leonid_gozman

Леонид Гозман

27 января 2019

F

С каким удовольствием мой отец плюнул бы в рожу тем подонкам, которые, раздавая по 125 грамм, якобы, блокадного хлеба, превращают трагедию в фарс. Он умер в марте прошлого года, все те страшные дни и он, и вся его семья провели в Ленинграде.

Живых блокадников почти не осталось – можно устраивать пляски.

Уважаемая Мария Владимировна!

Я искренне рад факту Вашего публичного ответа на мой текст о наших моряках, захваченных пиратами у берегов Бенина. Общественное внимание к этой проблеме не мешает тайным шагам по освобождению моряков, если они, конечно, предпринимаются, и повышает шансы на то, что наши сограждане будут освобождены. И если Вы лично имеет какое-то отношение к этой работе, я могу только пожелать Вам успеха.

Хотел бы сказать несколько слов по сути Вашего письма, не опускаясь, конечно, до ответного хамства – анализа Вашей биографии или профессионализма.

Во-первых, Ваш ответ – прекрасная иллюстрация логической ошибки ad hominem или argumentum ad hominem – опровержение аргументов указанием на атрибуты лица, приводящего аргументы, вместо указания на несостоятельность самого аргумента. Я писал о недостойном великой державы отсутствии публичной реакции на захват наших сограждан, Вы же в ответ говорите о моей некомпетентности. Я говорю о молчании СМИ, Президента, МИДа, Министерства Обороны – Вы этого не опровергаете, ограничиваясь уничижительными комментариями в мой адрес.

Во-вторых, оценка действий или бездействия нашего государства в конкретной ситуации не может быть свободна от более широкого контекста. Да, наше государство активно вступается за своих граждан, но только, когда это торговцы оружием, перевозчики крупных партий наркотиков или люди, обвиняемые в шпионаже или иных видах враждебной деятельности. И оно проявляет полное равнодушие к судьбе рядовых людей, а в некоторых случаях и стремится откреститься от них, как это уже неоднократно было, когда в Украине захватывали в плен наших военных. Оно старается не выплачивать положенных компенсаций раненым в многочисленных конфликтах, хоронит погибших в безымянных могилах, а когда сирийцы сбили наш самолет, то, чтобы не ссориться в Асадом и не расписываться в некомпетентности собственных военных, умудрилось обвинить в этом Израиль и даже не обнародовало списки пятнадцати погибших офицеров.

В-третьих, по результатам деятельности последних лет у государства, в целом, и у МИДа, в частности, нет оснований ожидать доверия к себе. У нас не осталось союзников, зато каждый день растет число врагов и возрастает угроза большой войны – а не в том ли ответственность МИДа, чтобы было наоборот? Знаю, кстати, многих наших дипломатов как очень достойных людей – понимаю, что они-то не виноваты – виновато руководство. Мы кидаем деньги на поддержку Венесуэлы и золотим купол собора в Гаване – надо Вам рассказывать, что при этом происходит у нас в стране? Наше государство  — в том числе и Вашими устами, уважаемая Мария Владимировна – постоянно дает не совсем, мягко говоря, адекватную и странную по стилистике преподнесения информацию, превратив нашу страну в пугало и посмешище для всего мира.

Уважаемая Мария Владимировна! В отличие от Вас не считаю возможным давать советы человеку, который о них не просил. Поэтому, ничего не советую лично Вам, а возвращаясь к началу, желаю нашим морякам вернуться домой живыми.

С уважением
Леонид Гозман

У берегов Бенина в ночь на второе января бандиты с мачете и Калашниковыми напали на торговое судно и увели с собой шесть граждан России. В любой стране – нет, простите, не в любой, а в любой нормальной – каждый день, пока их не вернут или пока они не погибнут (не дай Бог!) выпуски новостей открывались бы именно этим. У нас тишина.

На новый год нам подарили ракету, на Рождество – фильм «Т-34» — Спасителя в виде танка. Крепка броня и Шойгу уже не видно из-под наград. Но наш флот не пришел к берегам Бенина, президент не обратился к нации, Мария Захарова не озвучила грозные предупреждения, что не отдадите, мол, живыми и здоровыми — все разнесем, хоть в Бенине, хоть в любой другой суверенной африканской стране, где нашли убежище бандиты. Мы — великая держава, говорите? Незаметно!

А было бы правильно – и флот, и ультиматум. И прагматически — чтобы знала эта шпана, что воровать граждан России себе дороже. И с точки зрения достоинства страны, которое состоит не в державном звоне, а в защите своих. Да и одобрили бы это граждане из всех или почти всех частей политического спектра. Я бы одобрил.

Но нет этого. Значит, нет этих Вооруженных Сил. Бомбить Сирию, когда у противника вообще нет авиации, есть. Кидать «отпускников» на Донбасс, скрывая потери и отрицая очевидное – есть. Для парадов – есть. А защищать людей – а значит, страну, потому что люди – это и есть страна — нет!

Да, и есть ли сама страна, если ей наплевать на судьбу своих граждан?

А к Верховному Главнокомандующему вопросов давно нет.

08 января 2019

Счет за амфоры

Путин сказал правду – у него есть военно-учетная специальность командира 122-миллиметровых гаубиц М-30, его первое воинское звание – лейтенант артиллерии. Дело в том, что по неизъяснимой мудрости начальства всех студентов гуманитарных факультетов ЛГУ учили тогда именно на артиллеристов. Я это знаю потому, что учился там примерно в те же годы, что и Путин, только не на юридическом, а на факультете психологии. Учили нас, кстати, хорошо, и если ему повезло с инструкторами так же, как и мне, то он, наверное, до сих пор помнит, как эта самая гаубица устроена и как из нее стрелять?

Но интересен не этот факт его биографии, который совсем не интересен – мало ли кого чему учили на военных кафедрах. А интересно то, что даже когда он говорит правду, ему не верят – Интернет и все не слишком подцензурные СМИ переполнены шутками по этому поводу. И в то, что из машины сфотографироваться с расплакавшейся девочкой он вышел просто так, без задней мысли и не по совету пиарщиков, не поверит никто и никогда – из тех, разумеется, кто способен сам выбирать, во что верить, а во что не верить.

Ему, наконец, стали приходить счета. За амфоры, за подставных рыбаков и прочих на встречах с народом, за наши войска, которых нет в Крыму, за Боинг, который сбили не мы, за двадцать почти лет вранья – не только его личного, но всей его системы. Для думающей части страны, что бы он ни сказал – белый шум.

Интересно проходит диалог национального лидера с подведомственным народом.

Судье Тверского суда г. Москвы
Дмитрию Гордееву

Ваша Честь!

Сегодня Вы отправили на 25 суток в тюрьму Льва Александровича Пономарева, семидесятисемилетнего правозащитника, доктора физико-математических наук, народного депутата РСФСР. Вы отправили его в тюрьму, проигнорировав все доводы и ходатайства защиты, истолковав все сомнения не в пользу обвиняемого, как положено по закону, а против него. Ваш приговор не соответствует даже далеко не совершенному законодательству РФ, не говоря уже о том, что он противоречит здравому смыслу и принципам гуманности.

Вы, Ваша Честь, конечно, можете сказать, что в нашей истории совершенно невиновных людей, не глядя на возраст, приговаривали не только к двадцати пяти суткам, но и к двадцати годам без права переписки, и к расстрелу, что на фоне тех Ваших коллег Вы – образец милосердия. Вы не совсем правы, Ваша Честь. Вы не менее преступны, чем они.
Как и они, Вы превращаете суд лишь в инструмент репрессивной системы. Как и они, Вы выносите приговор, ориентируясь лишь на приказ сверху – очевидно же, что Вы получили распоряжение признать Льва Александровича виновным и заключить его под стражу. Вас бы не расстреляли и не посадили, если бы Вы последовали своему гражданскому и профессиональному долгу и отказались выполнить этот преступный приказ. Но Вы его выполнили. А потому, Ваша Честь, я высказываю оценочное суждение, что нет у Вас ни чести, ни совести.

Ваши предшественники, на которых крови, в общем, не меньше, чем на самих палачах НКВД, остались, к сожалению, безнаказанными. Но времена изменились. Я искренне надеюсь, Ваша Честь, что Вы предстанете перед судом. И не только надеюсь, но и уверен, что Вашим детям будет стыдно за Вас.

Мэрия запретила зачитывать у Соловецкого камня имена расстрелянных. Ремонтные работы, видите ли. А еще бывают велопробеги, конкурсы варенья и многое другое. Акция проходила много лет, мирно и организовано. Никакого Собянина еще и в помине не было. Народу с каждым годом приходило все больше. Я в прошлый раз стоял в очереди четыре часа. Запретили!

Возникает несколько вопросов. Прежде всего, кто запретил? Формально, какой-то чиновник мэрии, но кто на самом деле?. Думаю, инициаторами и лоббистами запрета было руководство ФСБ. «Чекистам» надоело каждый год слышать под своими окнами имена тех, кого они убили. Собственно, им это никогда не нравилось, но приходилось мириться, а сейчас они чувствуют, что пришло их время. Они уже давно атакуют, теперь решили попробовать взять и этот, один из последних оставшихся у противника – у нас – редут.

Кстати, понимаю, что никто из сотрудников нынешней Конторы в тридцать седьмом никого не расстреливал – их и на свете не было. Но они идентифицируются с тем, кто расстреливал, они объявляют их героями, они с гордостью называют себя чекистами. Представьте, что немецкие полицейские называли бы себя гестаповцами – чтобы мы думали о них и обо всей их стране? Поэтому я не оговорился, сказав, что они не хотят слышать имен людей, убитых ИМИ.

Некоторые считают, что это шаг к восстановлению памятника Дзержинскому, который, напомню, хранится в целости и сохранности и в любой момент готов вернуться на пост. Они бы не прочь — они, ведь, «делают жизнь с него», портреты и бюстики Святого Палача в каждом, почти, кабинете.

Но их мотивы представляются более серьезными. Они хотят вернуть не памятник – они хотят вернуть себе ПРАВО НА УБИЙСТВО, которым беспрепятственно пользовались несколько десятков лет.

Нет, они не мечтают о репрессиях масштаба ленинских и сталинских. Но они хотят вновь, как и тогда, иметь право сделать что угодно с кем угодно, не думая о таких глупостях, как закон, презумпция невиновности или права задержанного.
У Сталина были отдельные недостатки, главный из которых – он иногда убивал и самих меченосцев. Но при нем жизнь была устроена правильно – каждый знал и даже любил свое место. И они борются сегодня не столько за реабилитацию отдельных вурдалаков, сколько за реабилитацию построенной этими вурдалаками системы.

Они многого добились. Сталин уже не убийца, а творец Победы, его маршалы и наркомы – не преступники и палачи, а выдающиеся менеджеры. Да и Ленин, верным учеником и продолжателем дела которого был Сталин, хотя еще и не добрый дедушка, но уже и не исчадие ада. Пакт Молотова-Рибентропа – достижение советской дипломатии, Прибалтику мы не оккупировали, а Польшу не делили. И так далее.

Массовые убийства они тоже пытаются оправдывать – шпионы, враги советской власти, немецкие и всякие другие диверсанты. Но громко произнесенные имена – имена четырнадцатилетних подростков и восьмидесятипятилетних стариков, имена колхозных сторожей и больничных санитарок – эти имена нарушают ту стройную благостную картину, которую они пытаются нарисовать. И поэтому эти имена не должны звучать, а мы должны все забыть. Или простить, как написано на официальном памятнике жертвам репрессий.
Что будет, если мы не придем к Соловецкому камню? Акции там в этом случае не будет больше никогда. Ни в следующем году, ни в любом другом. А они, совсем обнаглев от безнаказанности и вдохновленные отсутствием сопротивления, пойдут дальше. Куда? Скоро узнаем.

А если придем? Думаю, разгонять не осмелятся. Скорее, блокируют все подходы. Хотя, может быть, кого-то и арестуют, хотя бы для того чтобы продемонстрировать, что им наплевать на все, а главное, на нас. В любом случае, провести акцию они не дадут.
Но наш приход будет означать одну принципиальную вещь – мы не сдались, мы еще живы, а значит, борьба продолжается. Поэтому обязательно надо прийти.

До встречи!

10 октября 2018

Сбор средств

Дорогие друзья!

Не так давно к вам обратились Олег Басилашвили, Александр Городницкий, Юлий Ким, Андрей Макаревич и Андрей Смирнов с призывом сдавать деньги на срочную юридическую помощь задержанным на митингах. Это уже третья кампания по сбору средств, проходящая от имени этих наших выдающихся сограждан – в первых двух участвовал и недавно ушедший от нас Владимир Войнович. На собранные вами тогда деньги была оказана помощь сотням людей, задержанным и доставленным в полицию в нарушение Конституции и здравого смысла – это были мирные люди, их протест был законным и не представлял угрозы ни для кого. Кому-то из задержанных удалось заменить казавшийся неизбежным арест штрафом, кому-то – снизить штраф, а кого-то, видя, что у них есть квалифицированная поддержка, полицейские просто отпускали. Вы давали, кто сколько мог. И вы помогли людям, выступавшим не столько за себя, сколько за вас, за всех нас.

Еще к первому сбору средств я сделал Яндекс-кошелек, на который авторы письма и просили вас перечислять деньги. Расходование средств происходит по согласованию с «Русью сидящей», ОВД-ИНФО и другими организациями. Все, естественно, абсолютно открыто.

Сейчас вы собрали порядка 400 тысяч рублей – это важно, но этого мало. Эти деньги уже начали работать, но они быстро закончатся. Перечитайте, пожалуйста, письмо Басилашвили, Городницкого, Кима, Макаревича и Смирнова и поддержите тех, кого задерживают сегодня и задержат завтра.

Номер Яндекс-кошелка: 410013558800615

ПИСЬМО БАСИЛАШВИЛИ, ГОРОДНИЦКОГО, КИМА, МАКАРЕВИЧА И СМИРНОВА

Дорогие друзья!

Мы – Олег Басилашвили, Александр Городницкий, Юлий Ким, Андрей Макаревич и Андрей Смирнов – вновь обращаемся к вам. С нами нет больше Владимира Войновича, но он тоже, конечно, как и раньше, подписал бы это письмо.

В стране нашей, мягко говоря, не все в порядке. И часть наших сограждан пытается воспользоваться гарантированным Конституцией правом на мирный протест – не только за свои права, но и за наши. Но за участие в митингах, даже и согласованных, и в пикетах, даже одиночных, согласования по закону не требующих, все чаще задерживают. Иногда отпускают, иногда судят – как пожелают.

Задержанным – всем, вне зависимости от их политических взглядов — необходима юридическая помощь. Надо, чтобы в отделение полиции, куда их привезут, их уже ждал адвокат. Полицейские тогда ведут себя пристойнее – опасаются огласки, человека не заставят обманом подписать что-то, за что потом его могут посадить в тюрьму, да и просто не так страшно. А еще тем, кого не удается вытащить сразу, нужен адвокат на обыске и хотя бы на первом допросе. На все это нужны деньги – даже, когда адвокаты работают бесплатно или за символическое вознаграждение, расходы все равно есть.

В свое время по нашей просьбе Леонид Гозман для сбора таких средств открыл Яндекс-кошелек. Что такое аресты на мирных манифестациях, он знает не понаслышке – несколько лет назад во время задержания омоновцы сломали ему руку. Да и сейчас, 25 августа, он оказался в полиции за участие в акции в память пятидесятилетия демонстрации против вторжения советских войск в Чехословакию. Многие из вас уже переводили деньги на этот кошелек – кто, сколько мог. За две кампании по сбору средств было собрано более двух с половиной миллионов рублей, юридическая помощь была оказана сотням задержанных, принадлежавших к разным частям нашего политического спектра. Кому-то удалось заменить арест штрафом, кому-то – снизить этот штраф, кого-то, не желая связываться с квалифицированным юристом, полицейские просто отпускали. Леонид Гозман управлял собранными деньгами, постоянно консультируясь с ОВД-ИНФО, Русью Сидящей и другими организациями. Управлял честно и профессионально.

Аресты и задержания за участие в мирных, гарантированных Конституцией мероприятиях продолжаются и, к сожалению, будут продолжаться. Деньги нужны снова.

Не каждый может лично участвовать в манифестациях и пикетах. Есть сотня причин, по которым человек, даже сочувствующий акции, остается дома – возраст, физическая удаленность, дети. Но выделить посильную сумму может каждый – вы при этом ничем не рискуете, пожертвование может быть анонимным, но вы поможете тому, кто вышел не за себя, а за всех нас.

Номер кошелька 410013558800615

Мы надеемся на вас.

Олег Басилашвили

Александр Городницкий

Юлий Ким

Андрей Макаревич

Андрей Смирнов

06 октября 2018

Иллюзия страны

Страна – это нечто целое. В ней могут говорить на разных языках, но большинство населения должно понимать, как минимум, какой-то один. Страна – это не столько интегрированная экономика – связи отдельных регионов с сопредельными, например, государствами могут быть и сильнее, чем со своей страной, в целом, сколько общие чувства – общие воспоминания, общее горе, общая радость. А если этого нет, она распадается, с большей или меньшей кровью.

Когда на большинстве территории страны 23 февраля отмечается День защитника отечества – не бог весть, какой праздник, но все же, а в отдельных ее регионах вспоминают убитых и выселенных НКВД ровно в этот день ни в чем не повинных людей, то это не страна. По крайней мере, не совсем страна. По крайней мере, тот регион, где траур – не в этой стране. Ведь семья, в которой в один и тот же день одни гуляют на свадьбе, а другие хоронят родственника, что угодно, но не семья.

Когда в стране пенсии, беззаконие, разгоны мирных митингов, смешные шпионы и еще более смешные генералы, игрушечный парламент, а по телевидению — одна Украина с Америкой, то это телевидение не этой страны. И все, кто дают команды телевидению – не эта страна.

Но это все привычно. Но вот сейчас в Магасе, в Ингушетии стоят люди, которые не хотят отдавать свою землю соседям – такому же, кстати, субъекту РФ, как и они. И полиция Ингушетии, послав подальше генерала Евкурова, поставленного на Ингушетию Кремлем, поддерживает людей и молится вместе с ними. И кто-то не пропускает в Ингушетии колонны ОМОНа из братских субъектов федерации – сами, мол, разберемся, не допустим никаких «наведений порядка». И генерала Евкурова народ прогоняет с площади, а другой Герой России, Рамзан Кадыров, которому и должны достаться ингушские земли, говорит, что он, в общем, и к войне готов. Наверняка готов, не зря же мы его все эти годы вооружали.

Страна, говорите? Но президент РФ не прервал визит в Индию и не прилетел в Магас. Вы можете представить себе президента США, который вел бы где-то переговоры, когда губернатор Луизианы грозил бы войной Техасу? И кстати, сколько часов оставался бы на свободе этот губернатор, заявивший, по факту, о приоритете своей воли над Конституцией страны?

Там, в Чечне и в Ингушетии, с минуты на минуту может начаться война. Но на федеральных каналах нет никакого Магаса  — лишь Порошенко, русофобия и гадящая уже который век англичанка. Я, правда, смог сказать об этом почти вспыхнувшем пожаре 5 октября в программе на Первом канале, но это ведь капля в море, не знаю, услышал ли эти слова хоть кто-то из тех, кто стоит сейчас на площади? И нет обращения руководителей государства к гражданам России и, особенно, к двум конфликтующим регионам – никто не призывает готовых на все людей не поднимать оружие друг против друга. Не собрался на экстренное заседание Совет Федерации, нет позиции духовенства, нет молебнов о мире. Молчит оппозиция – впрочем, о чем я, какая оппозиция? Да и интеллигенция, увы, молчит – у нас более важные проблемы, для нас, что Ингушетия, что Африка – все едино.
И все это сигнал людям в Магасе – России, частью которой вы, якобы, являетесь, на вас наплевать, вас для нее не существует,, она вас не знает и знать не хочет. А значит, надеяться вы можете только на себя и на свое умение держать в руках оружие. Двадцать первый век, закат Третьего Рима.

Я, как и большинство из вас, никогда не был в Магасе. Я не знаю истории ингушей, разве что, в самом общем виде. Я не имею права судить, кому должны принадлежать спорные земли. Но по той наглости, с которой все делается, думаю, что ингушам, хотя могу и ошибаться. Но в чем уверен, что люди, вставшие сегодня в Магасе на защиту своей земли и своего достоинства, заслуживают нашего уважения и нашей солидарности. Даже если дальше земля, на которой они живут, благодаря мудрой политике нашего руководства будет называться уже не субъектом Российской Федерации, а как-то иначе.

ЗАЯВЛЕНИЕ

На заседании Тверского суда гор. Москвы 19.09.2018 по обвинению меня и Сергея Шарова-Делоне в правонарушении за попытку развернуть на Красной Площади 25 августа 2018 года, в день пятидесятилетия демонстрации с протестом против оккупации Чехословакии плаката «За вашу и нашу свободу».

Ваша Честь!

Нас судят сегодня за память о героических людях, которые пятьдесят лет назад шли в тюрьму и  рисковали жизнью, показав тем самым, что в стране есть те, для кого свобода дороже жизни. Нас судят за то же, что и пятьдесят лет назад, требование свободы другим и себе.

Вы, Ваша Честь, объявляете свои решения именем Российской Федерации. На самом же деле нас судят именем руководства Российской Федерации.

Нас судят именем тех самых людей, которые подавляют свободу, фальсифицируют выборы, а значит, узурпируют власть.
Нас судят именем людей, по приказу которых разгоняются мирные протесты, по приказу которых невиновные сидят в тюрьме.
Нас судят именем людей, разворовавших страну и развязавших бессмысленные войны.
Нас судят именем людей, каждый день лгущих своему народу и презирающих свой народ.
Нас судят именем людей, ведущих нашу страну к гибели.

Ваша Честь, я не испытываю никакого уважения к современному российскому суду – можете наказать меня за это. Я бы хотел уважать суд и, в целом, государство моей страны, но, к сожалению, они не дают для этого никаких оснований. И я не собираюсь спорить с Вами по деталям нашего дела – очевидно, что мы не нарушали никаких законов, а законы и Конституцию нарушали те, кто силой прервали нашу мирную манифестацию. И я, разумеется, не признаю себя виновным.

Ваша Честь, свободу в России задушить не удастся – коммунисты пытались сделать это, убили ради этого миллионы людей, но — не получилось. У нынешнего режима это тоже не получится. Пока в России есть такие люди, как те, кто вышли пятьдесят лет назад – а они есть – страна не погибла. Что же касается меня, то 25 августа 2019 года я предполагаю вновь прийти на Красную Площадь с таким же плакатом.

Вы, наверное, думаете, что Усманов, Золотов и прочие, которые еще только планируют сделать видеообращения к Навальному, просто не слишком умные люди? (Чтоб не произносить слово дураки). Делают ему бесплатную рекламу, а сами демонстрируют не самые сильные свои стороны? Вы не правы, все значительно сложнее.

Начать надо с того, что Путин послан России Богом (а вовсе не Тем Другим, о котором вы могли бы подумать). Об этом рассказывал один из близких Путину людей, который, по-видимому, присутствовал при принятии решения. Т.е. Бог думал-думал, кого бы послать и куда, и послал Путина нам. Зачем он это сделал, не ясно. Может, посмеяться хотел, может, обиделся на нас? Но факт, что послал. Нам, кстати, грех жаловаться – с Содомом и Гоморрой Он и вовсе что сделал!

Путин довольно быстро женился на России (Песков был свидетелем на свадьбе) и у них пошли дети. Были они в отца патриотами, увлекались спортом, беззаветно любили Родину и были непримиримы к ее врагам. Характером обладали, как и он, твердым. От матери они взяли размах – любили все большое – дворцы, яхты. Отец назначал их министрами, губернаторами, друзьями по школе дзюдо.

Это знают все. А что неизвестно широкой публике, так это то, что сразу после того, как Бог его послал, у Путина случился роман с Америкой – он и с Бушем встречался, и в НАТО собирался вступить. Чего мужчина не наобещает, когда ему известно чего нужно? В общем, роман был недолгим, но от него тоже был ребенок. К моменту его рождения Путин ту Америку и знать не хотел, да и не сказал она ему, что ребенок будет. Америка была гордая, воспитала ребенка сама. Назвала Алексеем, Навальным.

Когда Алексей вырос, мать рассказала ему, кто его настоящий отец – так-то она говорила, что был, мол, летчик-испытатель, на войне погиб. Очень Алексей на отца обиделся, что тот так с матерью поступил, и стал ему всякие гадости делать – про коррупцию выдумывать, которой в России сроду не было, Росгвардию митингами провоцировать и вообще.
А мать его любила и ни в чем ему не отказывала. Дала ключи от Форт Нокса, чтобы денег брал, сколько захочет. И вот на эти-то деньги он все свои лживые кампании и проводил, расследования всякие публиковал (материал ему, понятно, ЦРУ с Госдепом выдумывали). А потом и вовсе совесть потерял и подкупил сначала Усманова, а потом Золотова, чтобы те выступили, себя показали известно кем, а его героем. Поэтому главный коррупционер у нас Навальный и есть, а если бы не он, никто бы копейки государственной не взял. Ответит он рано или поздно за все!

Когда Путин узнал, кто такой Навальный на самом деле, он, конечно, очень расстроился, а потом посоветовался со своим однокурсником, которого в свое время в аппарат Святого Петра внедрили. Тот проанализировал ситуацию и сказал, чтобы Путин сына не признавал, т.к. Тот, Кто Послал, может рассердиться, да и отозвать свое назначение, или и вовсе, чем у них там не шутят, Навального вместо него поставить. А должен он, наоборот, бороться с Навальным из последних сил, но имя не называть, поскольку в том имени волшебная сила – как Путин его произнесет, так его и отзовут. Потому и посылает он против Навального других своих сыновей, законных, ему и России преданных. И конца этой битве не видно.

А если кто надеется, что вмешается, наконец, Тот, Кто Послал, так это вряд ли – мы у него не одни, да и не для того дал Он людям свободу воли, чтобы за них все решать. Самим как-то надо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире