Мы уже давно удивляемся, не только тогда, когда суд принимает справедливое, основанное на законе решение – такого почти не бывает, а когда он принимает решение не самое зверское. Например, дает невиновному человеку не реальный, а лишь условный срок.

От суда по иску Russia Today и Антона Красовского ко мне и к «Новой Газете» никто и не ждал ничего, кроме решения в их пользу. Так и случилось – суд первой инстанции мы проиграли. Никто, правда, не предполагал, что требования истцов будут удовлетворены в полном объеме, включая и выплату от меня Красовскому в компенсацию понесенных им моральных страданий трехсот тысяч рублей. Это, напомню, тридцать тех самых выплат на детей, за которые всем следовало быть благодарными Путину, это штук пять, минимум, месячный зарплат и так далее. Обычно суды хоть какие-то приличия соблюдают. Здесь не случилось.

Мы, конечно, будем апеллировать, потом пойдем в Страсбург. Там выиграем, получим какие-то деньги от государства, передадим их на помощь политзаключенным – не себе же брать? Это все очевидно, а интересны выводы и последствия.

1. Суды от беззаконной и беспредельной защиты системы перешли к решению совершенно жреческих задач. Они оберегают символы и тех, кто оберегает символы. Russia Today – один из главных охранителей, а потому находится под защитой. Безумие иска, отсутствие логики, противоречие мировой и даже российской практике — все это значения не имеет. Важно, что Russia Today — бойцы невидимого (пропагандистского) фронта, а потому проиграть они не могут. Слава Богу, не в Америке живем, где гражданин может выиграть суд с президентом.

2. Russia Today привыкли к тому, что очень многие поливают их определенной субстанцией (на мой взгляд – заслуженно поливают). И на меня они вызверились не за уничижительные слова, а за то, что в обидевшей их до слез статье я рассказал о том, как в ходе интервью со мной Красовский неожиданно проявил осведомленность о содержании моего телефонного разговора с Игорем Яковенко, случившегося за три-четыре часа до эфира. Мы с Игорем сочли, что нас прослушивали, и обратились в Следственной Комитет РФ с просьбой провести расследование этого преступления и выяснить, как данные прослушки попали к Красовскому. Интересно, что даже для Russia Today обвинение в сотрудничестве с родными спецслужбами является оскорбительным.

3. Не исключено, правда, что инициатива исходила и не от них, а от старших товарищей. Обычно на разговоры о прослушках отвечают что-то типа: «Да кому вы нужны?». Но тут факт налицо, СК должен только установить обстоятельства совершения преступления. Заинтересованные структуры могли с помощью Russia Today и суда попробовать просто заткнуть не рот – не настаивая, мол, на расследовании, хуже будет.

4. Красовский прямо заявил, что столь безумная цифра компенсации морального вреда связана с желанием не дать мне больше распространять хулу на него и на замечательную Russia Today. В связи с этим имею заявить следующее: В нашей стране было огромное число людей, которые за право говорить правду не на штрафы шли, а на смерть – декабристы, советские диссиденты, да и многие наши современники. Не сравниваю себя с героями, но и труса праздновать на фоне совершенного ими стыдно, хочется хоть немного соответствовать. Да и считаю, что моя честь стоит не просто больше, чем честь Красовского и Russia Today – не уверен, что она у них есть – но точно больше трехсот тысяч. Поэтому я обязуюсь и дальше говорить и делать ровно то, что делаю, в том числе, разоблачать Russia Today и государство, которое они защищают. Конечно, на земле много негодяев, невозможно бороться сразу со всеми. Но если кто-то из них выбрал тебя, то, волей-неволей, приходится заниматься именно им. Мой неожиданный роман с Russia Today только начинается.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире