Мой родной город – Нижний Тагил.

А теперь – отступлю от темы.

В школе нас учили, что дважды два – четыре. Что параллельные линии не пересекаются. Что мы должны гордиться своим городом. Что Нижний Тагил – это Артамонов, Бондин, Худояровы, Черепановы, Бажов, хрустальный лак, гора Высокая, Уралвагонзавод, Т-34, малахит, «старый соболь», уральские самоцветы…

А потом… А потом оказалось, что дважды два может равняться пяти. Параллельные линии – пересекаться. Что Артамонов – скорее всего, легенда. Что Черепановы ничего выдающегося не совершили. Что наш город – сплошные заводы и тюряги. Что воздух тагильский отравлен, по улицам ходят нарики, да и вообще живёт здесь одно быдло.

Ты тагильчанин? И что с того! Тебе нечем гордиться…

Господа. Друзья. Товарищи. Люди! Пожалуйста, перестаньте поливать нас грязью. (Я удивляюсь, что это происходит до сих пор. Хотя что удивительного: запачкаться проще, чем отмыться.) Нижний Тагил – это не Холманских. Не работники УВЗ, якобы готовые разгонять митинги. Не наркоманы. Не зоны. Не безмозглые туристы, орущие «Таги-и-ил!». Мы не ездим на улицах на танках и не едим железо. Здесь живут не чудилы (если похуже не сказать), а обычные люди, такие же, как везде. Глупо объяснять очевидное! Но почему-то приходится.

Перестаньте. Пожалуйста, перестаньте ставить знак равно между «Тагил» и «быдло», «Тагил» и «Таги-и-ил!»...

Я не знаю, что такое патриотизм. Но я тагильчанин. Я люблю свой город. Моя бабушка больше 30 лет проработала на УВЗ сварщицей. Про ее бригаду писали в заводской газете.  В годы войны в моей школе был эвакогоспиталь. В ней учился Михаил Сипер и работал Борис Гельруд. В моём городе есть Лисья гора, тихие скромные улочки и дворы. Что бы кто бы ни говорил про Тагил… Это хороший город.

Это – мой город.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире