08:10 , 19 февраля 2021

Ленин, дети и воинские доблести

У меня не вызывают протеста слова Соловьева о личной смелости Гитлера и о том, что он доблестно воевал. Хотя, оговорюсь, я не знаю, соответствуют ли эти утверждения действительности? Но если бы я был судьей в Нюрнберге и мне представили самые убедительные доказательства его храбрости на поле боя, это никак не повлияло бы на мое решение отправить его на виселицу. Он, как и его подельники, объявлен преступником не потому, что трус, а потому, что виновен в массовых убийствах. И в других ужасах.

Но беспокоят меня в контексте этого скандала две вещи.

Во-первых, оказывается, что говорить, что Гитлер лучше Навального можно, а что Сталин хуже Гитлера нельзя (я, все равно, буду). Даже закон про это уже несколько раз принимали. Но это лишь очередная демонстрация того фарса и безумия, в который усилиями властей превратилось наше законодательство.

Во-вторых, и это представляется мне куда более важным, часть аудитории, действительно, считает, что за Гитлером нельзя признавать смелости. Причем, не только в контексте того маразма, которое представляют собой наши законы и правоприменительная практика, но и вообще. Он – исчадие ада, у него не может быть положительных характеристик. Но такая позиция, по факту, означает следование примитивным канонам нашей пропаганды, пытающейся создать максимально упрощенный образ мира.

На самом деле, мир цветной, а люди – не черно-белые. Ленин – уж на что страшная фигура — никаких детей, конечно, не любил, но любил Инессу Арманд. И это чувство любви к женщине делало его в чем-то похожим на миллионы нормальных людей, тех, чью жизнь он разрушил. А Путин любит животных. Полагаю, даже Сталин, который в моем понимании куда хуже (страшнее, отвратительнее) Гитлера, вполне мог иметь какие-то достоинства. Например, говорят, Чавчавадзе высоко ценил его поэтические способности. Я, правда, видел его стихи в музее в Гори – на мой взгляд, они бездарны, но кто я, а кто Чавчавадзе? В общем, я не исключаю, что даже у этого вурдалака были какие-то положительные черты или он когда-либо, в раннем детстве, например, совершал какие-то добрые поступки. Но это никак не должно было избавить его от кары земной, если бы суд состоялся, или небесной, если я не прав в своих атеистических убеждениях и Бог существует.

Ну и про решение Латвии объявить Соловьева persona non grata. Особых неудобств это для него не создаст, скорее, наоборот, усилит его позиции в системе российской власти. Конечно, это дело Латвии, но, может быть, можно было найти и что-то более убедительное, чем позиция по конкретной, пусть и одиозной персоне – прямые оскорбления в адрес латышей, например, если они были. Но, главное, демократии должны подвергать санкциям не за мнения, а за действия, которые повлекли за собой реальный ущерб. Давая, разумеется, возможность, защищаться в суде. Допустим, санкции или судебное преследование вполне возможны за пропаганду войны и формирование из соседних стран образа врага. Здесь последствия – смерть. Уверен, что вранье, например, в адрес Украины побудило кого-то из не самых умных наших сограждан поехать туда умирать и, того хуже, убивать. А кого-то из украинцев, слышавших это вранье, воевать более жестоко.

А уж про Гитлера, Муссолини или Сталина пусть говорят, что хотят – ну, нравятся они им, духовное родство они с ними чувствуют. Мы же с вами за свободу слова.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире