Г-ну Венедиктову А.А., Главному редактору радиостанции «Эхо Москвы»

Уважаемый Алексей Алексеевич!

Обратиться к Вам меня заставила неприятная и вредная для российской благотворительности ситуация, которая сложилась в связи с выступлением в программе «Дневной разворот» в минувший четверг, 19 марта, известного общественного деятеля в области филантропии г-на Алешковского.

Главная концепция, которую он продвигает в СМИ и в благотворительном сообществе, состоит в следующем: пожертвования для здравоохранения следует собирать не на лечение конкретных больных (адресно-реципиентский фандрайзинг), а на программную помощь недофинансированным государством клиникам.
С этим можно было бы согласиться, если бы не одно «но»: жертвователи в РФ не доверяют государственным институциям и вообще склонны рассматривать филантропию как проявление индивидуального милосердия «от человека к человеку», а не как одну из составляющих общественного устройства.

Что же делать, если люди охотно жертвуют на конкретного больного ребенка, а на развитие медицинской практики, – которую по мнению большинства должно финансировать государство, – давать деньги не хотят?
На наш взгляд, следует использовать эти настроения при помощи адресного фандрайзинга в интересах тех же недофинансированных клиник ради программного развития медпомощи в РФ.

Впрочем, это оппонирование оставалось бы нормальным разномыслием внутри сообщества, но выступление г-на Алешковского 19 марта отметило поворот от честной дискуссии к передергиванию и прямому обману слушателей.
Главная ложь вот в чем: заявив, что институту имени Р.М.Горбачевой (Санкт-Петербург) не хватает госфинансирования на 32 млн. рублей в год для нормальной работы лабораторий, он сообщил, что на оплату лечения одного пациента необходимо 3-5 млн. рублей и, следовательно, 32 млн. хватит только на лечение 10 больных. А вот если направить эти деньги на поддержку лабораторий, то удалось бы вылечить 3500 больных.

Алешковский отлично знает, что поддержка лабораторий – это лишь плата за реагенты, то есть поддержка обследования пациентов, а собственно лечение, то есть трансплантация костного мозга, предшествующий ей поиск донора, доставка трансплантата и послеоперационная реабилитация в 32 млн., разделенные на тысячи больных, никак не укладываются.
Для сведения: «Горбачевка» в 2014 году провела 288 пересадок костного мозга, на них потребовалось почти 400 млн. руб. благотворительных средств, из которых четверть пожертвовали доноры Русфонда. Так что 32 млн. на 3500 больных – это заведомый вздор, нужный лишь для того, чтобы доказать неэффективность адресного фандрайзинга и, в конечном счете, устранить конкурентов в борьбе за жертвователей.

Результат не заставил себя ждать: уже 20 марта мне стали звонить крупнейшие наши финансовые доноры и требовать – справедливо! – объяснений: почему мы так неэффективно используем их деньги?
За 18 лет существования Русфонд создал себе репутацию компетентного и прозрачного благотворительного фонда. Безответственная и недобросовестная болтовня г-на Алешковского вредит не только Русфонду, но прежде всего больным детям и взрослым.

Я бы не стал обращаться к Вам просто с жалобой на постоянного автора Вашей радиостанции.
Но у меня есть конкретное предложение: в соответствии с принципами «Эха Москвы» дайте мне возможность познакомить слушателей с точными фактами, рассказать о другой точке зрения и других моделях благотворительности, чем те, которые недобросовестно пропагандирует г-н Алешковский.

Лев Амбиндер,
президент Русфонда, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире