осужденных, содержащихся в колонии ИК-7 Белгородской области, и заявили, что их там избивают с применением электрошокеров. Прислали скриншоты переписки с заключенными. Получив это сообщение, мы немедленно предали все происходящее гласности, считая, что это единственная возможность предотвратить дальнейшее избиение и добиться расследования. И спасибо СМИ, которые помогли нам с оглаской.

Мы рассчитывали, что ситуация будет развиваться, как в случае с Ярославской колонией: будет организована проверка, факты пыток подтвердятся и виновные сотрудники понесут наказание. Но ярославский случай – это скорее исключение из правил, по какой-то причине система ФСИН дала сбой, и шило в мешке уже невозможно было утаить. В белгородском случае, увы, этого не произошло.

Мы оперативно отреагировали на сообщение о пытках. 29 августа в колонию выехал наш адвокат Евгений Рудычев, однако, к заключенным его не допустили. Вместо этого тюремщики вынесли три письменных заявления от осужденных, где они отказались от услуг адвоката. Написаны эти отказы были как под копирку, слово в слово: «В услугах адвоката не нуждаюсь».

2974824

2974826

2974828

Причем адвокат получил их, едва переступив порог КПП, в 9 часов 40 минут. Это наталкивает на мысль о том, что заявления об отказе от услуг адвоката тюремщики подготовили заранее. Важно отметить, что, отделавшись от адвоката подобными «отписками», которые были составлены без присутствия самого адвоката, сотрудники колонии грубо нарушили законодательство. В федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» утверждается: «адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность» (подпункт 5 пункта 3 статьи 6).

А дальше произошло, собственно, то, что мы и ожидали. Вероятнее всего с этими ребятами тюремщики «хорошо поработали». Вспоминая видео из ИК-1 Ярославля, нетрудно представить, как можно заставить подписать любой отказ от чего угодно, если в этот момент тебя лупят дубинкой по пяткам, как это было в Ярославской колонии.

30 августа, на следующий день после появления в прессе нашего сообщения о пытках, на официальном сайте регионального УФСИН Белгородской области появилось сообщение, что проверка была проведена и факты избиений не подтвердились. Были представлены и фотографии заключенных: дескать, смотрите, все живы-здоровы. Правда, заключенные почему-то были сфотографированы со спины.

Отчитались о проведенной проверке и федеральные органы. По словам одного из заместителей директора ФСИН, с которым мы также плотно общались по этому случаю, проверка не подтвердила факты избиений.

Сейчас и сами заключенные, которые фигурируют в этой истории, и их родственники, что называется «пошли в отказ», отказываясь даже отвечать на вопросы нашего адвоката. И их можно понять. Теперь мы уже не сомневаемся, что на них было оказано давление.

А ведь как должно было быть в идеале?

Система ФСИН, так же, как и прокуратура, должны были отреагировать на сообщение о пытках оперативно, немедленно направив в колонию своих представителей. Необходимо было перевести заключенных в безопасное для них место и в условиях конфиденциальности провести их опрос. И одновременно с этим допустить к ним адвоката, обеспечив ему условия для конфиденциальной беседы с пострадавшими. Отсутствие этих необходимых действий укрепляет нашу уверенность в том, что факт насилия имел место.

В завершение этой грустной истории стоит отметить, что адвоката в колонию все же допустили – спустя почти 10 дней после сообщения об избиениях! За это время любые синяки могли сойти. При встрече с адвокатом, которая происходила в присутствии их возможных мучителей, заключенные заявили, что их никто не трогал.

Все это напоминает старинную игру в наперстки. Она, как известно, строится на обманных пассировках, для которых требуется особое мастерство манипулятора. Ловкими движениями мошенники вводят в заблуждение неискушенного зрителя, чтобы вытянуть из него деньги.

А манипуляторам из ФСИНа даже большого мастерства не требуется – они пользуются бесправием заключенных, своей неограниченной властью над ними. И средств для манипуляций у них множество – и камеры видеонаблюдения отключают, и избитых заключенных прячут, и адвокатов к ним вовремя не допускают… Считают, что вправе грубо нарушать законы и вводить в заблуждение общество.
Господа тюремщики, я не такой дурак, как вы мне кажетесь.

Родственники заключенных Белгородской колонии заявляют о пытках.

В воскресенье на «Горячую линию» Фонда «В защиту прав заключенных» пришло следующее письмо.

2971900

2971902

Фонд нашел адвоката и направил его в колонию. Адвоката к заключенным не пустили. Выдали отказы от трех заключенных, в которых заключённые якобы отказываются с ним встречаться.

Написаны эти заявления как под копирку. В своей переписке с девушкой заключенный говорит о том, что осужденные запуганы начальником и не хотят жаловаться. Эти отказы подтверждают его слова. Возможно, что это даже не их подписи.

По факту недопуска адвокат уже обратился в следственный комитет. А я, обратился к руководству ФСИН , с тем, чтобы указанные факты были расследованы, а адвокат был немедленно допущен к подзащитным с фотоаппаратом, чтобы зафиксировать следы избиений.

Посмотрим, насколько быстро ФСИН отреагирует на наши заявления и обеспечит заключенным соблюдение их гражданских прав.

Адвокат по-прежнему находится в колонии и ждет решения администрации. Я также обратился к региональному уполномоченному по правам человека с просьбой незамедлительно вмешаться в ситуацию.

Дорогой Сергей!

Мы с тревогой следим за информацией о твоём здоровье. Очевидно, что такая длительная сухая голодовка крайне опасна для жизни.

Мы призываем тебя прекратить голодовку. Сохрани себя для борьбы. Мы уверены, что тебя ждёт успешное политическое будущее.

Мы твои союзники в борьбе за правду и справедливость. Они восторжествуют в нашей стране.

Ты  нужен нам и тысячам твоих сторонников.

Лев Пономарев
Геннадий Гудков
Андрей Нечаев
Валерий Борщев
Дмитрий Гудков

Наступает 27-я годовщина победы народа над путчем в августе 1991 года. Именно поражение «путча ГКЧП» стало одним из считанных в истории России событий, когда в ходе конфликта между верхушечными властными группировками судьбу страны решили ее граждане – не подданные, а именно сотни тысяч и миллионы вышедших на улицы и площади граждан.
Эти события власть предпочитает забыть. И понятно почему. Потому что безумно боится их повторения. Те люди, которые управляют страной, понимая, что делают это некачественно, понимая, что спровоцировали перманентный кризис как во внешней, так и во внутренней политике, понимания, что не могут применять силу против сотен тысяч людей, вышедших на улицу, хотят вычеркнуть эти события из истории.

Но мы, люди, которые участвовали в этих событиях, в том числе те, кто собирал десятки тысяч людей к Белому дому во время путча, и кто приходил в защиту его, не должны позволить им это сделать. Мы помним эти события, ежегодно их отмечаем, и приглашаем всех желающих прийти на наше мероприятия.

В этом году у нас запланировано одно траурное мероприятие 20 августа на месте гибели трех защитников Белого дома и два митинга в День российского флага — в 12.00 митинг при торжественном поднятии российского триколора у памятника погибшим защитникам белого дома, и в 19.00 — митинг в краснопресненской парке.
Все акции согласованы с московскими властями.
Приходите!

Расписание мероприятий:

20 августа:

19.00 — Сбор у Горбатого моста
19.30 — Шествие по тротуарам к месту гибели защитников Белого дома (пересечение Нового Арбата с Садовым кольцом)
20.00-21.00 — Короткий траурный митинг с панихидой на месте гибели защитников Белого дома.

22 августа:

11.15 — Сбор у Горбатого моста
11.45 — Шествие к месту гибели защитников Белого дома
12.00-12.30 — Поднятие флага и митинг, посвященный Дню российского флага, на этом месте

19.00-21.00 — Митинг, посвященный годовщине победы над путчем в Краснопресненском парке, за Белым домом.

2967220
2967222
2967224

В стране – все признаки экономического хаоса, нарастают политические репрессии. Как мы дошли до жизни такой и чем Россия отличается от стран, которым удается уверенно идти по пути развития? Сколько бы раз ни хоронили Европу и США различные пропагандисты, демократические страны, хоть и не без проблем, успешно развиваются.

Россия после полного экономического крушения тоталитарной власти, построенной на однопартийной основе, в начале 90-х годов сделала рывок к демократии, заложив ее в основу нового законодательства и конституции. В них прописаны и альтернативные выборы, и права человека, гарантом которых является президент Российской Федерации.

Казалось бы, Россия встала на путь вступления в клуб развитых демократических стран. Однако 90-е годы в стране были тяжелые: переход от государственной экономики к рынку, перестройка экономической и политической систем. Для того чтобы вытащить страну из глубокой ямы, демократические преобразования были необходимы и неизбежны, но сама их идея исходила от оппозиционного, антикоммунистического меньшинства, и суть реформ была понятна далеко не всем. Свобода и демократия фактически достались российскому народу бесплатно, и поэтому, столкнувшись с трудностями, он был готов эти завоевания потерять.
В этой напряженной ситуации наиболее приспособленными к борьбе за власть оказались чекисты. Принципы этой организации известны: говорим то, что приятно слышать народу, а делаем то, что выгодно власти, то есть нам.

Для чекистов, пришедших к власти, народ – оппонент, а может быть, и враг; обмануть и победить – основной принцип действий. Если не получится – запугать и посадить. Это и есть гибридная политика, на которой стоит сегодня российская власть. Совсем не случайно руководитель ФСБ генерал Бортников в преддверии 100-летия своего ведомства выстроил цепочку преемственности ВЧК – ОГПУ – НКВД – ФСБ. Этим он вступил в прямое противоречие с позицией президента, открывавшего в это же время «Стену скорби», посвященную жертвам политических репрессий. «Четкость и однозначность позиции в отношении этих мрачных событий служит мощным предостережением к их повторению», – сказал Путин в своей речи на открытии монумента.

Однако то, что происходит в стране сейчас, очень похоже на повторение «этих мрачных событий». Во всяком случае, на их начало.
К сожалению, около 20 лет назад демократическая номенклатура, не оценив опасности прихода к власти силовиков, пошла на компромисс, шаг за шагом сдавая свои позиции. Я хорошо помню совещание Координационного совета демократических сил в начале 2000 года, на котором Анатолий Чубайс уговаривал всех поддержать кандидатуру Владимира Путина на выборах президента. Он говорил о том, что хорошо знает Путина, беседовал с ним и совершенно уверен, что он будет поддерживать демократию. Не все демократы разделяли оптимизм Чубайса, на том совещании я и Сергей Адамович Ковалев резко выступили против его предложения. А Борис Немцов позже говорил мне, что он не голосовал за выдвижение главы ФСБ в президенты, но повлиять на решение Союза правых сил, в руководстве которого состоял, он не смог. В результате СПС пошел на выборы с лозунгом: «Путина – в президенты, Кириенко – в мэры Москвы».
Правозащитники через год провели Чрезвычайный съезд в защиту прав человека, на котором довольно точно предсказали проблемы, с которыми столкнется страна в результате прихода к власти сплоченной группы чекистов. Материалы съезда можно найти в сети.
Уже тогда в основном обращении к съезду депутат Госдумы Сергей Ковалев, оценивая результаты новой власти, говорил: «Какова же идеология этой новой команды? Это державность, это так называемый порядок, который всё чаще откровенно называют «управляемой демократией», это патриотизм, выражающийся главным образом в поисках внешних и внутренних врагов России». Как будто это сказано сегодня.

Итак, что мы имеем? Мы имеем торжество так называемой гибридной политики. К чему она привела во внешней политике, мы знаем, а к чему приведет внутри страны – пока неизвестно. Мы видим пока только тенденции. Похоже, российский народ стал просыпаться. Особенно на фоне авантюры с пенсионной реформой.

Но вместо того, чтобы вместе с гражданским обществом искать выход из того бедственного положения, в котором оказалась страна, власть усиливает полицейские структуры, вкладывает в них деньги, запугивает народ. Силовые структуры стали самостоятельными субъектами политики. Фактически возникает полицейский хаос, когда власть теряет контроль над силовиками. Права людей нарушаются по всей стране грубейшим образом. Решая свои карьерные проблемы, силовики фабрикуют уголовные дела, сажают и пытают людей. Сотни граждан получают обвинения за публикации в сети по экстремистским статьям – в административном и даже уголовном порядке.
Смотрите, до какого абсурда это дошло.

Студент из Ставрополя Павел Карачаушев был посажен на трое суток за репост во «ВКонтакте» репортажа блогера Ильи Варламова из музея Второй мировой войны в Гданьске. Карачаушева обвинили в пропаганде нацизма на основании того, что на музейной фотографии изображена свастика.
23-летней Марии Мотузной из Барнаула грозит до шести лет лишения свободы по двум статьям: «Нарушение права на свободу совести и вероисповедания» и «Возбуждение ненависти либо вражды». На одной из картинок, сохраненных ею во «ВКонтакте», изображены курящие монашки с подписью: «Давай быстрее, пока бога нет», на другой – фото крестного хода, следующего по грязной дороге, которое сопровождается комментарием: «Две главные беды России». Мария Мотузная значится в списке Росфинмониторинга как экстремистка, ее карта Сбербанка заблокирована по статье «о спонсировании террористической деятельности».
Против барнаульца Андрея Шашерина также возбуждено уголовное дело из-за сохраненных картинок во «ВКонтакте». В частности, в деле фигурирует фотография патриарха Кирилла, на которой в отражении стола видны дорогие часы.

Колоссальный общественный резонанс вызвало на днях незаконное решение суда по мере пресечения фигурантке дела «Новое величие» Анне Павликовой, которой при задержании было всего 17 лет. Ни ее, ни вторую фигурантку, 19-летнюю Машу Дубовик, нет никаких юридических оснований содержать под стражей. Тем не менее суд продлил обеим девушкам срок в СИЗО, несмотря на засвидетельствованные врачами признаки резкого ухудшения здоровья.

Большое общественное внимание привлечено еще к одному уголовному делу, возбужденному против молодых людей, под названием «террористическая группа Сеть». Главная особенность дел «Новое величие» и «Сеть» в том, что они оба были спровоцированы и сфабрикованы ФСБ. Их цель – запугать молодежь до такой степени, чтобы она не интересовалась политикой. Учитывая, что основные документы «Нового величия» были написаны силовиками, а четверых фигурантов «Сети» сотрудники ФСБ пытали электрическим током, общество требует немедленного прекращения этих скандальных дел и наказания тех, кто их возбудил и ведет. Если этого не произойдет, можно ожидать их многократного повторения – страна встанет на путь массовых репрессий по отношению к молодежи.
Известно ли это президенту? Оказывается, да. Пресс-секретарь Песков от имени президента привычно комментирует, что никто не может влиять на работу суда. Ну а как работают российские суды, всем известно.
Многие молодые люди считают, что из страны надо бежать. Но если молодежь, не равнодушная к проблемам страны, уедет, Россия лишится будущего. Низовой экстремизм силовых структур надо остановить.

Единственный человек, который может прервать инерционное развитие событий, – президент. Нужны чрезвычайные меры в защиту прав человека, и я вижу только один выход: президент должен вспомнить, что он гарант конституции и остановить беспредел силовиков.
Правозащитники раньше и точнее всех реагируют на ущемление прав граждан – это их поле деятельности. По всем затронутым здесь вопросам подготовлены предложения. Главное, что требуют правозащитники, – немедленно внести в Госдуму поправки в законы, регулирующие обвинения в экстремизме, и прежде всего в федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», а также в 280-ю и 282-ю статьи Уголовного кодекса. Отменить закон об оскорблении чувств верующих. Выйти с инициативой в Верховный суд РФ о пересмотре решений по уголовным делам, по которым уже сидят сотни людей, и есть все основания ожидать, что в ближайшее время будут сидеть тысячи.

Чтобы ввести все эти предложения в рабочее русло, необходимо организовать при администрации президента рабочую группу по оптимизации законодательства, связанного с экстремизмом, и пересмотреть правоприменительную практику. Рабочая группа должна быть сформирована на основе предложений государственных правозащитных институтов – Совета по правам человека при Президенте РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ с участием представителей профильных правозащитных организаций.

Насколько реалистичны мои предложения, посмотрим. Сейчас мы видим фактически противостояние силовиков гражданскому обществу, попытки возрождения государственного террора, характерного для сталинского времени. Возникает вопрос: открытие «Стены скорби» было осмысленным и искренним решением или всего лишь «операцией прикрытия» спецслужб? Мы этого не знаем. Но, читая взрывные публикации в соцсетях, я уверен, что гражданское общество свой выбор сделало.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире