Использование физической силы для принуждения к сексу – уголовка. За это надо не увольнять, а сажать в тюрьму надолго (на мой вкус, так навсегда). Использование служебного положения для той же цели – тоже преступление.

Харрасмент недопустим, переходить границу личного пространства нельзя, нет означает нет. Но есть вопросы! Понятно, что, как говорят китайцы, «не перегнешь – не выпрямишь». Но как быть с презумпцией невиновности? А если оговор? А сроком давности отменяется? Если на свет божий выходит событие пятнадцатилетней давности, то остракизм и прочее, такие же, как если это произошло вчера? За убийство уже не судят – сроки вышли, здесь же, как с преступлениями нацистов – бессрочно?

И еще. Можно договориться – того-то и того-то делать нельзя. Понял? Понял! Нарушил – расплачивайся. Карьерой, репутацией и так далее. Но закон не должен иметь обратной силы. Чтоб не все про секс, давайте про слова. Слово «негр» среди приличных людей в Америке под запретом. Хотя оно обозначает не только высокомерное отношение к чернокожим, но и человека негроидной расы. Или, как часто у нас, вообще не несет в себе признаков расизма – например, когда мы говорим «работает, как негр», мы не выражаем никакого негатива в адрес людей с темным цветом кожи. Но это слово воспринимается частью людей – большинством черных и многими белыми – как оскорбительное, поэтому возникла конвенциональная норма, запрещающее его употребление. Я считаю это совершенно правильным и всегда этой нормы придерживаюсь. Недопустимо обижать людей. Но нельзя взять, например стенограмму какого-нибудь выступления столетней давности или написанную тогда книгу и обвинить оратора или автора в расизме потому, что он употребляет это слово – тогда были другие нормы, тогда было можно. Сколько раз, кстати, N-word встречается в прекрасных антирасистских книгах Марка Твена!

И возвращаясь к харрасменту. Физическое насилие – преступление, когда бы оно ни было совершено, даже если вышли сроки давности, оно остается преступлением. Принуждение с использованием своего статуса – моральное преступление, мерзость — и сейчас, и пятьдесят лет назад. Но нормы ухаживания, флирта пятьдесят или двадцать лет назад были не такими, как сейчас. Нельзя сегодня судить людей за нарушение норм, которых тогда не существовало.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире